Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

На распутье


­­
­Уже через неделю после дембеля из армии, возвращения в родные пенаты я спозаранку пришел к зданию конторы отделения совхоза. Там в небольшом вестибюле в ожидании нарядов на трудовой день толпились бригадиры, механик машинно-тракторного парка, завхоз, прораб, конюх. Слышались бойкие разговоры, смех, кто-то из мужиков травил забавные анекдоты, другие обсуждали изменения в нормах выработки. Несколько мужиков курили в сторонке возле урны…
Я дождался своей очереди на прием и вошел в кабинет управляющего отделением Жилина, который был старше меня лет на тринадцать.Он, будучи плотного телосложения, сидел за широким столом..
— Доброе утро, Анатолий Васильевич! — приветствовал я его.
— Будь здоров, солдат! — отозвался он и поинтересовался. — До какого звания дослужился?
— Гвардии старший сержант,отличник Советской Армии.
— Поздравляю! Мог бы через весь погон широкую лычку старшины заслужить.
— Мог бы, но двухлетний срок службы быстро закончился. Это звание срочникам присваивают очень редко. Агитировали остаться на сверхсрочную или поступать в военно-политическому училище, но отказался, соскучился по семье, родному дому.
—За чем пожаловал?
— Не привык сидеть без полезного дела,бить баклуши,— признался я. — Необходимо помогать матери и младшим сестрам-школьницам.
   — Одобряю, — Жилин деловито откинулся на спинку стула. — Хотя сам я в твои годы после службы на Черноморском флоте, еще целый месяц матросил, ухаживал за девчонками, как говорят, кадрил. Предлагали на эсминце остаться мичманом, но потянуло от моря, свободной стихии к земле-матушке. Заочно без отрыва от производства учусь в Крымском сельхозинтитуте на агронома. Могу и за тебя перед деканом, а может и рктором слово замолвить,если надумаешь стать агрономом, инженером или зоотехником. Такие специалисты в любом совхозе, колхозе и «Сельхозтехнике» востребованы.
— У меня другая стихия, увлечение литературным творчеством, поэзий и прозой, — отказался я от его протекции.
— значит, птица большого полета, мечтатель не от мира сего, — усмехнулся Анатолий Васильевич. — Ну, это будущее, так сказать, радужные перспективы, а ныне, чем намерен заняться. Успел после школы приобрести специальность в техникуме или ПТУ?
— Нет, в год окончания школы, едва стукнуло восемнадцать, поздней осенью призвали в армию. В городе Николаеве, будучи курсантом, в течение полугода учился в отдельной роте химической защиты мотострелковой дивизии. Окончил с отличием, приоили звание младший сержант с военной специальностью «химический инструктор-дозиметрист»
— Звучит романтично и загадочно, поясни, в чем суть? — спросил управляющий отделением.
— После учебки, служа в понтонно-мостовом батальоне, дислоцированном в крупном молдавском селе Парканы, я в ленинской комнате, то есть в большом зале, проводил занятия с личным составом. Рассказывал им о видах ядерного, химического и бактериологического оружия,в арсеналах нашего потенциального противника, вооруженных сил стран НАТО, которое принято называть оружием массового поражении,—охотно пояснил я. — На практике показывал, как следует действовать в случае ядерного удара или использования ядов и опасных вирусов и бактерий., о применении БРДМ для разведки на территории, подвергшейся заражению.
— Понятно, вспышка справа, вспышка слева! — усмехнулся Жилин, вспомнив подобные тренировки на флоте. — Но у нас в совхозе не военный гарнизон для проведения занятий и учебных тревог. Для этого чувствует гражданская оборона, где парадом командуют офицеры в отставке. Вот, если бы ты был танкистом или водителем бронетранспортера или БМП, то я сразу бы определил тебя за рычаги трактора или баранку грузовика. А, пока, только, не обижайся, будешь работать, куда пошлют? Кстати, от заведующей детским садом поступила заявка с просьбой о вывозе мусора с территории этого заведения. С лошадьми тебе прежде приходилось управляться?
— Нет, в армии лишь одна кавалерийская часть и та в Москве. Сохранилась для участия в парадах и других торжественных процедурах. — сообщил я.
