Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Пространство вариантов достоевщины


Юрий Тубольцев
 

Человек и обложка

- Я убил человека.

- А обложка должна быть цепляющая. Какая обложка у твоей книги?

- Я думаю, топор, Раскольников и черный квадрат.

- Ааааа! Так это ты по Достоевскому первую строчку сочинил?

- Да.

- Я думаю, можешь дальше не писать. Если будет хорошая обложка, для книги достаточно и одного предложения: - Я убил человека.

И мы пошли рисовать обложку. Объявили конкурс обложек. Мне прислали свои варианты несколько сот художников. Но ни одна обложка не подходила. Для фразы: Я убил человека. Нужна какая-то особая обложка.

И я отложил издание книги до лучших времен. Теперь ищу художника.

*

Комикс по Достоевскому

- Я убил человека.

- Ыыыыы! Тебе нужен резвый редактор, я, пожалуй, не буду связываться с тобой, - сказал руководитель литературного кружка.

- А я и сам без редактора роман напишу.

Но тут откуда-то про мою первую строчку, подражание Достоевскому, все узнали и мне сразу стали писать предложения о сотрудничестве десятки редакторов.

Тогда я напишу сразу несколько романов с образом Раскольникова, будет сериал! – решил я.

Но тут откуда-то взялся художник и, вместо романа, мы сделали комикс.

А написание романа я отложил до лучших времен.

Лучшие времена так и не наступили.

*

Редактор девственник

- Я убил человека.

- А какую цель ты преследуешь?

- Роман пишу, это первая строчка, как Раскольников бы написал.

- У каждого автора разные задачи. Чем твой Раскольников отличается от героя Достоевского?

- У меня больше философии.

- Никто не будет такое читать! Лучше сделай Раскольникова Дон Жуаном, так интрига будет и динамика.

- А как?

- А пойдем в ночной клуб знакомиться и узнаешь.

И мы с редактором пошли по дискотекам, редактор оказался девственником. Он предложил мне написать роман про Дон Жуана, чтобы пройти инициацию и стать мужчиной. Я помог редактору познакомиться, а редактор помог мне написать роман.

*

Серия первых мест

- Я убил человека.

- Тебе надо засветиться через конкурсы, - сказал редактор.

- Но это только первая строчка романа, я еще не дописал.

- А ты пошли на конкурс первую строчку, все бывает, вдруг сразу пару первых мест займешь?

И я послал свое подражание Достоевскому на несколько литературных конкурсов и занял сразу несколько первых мест. Идея Раскольникова оказалась всем по душе.

*

Картинки вместо романа

- Я убил человека!

- А у тебя есть иллюстрации, нарисованные художником? – спросил редактор.

- А зачем?

- Читатель любит картинки.

И я объявил в интернете конкурс иллюстраций к первой строчке своего романа, подражанию Раскольникову Достоевского.

Свою первую строчку я так и не дописал, зато мне прислали несколько тысяч иллюстраций к фразе «Я убил человека». Художникам эта тема, почему-то, понравилась. Вместо романа я издал альбом.

*

Женский фотограф

- Я убил человека.

- Вам надо найти пятнадцать-двадцать издательств и издать свой роман сразу во всех издательствах, – сказал редактор.

- Но это только первая строчка, подражание Раскольникову Достоевского.

- Тем лучше, одну строчку издать дешевле.

И я отправил свою первую строчку в сто лучших издательств России.

- Нужен фотоотчет! Надо сделать фоторепортаж с места событий, - стали писать мне издательства.

И я купил фотоаппарат и поехал в Ленинград фотографировать места Достоевского.

Ждите в продажах в книжных магазинах фотоальбом «достоевщина» с моей первой строчкой: я убил человека.

Но в Ленинграде меня остановили. Сказали, что надо фотографировать девушек. И я стал женским фотографом.

А когда все убедились, что, написав: я убил человека, я подражал Достоевскому, сказали, что надо фотографировать старушек.

*

Опасная правда

- Я убил человека!

- Ааааааа! – удивился редактор.

- А нельзя ли мою оригинальную идею применить для художественной книги?

- Можно! – сказал редактор и отправил меня к юристу.

Я объяснил, что это первая строчка романа, подражание Достоевскому, как Раскольников. Но юрист отправил меня на детектор лжи.

Пришлось доказывать, что я не маньяк, а писатель.

*

Как я роман написал

- Я убил человека!

- Мало кто знает, что такое синопсис! Шлите в издательство всю рукопись целиком, - сказал редактор.

- Но мне некогда писать роман! Я и не умею.

И я послал в издательство первую строчку, подражание Достоевскому, по Раскольникову.

Вдруг ко мне пришел милиционер.

- Я знаю, у Вас синопсис романа! – сказал он и предложил мне дописать свой роман.

