Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Дороги гражданской войны 4. рассказ.


Олег Кашицин




ЧАСТЬ 4.

В КРЫМУ.

ГЛАВА 1.

Летний Крым донельзя прекрасен. Набережная, лёгкий бриз, лазурное море и такого же цвета небо над головою, зелёные аллеи и ни с чем несравнимый воздух - воздух тёплого юга. Кажется именно это и есть сама жизнь.
Но всех этих красот Алтунин не замечал. С завтрашнего дня он на службе, но на какой? Чёрт бы побрал Рубова, постарался. Где, где а в таком заведении Николаю служить не приходилось.
- Тебя вызывает подполковник Хромов,- сказал Рубов Алтунину зайдя в его номер в гостинице.
- Зачем? - удивился Николай. Хромова он знал ещё по Великой войне и встречался с ним когда шли упорные бои под Харьковом. Сергей Дмитриевич был из тех кто всегда знал своих офицеров, понимал солдат. Немолодой лет шестидесяти он так и не взошёл по карьерной лестнице выше подполковника. Он не умел лебезить перед начальством, делать доклады хорошо поставленным голосом. Он умел служить, служить верой и правдой своему Отечеству.
- Я случайно встретился с одним знакомым,- ответил Рубов,- Мы вместе воевали под Екатеринодаром. Посетовал что у меня есть друг который скучает по службе. Как ты понял, речь шла о тебе. Он обещал похлопотать и вот передал приглашение. Тебе нужно сегодня явиться к Хромову в 10:00 по указанному адресу.
Рубов передал бумагу на которой был указан адрес.
- А где это? - спросил Николай прочтя строчки написанные неровным почерком.
- Не знаю,- пожал плечами Матвей,- Знаю одно, без службы не обойдёшься.
Алтунин кивнул в знак согласия. Да и неудобно перед Верой. Нельзя же постоянно жить на заработок певицы. По прибытию в Крым Вера довольно быстро устроилась на работу в небольшой ресторан, а вот Николай всё никак не мог найти подходящую службу. Требовались посыльные, адъютанты, что претило ему, или наоборот, контразведчики, агенты - служба в которой он ничего не смыслил.
Два месяца прошло с того дня как Алтунин, Вера, Рубов и тысячи людей эвакуировались из Новороссийска в Крым. Не всем так повезло. Тем кто покинул город позже пришлось уходить в Туапсе, кто-то ушёл на Лемнос, а кто-то остался в Новороссийске. Как только в город вошли красные, начались аресты, за ними расстрелы, казни. Алтунин узнал об этом из местных газет.


ГЛАВА 2.

Николай шёл по городу в поисках нужного адреса. Наконец он увидел нужный номер дома и ... обомлел от неожиданности. Вывеска над парадным гласила о том что здесь находится военно-полевая комендатура.
Алтунин остановился в нерешительности но всё же открыл дверь и прошёл в вестибюль где за столом сидел прапорщик с повязкой дежурного.
- Капитан Алтунин к подполковнику Хромову,- сказал Николай. Прапорщик просил подождать и позвонил кому-то по телефону.
- Проходите,- сказал он после телефонного разговора,- Второй этаж, первая дверь направо.
- Благодарю,- ответил Николай и стал подниматься по ступеням.
- Господин подполковник, капитан Алтунин,- начал было Николай, но Хромов увидев его поднялся из-за стола и пошёл навстречу.
- Николай Григорьевич! - подполковник улыбнулся Алтунину как старому знакомому,- Проходи, проходи, жду.
Сергей Дмитриевич отличался исключительной памятью, он всегда помнил как зовут того или иного офицера с которым ему доводилось когда либо и где либо служить.
Они сели за стол друг напротив друга. Николай внимательно смотрел на Хромова. Подполковник сильно постарел и похудел. Бородка клинышком отдавала серебром, вокруг глаз появились морщины и только глаза не хотели подчиняться старости.
- Что, постарел? - спросил Хромов.
- Ну что Вы, Сергей Дмитриевич,- развёл руками Алтунин.
- Постарел, постарел,- махнул рукой Хромов,- Не надо. Я не барышня чтобы делать мне комплименты. К делу?
Алтунин пожал плечами в знак согласия.
-Николай Григорьевич,- начал разговор Хромов,- Я знаю тебя как грамотного честного исполнительного офицера. Таких сейчас катастрофически не хватает. Посему я хотел предложить тебе службу в моём ведомстве.
- Сергей Дмитриевич, но я же армейский пехотный офицер, я никогда не..,- начал было Алтунин, но Хромов жестом его остановил.
- Ты погоди,- сказал подполковник,- Я знаю, это предложение выглядит для тебя весьма и весьма странно. Но вот какая штука получается: в окопах сейчас есть кому воевать. Тех кто пребывает сюда не особо берут на передний край, а почему? Потому как неизвестно, кто прибыл, с какими намерениями, наш ли человек или наоборот. Но этими делами занимается контрразведка. Военно-полевая комендатура обеспечивает порядок в городе. Знаешь, сколько здесь скопилось криминального элемента? А в ресторанах? Подвыпившие офицеры иной раз устраивают дебоши, дуэли. Да, да! И всё это надо кому-то пресекать, а порой и разгребать. Работёнка не из лучших, это верно, но кому-то нужно её делать. Ты с этим согласен?
- Да, но я-то чем тут могу? - растерянно спросил Николай,- Я никогда ничем подобным не занимался.
- А я занимался? - спросил Хромов,- Тут, голубчик, не спрашивают, тут дело делают.
Подполковник закурил папиросу, предложил Алтунину, тот тоже закурил.
- Ну и собственно о деле,- продолжил Хромов,- Нужен мне заместитель. Нужен толковый помощник, офицер, такой чтобы мог разбирать дела задержанных, вникать в суть этих дел. Чтобы мог разобраться, кого в камере для вразумления подержать, кого отпустить, а кого и суду предать. Долго такого искал но, чёрт возьми, нет нигде таких, хоть убей. Все кого думал назначить на эту должность не смогут потянуть столь ответственное дело, понимаешь?
- Понимаю,- кивнул Алтунин.
- И вот появился ты,- продолжал Хромов,- Зная тебя ещё по румынскому фронту я и подумал, вот кого мне надо!
Подполковник потушил папиросу.
- Ну как, пойдёшь ко мне? - наконец спросил Хромов.
- Ну что ж, не буду скрывать, дело конечно не по мне,- ответил Алтунин,- Но зная Вас, Сергей Дмитриевич... Что сказать? Надо, так надо.
- Вот и прекрасно,- Хромов улыбнулся,- С завтрашнего дня и приступишь к своим новым обязанностям.
- Есть,- коротко ответил Николай.
Дойдя до набережной Алтунин остановился в нерешительности. Зачем он сюда пришёл? Ах, чёртовы мысли! Это надо так задуматься чтобы пройти мимо гостиницы. Да что уж теперь...
Николай сел на свободную скамейку.