— Жаль. а ведь во время легендарных героев Гражданской войны Буденного и Ворошилова, в армии учили шашками рубить головы врагов на скаку. Однако управлять повозкой, не пулеметной тачанкой, дело не шибко хитрое. Впрочем, обойдешься без верховой езды.. Обратись к конюху, нашему аксакалу Леониду Сергеевичу и он охотно научит.Он в этом деле собаку съел, хлебом не корми, а дай поговорить.. Человек бывалый, наставник, каких поискать.. Поможет запрячь жеребца или кобылу в телегу. Животные сообразительные, все дороги в округе изучили, в глухие дебри не завезут.Управишься с вывозом мусора на свалку, потом решу, куда тебя основательно пристроить, чтобы не сбежал в райцентр или город. В селе рабочие руки нужны. Как говорится, там, где родился, там и пригодился. Подыщу такую работу, чтобы в селе не злословили, что Володька быкам и коровам хвосты крутит, то есть работает скотником и на другое неспособен, ума и знаний не хватает. Говори начистоту, что ты еще умеешь делать, к чему душа лежит, чтобы труд был не в тягость, а в радость?
— В батальоне был редактором, выпускал стенгазету и боевой листок, вел радиопередачи, сотрудничал с редакцией окружной газеты «Защитник Родины»— В штатном расписании такая должность не предусмотрена, — развел Анатолий Васильевич руками. — Если проявишь инициативу, выпустишь стенгазету к праздникам 8 Марта, 1 мая, Дням Победы и Октябрьской революции,то объявлю тебе благодарность и вручу премию. А, пока, хотя бы денек, поработай извозчиком и грузчиком. В давние времена, ямщик, извозчик, не говоря уже о кавалеристе,были очень престижными профессиями, но, увы, научно-технический прогресс потеснил их на обочину.Молодежь неспособна запрячь лошадь в телегу, а волов —в арбу или мажару. Неровен час и ты привяжешь телегу к хвосту кобылы.
Жилин рассмеялся своей шутки, но я, посчитав себя уязвленным,не разделил его юмора.
— Гляжу, ты шуток не понимаешь. Относишь к подобным фактам с иронией и юмором, — посоветовал он. — Мне в твои годы довелось править арбой с волами. Невозмутимые животные, хоть кол на голове теши. Это тебе не горячий рысак, который с ходу в карьер, а эти плетутся, по пыльной дороге, едва передвигая ноги и жвачку жуют..На крики «Цоб цобэ!» слабо реагируют. Однако им надо отдать должное. Несмотря на медлительность и упрямство, волы отлично справлялись и с пахотой почвы и перевозкой тяжелых грузов. Надежный был транспорт. В первые послевоенные годы из-за дефицита тракторов в качестве тягловой силы, кроме лошадей и волов, использовали верблюдов, быков, мулов и ослов. Теперь об этих животных остались лишь добрые воспоминания.. Трактора, комбайны, грузовики вытеснили их из трудовой жизни.
— Все течет, все меняется, —повторил я, запомнившееся с занятий в школе, а потом и в армейской учебке изречение древнего философа Гераклита..
— Ладно, не дуйся, как церковная мышь на крупу, — снисходительно произнес управляющий. — Ты парень толковый, как говорят, перспективный, подающий большие надежды. Ладно, отправляйся к Дерябину, он поможет приладить хомут, что он не натер лошади шею. Не боги горшки обжигают. Выполнишь задание и доложишь, каа полагается. Поди, еще не забыл армейские уставы?
—Так точно! — невольно сорвалось с моих губ.
Он подал мне заявку из детского сада и пояснил:
— Заведующая распишется о исполнении заявки. Желаю успеха.
Не мешкая, я направил стопы на околицу села Новый Мир, где поблизости с машинно-тракторным парком и кузницей, располагалась небольшая конюшня с оградой из бревен примерно на десять лошадок. Чаще всего гужевой транспорт использовали на перевозке не слишком тяжелых грузов, сена, зерна, овощей, фруктов, навоза, а также для вспашки приусадебных участков. Иной раз запрягали бричку для поездки в райцентр.. С юных лет мне запомнился конь белой масти Месяц, на котором в седле в пятидесятые годы гарцевал  тогдашний управляющий отделением. Всадник на лихом скакуне представлялся нам сказочным богатырем. Его появление у нас, мальчишек, вызывал восторг, желание самому забраться в седло. Из опасения попасть под копыта  или получить от наездника кнутом по мягкому месту, мы нечасто совершали набеги на бахчу за сочными с красной мякотью сладкими арбузами и медовыми ароматными дынями. Однако, не отказывали себе в пиршестве.