- Но я не умею дописывать романы, я только начинающий писатель.

- Если Вы не допишите Вашу первую строчку: я убил человека, я Вас сдам в милицию, т.к. получается, что это признание в убийстве, - сказал милиционер.

Так жизнь заставила меня написать настоящий роман.

*

Писатель в натуре

- Я убил человека.

- Но эта строчка не раскрывает Вашу индивидуальность.

- Не мою, а Раскольникова. Это я подражаю Достоевскому.

- Вам нужно писать поглубже, а не просто вставлять глаголы, как в английском языке – пустые глагольные предложения. Нужно насыщать текст метафорами.

- Я, надев розовые очки и глубоко задумавшись, убил дрянного грязного человека, но очки оказались с дефектом, мир мне показался серым и бессмысленным и я воскресил убитого человека, поняв, что Раскольников не прав.

- Молодой человек, я, если честно, так и не понял, бред Вы написали или мысли. Советую Вам обратиться к другому редактору. Тяжелый случай.

И я объявил конкурс на лучшего редактора, который скорректирует мою первую строчку «Я убил человека» до шедевра.

Но вместо редактора ко мне пришли милиционеры и я долго объяснял им, что я писатель.

*

Расторопный редактор

- Я убил человека.

- Случайностей не бывает. Если Вы убили, значит Вас что-то к этому привело.

- Да не я. Раскольников. Это я пишу роман как у Достоевского.

- Да, и я не я и лошадь не моя! Я все понимаю, молодой человек!

И редактор позвонил в милицию.

Дверь была открыта и я быстренько убежал и добавил редактора в черный список.

Но милиция меня все равно нашла.

- Это первая строчка романа! – объяснил я.

И редактору пришлось платить за ложный вызов.

*

Псевдоглубина

- Я убил человека.

- Ааааа! Ну вы будете знамениты тем, что изрекаете банальности!

- Так это же идея Раскольникова, достоевщина.

- Чтобы придать этой строчке глубину, надо прочитать всю классическую философию.

И я стал читать Канта, Шопенгауэра, Гегеля, Кьеркегора и других философов.

А про свой синопсис будущего романа, про первую строчку забыл.

А через тридцать лет, найдя эту строчку, я согласился с редактором:

Я изрек банальность.

Но в моей строчке: Я убил человека. марсиане нашли глубину и опубликовали мой роман из одной строчки на Марсе.

*

Трусливый редактор

- Я убил человека.

- Надеюсь, проблем с законом не возникнет! Выбросите эту вашу запись.

- Да Вы что? Это же по Достоевскому идея Раскольникова! Я роман напишу.

- Нет, не пишите так. Подумают, что Вы убивец!

- Да что Вы! Многие писатели пишут от первого лица.

Но редактор взял мой листочек и порвал его.

Так я роман-подражание Достоевскому и не написал.

*

Вне контекста

- Я убил человека, - написал я по Раскольникову.

А критик вырвал строчку из контекста и вызвал милицию.

*

Неонеопостпост, тонко по грани

- Я убил человека.

- А что, так легко убить?

- Да это Раскольников, достоевщина.

- А, и ты туда же!

- А я эту концепцию усовершенствовал.

- Топор сделал двойным, что ли?

- Ха-ха!

- Не смейся, в милицию попадешь.

И я правда попал в милицию. Мою первую строчку романа приняли за признание.

Зато потом я получил пять по литературе. Мне объяснили, что подражание великим писателям называется фан-фикшн.

А в милиции долго смеялись над моей фразой: - я убил человека.

*

Экранизация первой строчки

- Я убил человека.

- Если милиция пришла, значит рассказ написан круто....Вот бы еще хорошего режиссера найти и фильм поставить......

- Да, фан-фикшн по Достоевскому можно экранизировать. Мой герой должен быть внешне похож на Раскольникова.

Но режиссер сказал, что из одной строчки фильм снять не получится, надо искать сценаристов.

А сценаристы сказали, что, как раз наоборот, надо снимать фильм из одной строчки.

И я пошел искать авангардного режиссера.

*

Кто редактор?

- Я убил человека.

- А! Четко понятно, что о чем! Ты маньяк!

- Да ты что? Это я по Достоевскому, Раскольникову подражаю.

- Ну ты фантазер. А деньги на редактора у тебя есть?

- Ну если я гений, я найду бесплатного редактора.

- Да конечно ты гений.

И я пошел искать редактора, но кто-то вызвал милицию.

- Ты почему убил человека?

- Так это же я Достоевскому подражаю.

- А где редактор?

- Еще не нашел.

И в милиции мне помогли найти редактора. Но редактор, вместо написания книги, повел меня в ночной клуб.

Мы все лето ходили в клубы и знакомились с девушками.

