Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Киноварный Меркурий


­­­­­­Коллекцию явятся осматривать поздно вечером.

Я оцепляю пальцами правой кисти нелепую трехкогтевую, костляво-суставчатую руку-чесалку, странный дар умерших родителей. Смотрю – точно молюсь – невидящими зрачками на расплывшуюся неестественно, как под увеличительной линзой, луну, пропитанную соками медной корейской моркови: сквозь плоскости балконного остекления, покрытые, будто сыпью, черной инкрустацией из мошек. 

Все последние месяцы я захожу в некую зеркальную цирюльню: привести в порядок свои абсурдные, старомодные усы, удивительным образом отдельные от меня. Усы – это, пожалуй, единственное, что пока связует меня с миром порядочных людей. Брадобрей – молодой человек, принадлежащий к дальневосточной расе, по имени Фан. Его лицо – пропорционально-мужественное, тонкое, скуластое, по-девичьи хищно-нежное, фаянсово-смуглого тона, как расплавленный сахар. Я проваливаюсь в горько-сладкую трясину, когда ловлю себя на том, что с ним – идеально безволосым, лысым, словно кошка-сфинкс, обнаженным, лоснящимся от дорогого благовонного масла – я, вероятно, способен возлечь. Мы почти все время молчим.

Я живу умеренно. Однако я не привык думать о границе расходов. Это напоминание ввергает в бешенство и лишает устойчивости, как будто я стремительно приближаюсь к обрыву плоской крыши высотного дома. 

Потому, «в один прекрасный день», я отослал через электронную почту письмо другу отца по университету, профессору Грюневальду из Литвы, коллекционеру-филателисту, с коим отец не переставал вести переписку почти до резкой своей смерти (профессора я никогда не видел).

Жирной нервической тенью я скольжу тесными путями пещеры-квартиры. Кухня. Горы плесневелой снеди. Крутобедрая курица на блюде, опалесцирующая изумрудной трупной магией. Вторая комната. Здесь – тоже горы: разноцветного тряпья, первосортного, со вкусом подобранного, разнообразных фактур. Которое я не могу, не хочу стирать и раскладывать. Мне, наверное, грозит цынга.

Вновь выхожу на балкон. Антарес, терпкий, винный, хрипловато-пронзительно, пугающими переливами поет в низком склонении над горизонтом. 

Я сажусь в кресло и хватаю шприц. Уже никто не придет.

Из сна меня извлекает легкий, отточенный стук в дверь. На пороге стоит, по-видимому,  ожидаемый мною гость. Я ошеломленно ищу глазами кого-то за его спиной – справа, слева.

– Профессор...

Цирюльник Фан церемонно улыбается, но глаза его, узкие крепостные бойницы, неподвижны. 

Неужели он перехватил мою корреспонденцию? Я совершенно не подозрителен, пока нет намека на каверзы со стороны людей, но когда таковой намек проявляется, мое параноидальное воображение разрастается пышной грибницей. Голос посетителя мягок, как дырчатая мясная поверхность.

– Я знаю, он у вас. «Киноварный Меркурий», господин. «Киноварный Меркурий». 

Редкостная драгоценность, баснословный раритет Австрийской монархии... В собрании, конечно, наличествуют старинные марки, в том числе и XIX века, но только не «Меркурий».

Загадочным образом визитер уже в комнате и, восседая на стуле за круглым столиком, холодно рассматривает с помощью лупы марки в раскрытом пухлом кляссере. Монотонная речь, без малейшего акцента.

– Вы, безусловно, осведомлены, что собака была завезена впервые в Старый Свет из Америки. Это совершили Веспуччи, Кортец, Писарро и другие славные герои. Начиная с XVI века орды чудовищных псовых нашествий накрыли гигантские пространства Европы, Азии и Китая. Древнее слово «собака» означало другое, вымершее животное. Но знаете ли вы, господин, что стены вашего жилья, все предметы, сама ваша плоть – составлены сплошь из мельчайших собак, и я могу сделать так, что они в единый миг  рассыплются? 