В пристройке к конюшне я увидел Дерябина. Среднего роста, седовласый, с выцветшими, некогда василькового цвета зрачками, коренастый. Он прихрамывал из-за ранения на фронте. Воевал в пехоте, где потери в живой силе были больше, чем в других родах войск. Конюх явно обрадовался моему приходу,тому факту, что потребовался гужевой транспорт, лошадиная сила, а значит, начальство помнит о существовании конюшни.
— Коней следует любить и ценить, — наставительно произнес Леонид Сергеевич. — Они, по моему авторитетному мнению,намного важнее буренок. — Не только в упряжках, каретах, тарантасах, телегах и бричках перевозят пассажиров в города и села за тысячи километров, но пашут землю, участвуют в боевых сражениях и соревнованиях на ипподромах. Благодаря коняммы одержали победы в Гражданской и Великой Отечественной войнах На фронтах и в тылу врага успешно действовали кавалерийские дивизии и конные партизаны., даже шли в атаки на танки.Парад Победы прославленные полководцы принимали на конях маршал Георгий Жуков восседал на белом жеребце по кличке Кумир.Почти на всех памятниках, созданных скульпторам, великие полководцы на конях. Конь — уникальное животное, достойное высоких почестей и благодарности человека.
—Леонид Сергеевич, не рассказывайте прописные истины, — прервал я конюха. — Мне они известны со школьной скамьи.
— Лишний раз напомнить не помешает, — упрекнул он меня за бестактность. И задумался. — Кого бы тебе запрячь в телегу? Может, жеребца Мирона? Однако он горячий, с гонором. Почувствует слабость ездока и понесет.Тогда на ухабах по бездорожью есть риск потерять колеса и свалиться в кювет.
— С горячим рысаком мне не совладать, я ведь не кавалерист или жокей. Вполне сгодится старая кляча, позабывшая о галопе и рыси, — заметил я, не желая связываться непредсказуемым жеребцом..
—Подойдет не шибко старая и покладистая кобыла Зорька.
Дерябин вывел из стойла лошадь темно-коричневой масти. Поставил ее между оглоблями телеги. Помог на голову Зорьки, сверкнувшей на меня карим оком, надеть хомут, приладил его к оглоблям и велел:
— Садись на передок.
Затем подал мне в руки вожжи, проинструктировал:
— Если потребуется повернуть направо, то тяни вожжу в эту сторону, а коли навево, то наоборот. Хотя Зорька знает все местные дороги и тропинки, однако привыкла, чтобы ею помыкали, иначе повезет тебя прямым ходом. Перед тем, как тронуться с места, скомандуй «Но!», а, если надобно остановиться, то кричи «Тпру!» или «Стоять!» Она эти приказы с малых лет понимает. Ну-ка, проверим, как ты усвоил мою науку?
— Но! — произнес я и слегка дернул вожжи и кобыла начала движение. Телега скрипнула колеса с втулками, смазанными дегтем.
— Поворачивай направо, — велел Леонид Сергеевич. Я потянул вожжу напрво и Зорька выполнила маневр.
— Теперь налево, — не унимался опытный наставник. Я выполнил команду и конюх остался доволен.
— Годится, сообразительный, — похвалил он. — Смотри не лихач.  Зорька не терпит кнута. Негоже благородное животное обижать. Тише едешь, дальше будешь. Я уж десять лет, как на пенсии. Как только Жилин посчитаюсь, что не справляюсь с обязанностями, то замовлю за тебя слово,попрошу, чтобы назначил тебя конюхом. Хочу передать дело в надежные, добрые руки.
— Спасибо, премного благодарен, — всполошился я. — Какая девушка в селе согласится выйти замуж за конюха?
— Комсомолец, значит, обязан почитать и приумножать славные традиции дедов и отцов, — будто с трибуны митинга провозгласил он лозунг.
— Традиции почитаю, но выбор профессии это личное право каждого гражданина, — напомнил я.и для убедительности добавил. — Работа не должна быть в тягость, трудовой повинностью, а призвана доставлять радость, моральное удовлетворение.
—Согласен. Да, времечко течет, как вода, — вздохнул Дерябин. — Были годы,когда первая в селе красавица мечтала пойти под венец с конюхом или кузнеца. А нынче на тракториста, шофера, не говоря уже о скотнике, смотрят свысока. Подавай им на блюдечке с голубой каемочкой экономиста, юриста, инженера или агронома. Эх, старость не радость! Чувствую, что с моим уходом лошадей сдадут на мясокомбинат, а конюшню приспособят под мастерские, но дух конских нескоро выветрится. Лошади для меня, что дети. С юных лет их растил и холил. С ветврачом выхаживал слабых жеребят, тех же Зорьку и Мирона. Кровью сердце обливается, когда размышляю о их горестной судьбе.На глаза старика навернулись непрошеные слезы. Как в воду глядел. Спустя три года Дерябин помер и конюшню ликвидировали. Не нашлось преемника, потому,что к тому времени профессия конюха, для многих сельчан молодого и среднего возрастов показалась унизительной. Никто не хотелось, чтобы вослед шушукались : конюх пошел.