Потом оказалось, они проверяли, маньяк ли я. А потом оказалось, они проверяли совсем другое. Они искали, кто мой первый редактор.

*

Почетный член союза писателей

- Я убил человека.

- Есть масса нюансов. Вы правда писатель?

- Да, я подражаю Достоевскому, как Раскольников.

- А почему у Вас какие-то странные диалоги, начинающиеся с фразы «Девушка, а можно с Вами познакомиться?».

- А это я просто анекдоты сочиняю.

- А Вам не кажется, что «я убил человека» и «девушка, а можно с Вами познакомиться» читатель может объединить в одну тему и решить, что Вы маньяк?

- Да Вы что? Не может быть.

- Конечно. Лучше пишите что-нибудь на другие темы.

И я стал писать афоризмы.

Но после приехали полицейские, увезли в отделение и повесили на автора три трупа...

- Но тут явные аналогии не с маньяком, а с Достоевским! – возразили адвокаты.

Тогда прямо из полиции автора отвезли в союз писателей и дали ему статус «почетного члена».

*

Чистосердечное признание

- Я убил человека.

- Убил и раскаялся?

- А я это Раскольникову подражаю, Достоевскому.

- А Достоевский говорит, что все во всем виноваты и все за все отвечают. Значит убил и раскаялся?

- Ну раз все за все отвечают, то раскаялся, конечно.

- Тогда иди в милицию с добровольным признанием.

- Так это же я по Достоевскому первую строчку романа написал.

- А все равно все во всем виноваты и все за все отвечают. Иди в милицию и признавайся.

И я пошел в милицию признаваться. В милиции мне поверили и отправили меня в союз писателей. А в союзе писателей меня отправили в ночной клуб знакомиться с девушками. Потом оказалось, что они все-таки решили проверить версию, не являлся ли я маньяком.

*

Лжепереписчик

- Я убил человека.

- Хочу ли я, могу ли я, гавно ли я, я, тьфу, блин, слово забыл. Магнолия! – засмеялся редактор.

- А это я по Достоевскому первую строчку романа написал, как Раскольников.

- Хочу ли я, могу ли я, гавно ли я, я, тьфу, блин, Магнолия! – я так и понял. – сказал редактор.

И мы стали писать роман о сверхчеловеке, который не тварь дрожащая, а право имеет.

Но редактор почему-то постоянно провоцировал меня писать стихи.

- А зачем стихи? Я же не поэт, я писатель.

- Нет, стихи тоже нужны.

А потом оказалось, что я сочинил уникальный стих с анаграммами, а редактор подумал, что я переписчик, что этот стих мне кто-то подсунул с целью провокации и редактор помогал мне писать стихи для того, чтобы уличить, откуда у меня появился стих с анаграммами.

Эту тайну так и не разрешили. Редактор остался при своем мнении, что я сам такой гениальный стих написать никак не мог. А я помню, что все свои стихи писал сам и никакой я не переписчик.

*

Как фраза вошла в историю

- Я убил человека!

- Эта фраза попадет в историю! – сказал редактор.

- Нет, эта фраза попадет в историю болезни! - сказал критик.

- А продолжение будет? – спросил читатель.

- А тебя издавать как художественная литература или как мемуары, ты маньяк или писатель? – спросил издатель.

И мне пришлось все объяснить. Это была первая строчка романа, подражание Достоевскому, идея Раскольникова.

Но тут пришла милиция и меня отправили подтверждать или опровергать свою строчку. Решили, что я буду знакомиться с девушками.

А я ничего не понял, про свою первую строчку романа забыл и все лето знакомился с девушками. Написал роман «Как не познакомиться с девушкой», вступил в союз писателей и… не узнал свою первую строчку «Я убил человека».

- А кто это написал? – удивился я.

- Ты! – сказали редактор с милиционером.

- Не может быть!

В итоге моя фраза «Я убил человека» все-таки вошла в и в историю, и в историю болезни, и в уголовное дело и уголовную хронику, и в светскую хронику, и в новости писательской жизни.

*

История двойной игры

- Я убил человека.

- Лучше не попадаться. Выкинь тетрадку, где ты это написал.

- Но я это Достоевскому подражаю, концепция Раскольникова.

- В милиции докажут, что это ты про себя написал. Лучше не продолжай писать в таком духе.

И я отложил эту строчку на потом.

А потом про нее забыл.

И тут пришла милиция. Оказывается, они каким-то странным образом узнали об этой строчке и… пригласили меня в ночной клуб.

Там подставные девушки делали вид, что они со мной знакомятся.

Так я познакомился с десятками девушек, которые изображали из себя доступных, легкомысленных тусовщиц.

Но в самый ответственный момент, когда дело доходило до секса, все девушки отказывали.

Оказалось, меня провоцируют.

