Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Фонарщик-ночь шагает в межвременье


Александр Нарвский

­Этот мир отсёк от Неба
Времени кровавый шторм.
В пиках выпавшего снега
Сердце корчится шутом,
Измочален чисел блефом
Глаз подлунный циферблат,
В рожках циркульных прорехой
Полушарий перекат
Имитирует мобильность.
Сердца спящий карантин
Сторожит улыбкой стильной
Чёрно-белый арлекин.
Впаян в снежную порошу
Памяти своей, брожу,
Лет нестиранную ношу
В белый стих перевожу.

Ржа пошлости съедает солнца рябь,
Зелёной патиной жрёт позолоту крыльев.
Повсюду слышится: убей, распни, ограбь!
Иконный лик на пиксели разбили.
Смартфонов занавесь зеркальная фонит,
Разобран вечер на закат и окна,
За дрейфом штор желтеет серый быт,
Витает дым, смарткарами исторгнут.
Процессий уличных невзрачны маски лиц,
Подсвечены лимонным льдом таверны:
В назойливом мерцании зарниц
Тепло осенней ласки эфемерно.
В фонемах ветра звук небес упруг,
И я с ним жду, когда же сбросим маски
И менуэты смертоносных вьюг.

Глаза пустеют, сжаты аксиомами.
С невидимостью - сердцем говорим.
В гипнозах медных танцев, невесомые,
Мерцаем мы как света алгоритм.
Болеет выдумками, ветрами грассируя,
В плену софизмов, магия стихов
А рядом, по канату балансируя,
Живёт Любовь, как звук живых шагов.
Живущий-в-Звуках снял печать молчания,
В аккордах солнца звук трубы пропел.
На царственных плечах, для всех нечаянно,
Выходим мы за времени предел.
Оболганные лживыми пророками,
Исхлёстанные выгоды плетьми
Мы вырвемся из воровского логова,
Останемся стихами и детьми. 

Новый мир в туманах вызрел.
Жезл распахивает грудь.
День шестой – начало жизни
Новыми мы вышли в путь.
Говорливы и вихрасты,
Мы идём в семи ветрах,
Новых дней экклезиасты,
Смог развеивая в прах.
Белизны святой провидцам,
Расцелованным росой,
Время вешней освятиться
Воскрешающей грозой.
В тайны вещих святогорцев
посвящённые Ильёй,
Мы замешаны на солнце
Предрассветною порой. 

К ночному откровенью глух,
Пел дождь порывисто-небрежно.
Разбрызган шёпот. Теней пух
кружится бережно-нездешне.
Улыбки босоногой стать
Блуждает в чаянье пролиться
И на листе преобразиться
В стеклянных кружев благодать.
Осыпан искрами нагар
В извивах теней интервенций
В глаза Любви мы смотрим сердцем
Сквозь эхо безрассудных чар.

Мир залатан кроваво 
                                        скудосердием черни,
До краёв наполняя вкусом горечи 
                                                            плач.
Мы бредём в меднолистье, 
                                                так что в памяти дебрях 
Не словами пустыми – 
                                           ритмом сердца маячь!
Шаг верблюжей иглы тих во льнах послецветья,
В фетр залатанных шляп вписан струн код иной. 
Зреет, небом крылат, кокон белых столетий,
Затаённой слезы ливень снов проливной.


Фонарщик-ночь шагает в межвременье
мозаикой рассвета из окна,
Зима со дна всплывает снов тюленем
и ёжится наружу тишина.
К струящимся шорохам ответным
Событий сталью дух мой пригвожден
и с шорохом мешается монетным,
березовою медью заметен.
Песка часов безродные калики,
в стекло хранилища мгновения текли...
Слезой очеловеченные лики -
в законы сохранения любви.

Суметь в безветрии безглазого окна
Извлечь огонь из теневых событий.
В осколках времени ржавеет дар наитий.
Лохматым псом гнездится тишина.
Задумчив шаг отпавшего листа,
Покоем безучастным даль блестела, 
К щеке прижалась слёзная звезда,
Звук замирал в тиши седой несмело.