Леонид Сергеевич смутился и досадливо смахнул слезы ладонью.
— Ну, давай, по коням! Делу время, а потехе час. Выполняй задание, чтобы Жилиностался доволен твоей работой и убедился в том, что кони не дармоеды, как и прежде, приносят большую пользу.
Зорька оказалась не только покладистой, но и сообразительной. Я, лишь для солидности держал в руках вожжи, изредка понукая кобылку, чтобы помнила о присутствии извозчика. Вообразил, что телега оборудована автопилотом. Лошадь с тыла заехала на территорию детского сада. Догадался, что Зорька не в первый раз занимается вывозкой отходов. На ее призывное ржание вышла заведующая и указала рукой на кучу бытового мусора
— Будьте добры, быстрее вывезите, а то санэпидстанция не дает покоя, грозят остановить работу детсада и оштрафовать.
— Будет сделано! — бодро заверил я. Взял в руки совковую лопату, которой меня снабдил конюх и в течении получаса переместил мусор в телегу. Заведующая поблагодарила, расписалась на листе заявки о исполнении заказа и я вывез отходы подальше от села в небольшой овраг, где устроили свалку. Налегке возвратились . к конюшен..
— Пока ты выполнял задания, я пришел к выводу, что конюх из тебя не получится, — сообщил Дерябин к своему огорчению и моему удовольствию и скомандовал. — Сдавай кобылу, я сам распрягу. Свободен, ступай к Жилину и доложи, что с работой справился.
«Баба с воза, кобыле легче», —подумал я и скорым шагом направился в контору.
— Молодец, справился! —выслушав мой рапорт, похвалил Анатолий Васильевич. — Можно сказать прошел боевое крещение, овладел гужевым транспортом. Чувствуется в тебе рабочая косточка, армейская закалка и дисциплина. Подготовься к экзаменам, дам тебе рекомендацию в сельхозинститут. У сельских пацанов перед городские есть преимущества, так как живут не в многоэтажках, где повсюду бетон и асфальт, а на земле, душой и телом ощущают ее красоту и дух.
— Благодарю, но это не моя стихия, я увлечен творчеством, изящной словесностью, поэзией и прозой.
— Какой-то ты не от мира сего, витаешь в облаках. Пойми, лучше иметь иницу в руке, чем журавля в небе. На сегодня твой рабочий день завершен, а завтра с утра в бригаде Мустафаева вместе с Павлом Бандурой будете ремонтировать шпалеру. Замените поврежденные железобетонные столбики, натяните проволоку для лоз.
— Дело привычное, до призыва в армию четыре месяца этим занимался, — сообщил я.
На следующий день я заступил на трудовую вахту с Павлом Бандурой. Лет сорока от роду, высокий и тощий, словно циркуль, он был большим любителем заложить за воротник. И когда испытывал в этом непреодолимое пристрастие, повторял: «Выпить хотца, а денег нет». Деньги у него редко водились, так как заначка со скромной зарплаты быстро кончалась. Он постоянно мне жаловался на это гнусное свойство дензнаков быстро заканчиваться. Тогда он прибег к древнему способу товарообмена.
Орудиями  труда у нас были лопата, лом, пассатижи, кусачки. А из материалов для ремонта шпалеры большую ценность представляли бобины проволоки. Из нее местные умельцы приноровились с помощью незатейливого приспособления плести сетку-рабицу. для ограждения палисадников.
Концу рабочего дня, когда мы управились с нормой выработки, но оставалась часть проволоки., Бандура, несмотря на мои протесты, решил обменять ее на самогон.
— Завтра с чем будем работать? — попытался я его урезонить.
— Получим у завхоза на складе. Там у него этого добра завались, — заявил бандура. И потащил проволоку в ближайшее подворье.. Вскоре возвратился с двумя бутылками жидкости, горбушей хлеба и солеными огурцами.
— Самогона нет. Бабка Кудяшиха не успела согнать, поэтому дала литр браги. Снял пробу, крепкая, бьет по мозгам. Хлебни-ка из горла.