А литературный редактор ходил со мной по магазинам и советовал мне, какую купить одежду.

Потом оказалось, что я до этого купил меченную одежду, на моей одежде были знаки и теперь редактор выяснял, кто мне сказал купить одежду с символами.

Потом оказалось, что в моем дневнике писателя нашли анаграммы, шифры, коды и знаки, а редактор выяснял, у кого я эти знаки переписал.

Но официальная версия была, что я маньяк и что я ищу девушек. Мы с редактором каждый день знакомились и писали роман про ночные клубы и приключения молодежи.

Таким образом, в результате двойной игры, я перезнакомился со всеми девушками города и выяснилось, что никаких знаков у меня не было, а меченая одежда и анаграммы и шифры – это все случайные совпадения и комбинаторика слов с опечатками.

А фразу «я убил человека» я так и не дописал.

*

Курьезный случай. Вынужденный выбор жанра

- Я убил человека.

- Я вовлеку тебя в клевый литературный движ! – сказал редактор.

И мы пошли в ночные клубы искать девушек.

- А мы роман будем дописывать?

- Какой роман? – удивился редактор.

- Ну про Раскольникова, подражание Достоевскому.

- Как так? Ты хочешь сказать, что Я убил человека – это не признание? – удивился редактор.

- Конечно, это первая строчка моего будущего романа.

И тут редактор долго смеялся. Оказалось, что это не редактор, а следователь и ходил он со мной в ночные клубы и мы знакомились, чтобы выяснить, маньяк ли я.

Но и следующий литературный редактор оказался не редактором. Это тоже был следователь. Новый редактор выяснял, откуда в моих дневниках и литературных набросках коды, шифры и анаграммы.

Тогда я понял, что просто так редактора не работают, у них свои цели и интересы. Мне говорят одно, а сами выясняют совсем другое. И стал писать сам, без редактора.

Фразу «я убил человека» дописать до романа так и не получилось, но я сделал из нее серию миниатюр.

*

Как я не тот роман дописал

- Я убил человека.

- Да нет, ты не можешь написать роман!

- Конечно могу!

- Конечно не можешь! Никогда!

И я решил доказать, что могу написать роман.

Мы с редактором пошли на дискотеку и стали знакомиться.

У нас получались с девушками забавные диалоги, приколы и анекдоты, курьезные случаи и смешные истории. Через полгода была готова повесть «Как не познакомиться с девушкой».

- Я выиграл спор! Ты роман так и не написал! – сказал редактор.

- Как? А про знакомства с девушками?

- А это не считается. Ты же хотел написать серьезный философский роман с первой строчкой «Я убил человека».

- Да, это была концепция Раскольникова. По Достоевскому. Я не дописал этот роман, потому что стал писать роман про знакомства в клубах.

Оказалось, редактор не честно играл. Вместо того, чтобы дописывать глубокий, серьезный роман с философским подтекстом, мы стали работать над поверхностной повестью о флирте.

- Но почему ты меня спровоцировал написать совсем другой роман? – спросил я у редактора.

- А я не редактор, я следователь! Я думал, ты маньяк! – засмеялся редактор.

А свой роман про знакомства я выбросил. Он мне показался не серьезным.

А фразу «Я убил человека» планирую дописать до романа до сих пор, но с редакторами связываться боюсь, вдруг опять попадутся следователи.

*

Варианты продолжения

- Я убил человека.

- Ты хочешь доказать, что ты что-то можешь? Причины писать могут быть самыми разными. Они могут быть благородными, низменными, хорошими, плохими. Зачем ты пишешь?

- А я люблю читать и поэтому хочу быть писателем. Хочу внести вклад в культуру.

- А почему такое написал?

- А это подражание Раскольникову, по Достоевскому.

- Хорошо, будешь писателем. И мы пошли в шахматный клуб.

Полгода мы каждый день ходили играть в шахматы. Найдя в тетрадке свою первую строчку, я ее дописал так:

- Я убил человека. Человек – как шахматная фигура. Если ты убьешь его по правилам игры, это допустимо! – написал шахматист и… пошел искать старуху.

- Нет, про старуху не надо. Это плагиат, слишком Достоевским попахивает. – сказал редактор. А теперь пошли на дискотеку.

И мы полгода каждый день ходили на дискотеки.

- А теперь ты как допишешь свою первую строчку? – спросил редактор.

- А я не буду ее дописывать, я больше не хочу быть писателем. Я хочу быть танцором! – сказал я.

- Я этого и добивался, чтобы ты бросил эту идею писать романы, - засмеялся редактор.

И я пошел в клуб танцевать.

(с) Юрий Тубольцев




Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 7
Свидетельство о публикации: next-2022-128458
Опубликовано: 19.09.2022 в 14:37
© Copyright: Юрий Тубольцев
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1