В толчеЕ млечнопутных созвездий шаг 
                                                                    медлен и волгл
Вещей птицей сорвалось мгновение 
                                                                 нежности рук,
В вихрь стихиесердечный вагон тёк, 
                                                                восторжен и гол,
Расплескались неслышные волны 
                                                          безсонных разлук.

Кислоты роняют капли
Иглы порыжелых звёзд,
Вен скрипучий такт расслаблен,
Клапан чинит паровоз.
Снегопадами насмешек
Покрывает злыдней сеть.
Пофигизмами обвешен,
Дух предпочитает тлеть.
Пресно манн очарованье,
Белизну пронзает тишь.
В сердца рваное камланье
Ты свечой стиха стучишь.
Негламурно, невпопадно,
По прогорклой колее,
Без надежды на награду,
Весь испачканный в…мазне,
Ты идёшь сквозь тубы персти,
Краской слов себя давя,
Не для правоверных мести –
Для прощённого ТЕБЯ.

Всё тоньше звериные тропы, всё крепче объятия трав.
Сегодня я висну на стропах, неведомый путь избрав.
Безсонницы зелье не лечит, ни ласка руки твоей,
Берёз золотые плечи девчоночьих слёз больней.
Ах, этот близкий локоть и острый сучок в глазу,
Какой же я был неловкий и память о том несу.
Напрасны мольбы и рясы, не ими я бережён,
Построчно уж весь рассказан на письменах времён.
Сумятицу слов метельных и каменных дел кураж
Печальные листья стелют, множа огней тираж.
В пляске Купальной плазмы зрю своих дней итог -
Выпит до дна и сразу хвойного лета сок.

Скрип оси трогал шорохов пространство,
Прокурен Город солнечным дымком.
В нём фальши нет. Прислушайся и странствуй
По камням душ нетлеющим костром.
Признай, однако, ныне ты простужен.
Соцветий горьких вязок аромат.
Миг счастья шал, с улыбкою наружной,
Как запоздалый к празднику наряд.
И ты бежишь от холода абстракций,
К мятежности взъерошенных висков,
К целебным пляскам крон протуберанцев,
Аккордно с ними весел и суров.
Развязан узел. Прижат ладонью,
Стучится крови пульс на виске,
Стекают в каплях зигзаги молний,
Как танец моно, как Вальс-ни-с кем.
Упало фото. Глядит из рамы
Обоев старых седая тишь
И ты с такой же улыбкой странной,
Как отраженье в окне, стоишь.

Надежд неверных схлопнуто убранство,
Сияет пеплом облаков мираж.
Басово жилы режут лёд пространства,
В пустыне вместо гласа воплей фарш.
Объеден некрологом ночи волчьей,
Плескался рваным ритмом плач светил.
Упившись немочью тягучей у обочин,
Я стихоподаяния просил.

Тоскливо жжение тигровых светофоров,
Топорщится хмельной звезды вихор,
Расщеплено трезвучие в просторах,
Пленяет взгляд сиреневый декор:
Медуз неоновых кафе и ресторанов,
Беспутной ласки блоковских путан,
Напевный грусти вычурно туманной,
Нагой и рыжий морок дальних стран.
В камуфляжах годов процессий,
В самоволку с ума сбежав,
Затаённой пронизан песней,
До гортани стихии сжав,
Вязну я фонарём в экстазе,
Промобилен в телесный фон -
В логах улиц от безобразий
Жёлтой рифмы неверен тон.
Отпадает листва предчувствий,
Неизменен один эфир
От истоков любви до устья,
До текучести звёздных лир.
Каждый шорох цветист и письмен,
Каждый круг на воде - твой взгляд.
Над сумятицей низких истин
Всё ищу драгоценный клад.
Пузырятся воспоминанья
Витражами смертельных скук,
Я ж несу крест своих исканий
На перронах с тобой разлук.


Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 4
Свидетельство о публикации: next-2021-91539
Опубликовано: 07.06.2021 в 13:18
© Copyright: Александр Нарвский
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1