Он подал мне бутылку,заткнутую пробкой, но я отвел руку.
— Сам пробуй.— Не хочешь, мне больше достанется.
Приложился губами к горлышку и вылил в себя содержимое., закусил огурцом.
— Жаль, что ты не хочешь составить мне компанию, — посетовал он и заметил. — В одиночку пьют только алкаши, а я не считаю себя таким.
— Павел, сплавляя проволоку «налево»,ты лишаешь работы и заработка не только себя, но и меня. В конторе решат, что мы лодыри, тунеядцы, прославимся с негативной стороны, — взывал я к его совести, ибо жалобу на него бригадиру или управляющему считал для себя недопустимой. Категорически презираю доносчиков.— Эх, паря, как ты не поймешь, организм жаждет, выпить хотца, а денег нет.
Желая перемен в своей судьбе, избавления от любителя «зеленого змия», я отправил письмо со стихотворениями «Родимые дали», «Яблоня» и «Зимняя ночь» в редакцию районной газеты «Приазовская звезда» и вскоре получил приглашение от редактора Василия Николаевича Сумарокова.
Дело в том, что незадолго до призыва в армию в газете был опубликован отрывок из моей поэмы «Комсомолия», из сочинения по русской литературе на вольную тему. В истории школы это был прецедент, когда сочинение было представлено в стихах. Вот тогда я ощутил магическую прелесть литературной славы.
В редакции, где я появился не с пустыми руками, а экземплярами газет «Защитник Родины», «Южная правда», «Победа» и «Днестровская правда», в которых в период службы были опубликованы мои стихи и статьи, встретили радушно, угостили кофе, конфетами и печеньем.. Тогда же я познакомился с заместителем редактора сибирячкой Полиной Ивановой, ответственным секретарем Людмилой Сергиенко, завсельхозотделом Вадимом Бернштамом, зав отделом писем Верой Баженовой, корректором Таисией Кучеренко, водителем УАЗа Василием Федорцовым и другими сотрудниками. Уже на следующий день меня приняли в штат редакции на должность литсотрудника сельхозотдела. И закипела интересная, полная ярких впечатлений журналистская работа с постоянными поездками по селам, фермам, полям, плантациями садам четырнадцати совхозов, колхозов и птицефабрик района.
На страницах почти каждого номера газеты, выходившей три раза в неделю тиражом в пять тысяч экземпляров, появились репортажи, статьи, очерки, интервью, фельетоны, стихи и рассказы за моей подписью. Среди читателей я обрел известность и популярность, а в родном селе авторитет. Обиженные чиновниками односельчане обращались за помощью. Острое печатное слово имело большой вес.Власть оперативно реагировала на критику, принимала меры к нарушителям закона. «Острый сигнал», «По следам письма», «Возвращаясь к напечатанному», «Меры приняты» и другие рубрики повышали боевитость и авторитет печатного издания.
Однажды, уже работая в должности завсельхозотделом, мне довелось побывать в бригаде на виноградной плантации, где прежде ремонтировал шпалеру. Во время записи интервью с бригадиром услышал за спиной знакомый хрипловатый голос:
— Здорово, корреспондент, бывший кореш!
Обернулся и увидел напарника по прежней работе.
— Здравствуй, Павел! — я, переложив блокнот и шариковую ручку в левую руку, правой пожал его загрубевшую от тяжелой физической работы ладонь.
— Теперь ты большая шишка, на хромой кобыле не подъедешь, — на полном серьезе изрек Бандура. — Твою писанину в газете читают больше пяти тысяч жителей района.Горжусь, что пришлось вместе вкалывать, ремонтировать шпалеру, натягивать проволоку и, даже иногда квасить. После твоих мудрых советов я завязал с «зеленым змием».Если и принимаю на грудь, то по большим праздникам.— Исправил, на хорошем счету, нормы выполняет, — подтвердил бригадир Мустафаев. — можешь его отметить  в статье среди передовиков труда.
Я с удовольствием вписал в блокнот « отлично трудится ремонтник шпалеры Павел Бандура». Краем глаза увидел,как это взбодрило недавнего любителя«заложить за воротник».Представил, какие бурные эмоции у него вызовет отпечатанная на странице газеты фамилия. Будет показывать друзьям, соседям и поэтому случаю примет на грудь. Велика магия печатного слова.

 ­

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 3
Свидетельство о публикации: next-2021-98585
Опубликовано: 20.07.2021 в 19:44
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1