И в это мгновение, когда я понял, что не имею права отдать ему «Киноварного Меркурия», пусть у меня никогда его и не было, начался потоп. Потоп не воды – едкой оливковой кислоты, разлагавшей окрестное вещество; оно размягчалось темными волнами, распадалось, взрывалось скоплениями микроскопических сумеречных собак. Мое тело  опрозрачнилось и перестало существовать. 

В глубочайшем сне без сновидений, спустя неопределенную длительность, я услыхал:

– Возрождение должно быть произведено элементов. Это я, Грюневальд, и я прибывший. Лишь необходимо сделать обновление. Брадобрей исчезнет, на месте я появлюсь.

Навести курсор и щелкнуть (чем?). И тут кто-то (профессор Грюневальд?) беззвучно, но настойчиво подсказывает: «костяная рука-чесалка. Твой созданный скелет в мире сна, потом он обрастет мясом и бархатной кожей». Поднимаю ее, теперь это моя рука, и из последних сил навожу на уплощенный, изжелта-зеленоватый, дрожащий силуэт цирюльника. 

Совместилось. Клацнуло. Обновилось. 

Во мне бьется, пульсирует, и я сливаюсь с ним, рояльный аккорд, всхолмленный двойным скорбно-светло-темным пиком. 

И я вижу другое лицо, другую, уже объемную фигуру. Барон Феррари. Доктор Грюневальд на самом деле – это великий барон Филипп Феррари, непревзойденный и поныне собиратель. У него широкое, открытое, чуть квадратное лицо, безбородое. Глаза, потрескивающие теплым смоляным огнем, слегка выпучены и печальны. Он в снежном тюрбане, в длинном пурпурном одеянии. Рядом сидит огромный сенбернар.

– Мы сон Бога, это философский трюизм. Но понимай это не в том смысле, что Бог засыпает и во сне видит себя в нашем теле...

слова его эллиптичны, кратки

Преддверие Рая – библиотека. Мы в комнате, поразительно и смутно напоминающей мою, но неуловимо отличающейся. Ортогональная бело-черная архитектура. Тома. Витрувий. «Гипнэротомахия» Колонны. Надписи на таблицах, это неожиданно, сделаны по-русски, антиквой, но, как мне показалось (впрочем, я не уверен), в старой орфографии. На средоточной полке, над пылающим камином: два миниатюрных сосуда-капсулы, похожие на крохотные удлиненные клепсидры или песочные часы... Приглядевшись, я увидел, что внутри хрустальных цилиндров левитируют без опоры столь же прозрачные яйцеобразные эллипсоиды; и в них - моя мать. И мой отец. Две спящие фигурки. Но это не вызвало у меня ужаса или жалости; напротив... 

– Марка уже не может находится в мире телесном. Ты не обладаешь искусством вынести ее из сна. Она будет хранится здесь. Ты видел сосуды. Они спят и вызревают. Ваш мир сейчас (мне послышалась ирония в звучании слова «сейчас», ведь что могла значить для барона «историческая эпоха»?) – также капсулирован, но совсем по-другому – страшным, непроницаемым для воздуха замуровыванием. Остро тикает и цокает закон мира, как механический брегет. Воистину, метафизики-деисты оказались кое в чем правы. Я купил твою коллекцию, хотя она и не принадлежала тебе.

– Но есть – помолчав, продолжил барон – промежуточная комната и в ней календарь. В комнате насекомые. Пауки. Научиться переходить ее почти невозможно, ибо она почти бесконечна. Лепить мосты нужно из материи снов.  

Смех. Не помню, о чем, кажется, о далекой красной комнате.

И вот, очнувшись от наркотического сна, ты останешься для всех сумасшедшим.


2021­

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Новеллы
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 5
Свидетельство о публикации: next-2021-91468
Опубликовано: 06.06.2021 в 22:21
© Copyright: Леонтий Варфоломеев
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1