ГЛАВА 3.

Николай сел на свободную скамейку, закурил и решил обстоятельно всё обдумать. Справится ли он? Вопрос. Не хотелось подвести Хромова... Да, задача.
Алтунин не замечал проходящих мимо, не видел сидящих рядом на скамейках, не заметил он как к одной немолодой паре подошли два молодых человека бандитского вида. Николай только услышал гневное возмущение мужчины.
- Да помолчи ты! - рявкнул один из бандитов.
- Да что же это такое происходит! - заголосила дама,- Грабят средь бела дня!
Похоже надо вмешаться. Алтунин решил подойти. Понимая что с такими разговаривать бесполезно Николай подойдя сзади схватил обоих бандитов за шиворот и столкнул их лбами. Отлетев в разные стороны те, придя в себя, решили пойти в наступление. Алтунин вынул из кобуры наган, однако у одного из бандитов тоже оказался револьвер.
- Ой, батюшки! - запричитала женщина, мужчина схватил её за руку.
- Брось оружие! - приказал Алтунин, но бандит и не думал бросать револьвер. Наведя ствол на Николая тот нажал на спусковой крючок и ... Осечка. Выстрела не произошло, случилась осечка. Алтунин недолго думая налетел на бандита, выбил оружие из рук, но тот оказался довольно ловким и вывернувшись кинулся бежать. Второй всё это время стоявший в стороне поспешил за ним. Николай навёл наган на убегающих и ... опустил. Странная штука, ему не раз приходилось стрелять по врагу в том числе и в ближнем бою, но здесь был совсем иной случай, иные условия.
- Молодой человек, спасибо Вам,- услышал он голос дамы,- Если бы не Вы...
- Не стоит,- ответил Николай не глядя на неё. Вопрос о том служить в военно-полевой комендатуре или нет кажется решился сам собой.

В гостиничном номере Николай рассказал Вере о своём разговоре с Хромовым.
- И ты согласился? - спросила Вера.
- Да,- ответил Николай.
- А это опасно? - встревожилась супруга.
- Видишь ли,- Николай улыбнулся,- В наше время вообще жить опасно.

На следующий день Алтунин прибыл на службу.
- Сейчас мы с тобой пойдём к барону,- сказал Хромов после приветствия.
- К барону? - не понял Николай.
- К Врангелю,- пояснил Хромов,- Я должен тебя представить главнокомандующему.
- Вот как? - Николай был несколько удивлён. Ещё ни разу в жизни его никто не представлял столь высоким чинам.
- А ты что, испугался? - подполковник хитро прищурился,- Вот так-так! Никогда не думал что ты робеешь перед генералами.
- Да нет, я..,- Николай развёл руками не зная что сказать.
- Пойдём, пойдём,- сказал Хромов и они вместе покинув кабинет вышли на улицу и направились к штабу.
В приёмной генерала Хромов доложил дежурному офицеру цель прибытия, тот зашёл в кабинет главнокомандующего и выйдя оттуда пригласил офицеров войти.
Врангель стоял у окна спиной к вошедшим. Николаю сразу бросилась в глаза его высокая худая фигура, по которой была идеально подогнана чёрная черкеска.
- Проходите,- сказал он повернувшись к вошедшим. Генерал был внешне спокоен, но красные глаза выдавали крайнюю напряжённость и бессонную ночь.
- Ваше превосходительство..,- начал было Хромов, но барон жестом прервал его.
- Пётр Николаевич,- сказал он чуть улыбнувшись,- Сергей Дмитриевич, мы же с Вами условились. Забыли?
- Да,- Хромов согласно кивнул и продолжил,- Так вот, Пётр Николаевич, хочу представить Вам своего заместителя, так сказать первого помощника, капитана Алтунина Николая Григорьевича. Недавно прибыл к нам из Новороссийска. Знаком мне ещё с времён той войны по румынскому фронту.
Врангель пристально посмотрел на Алтунина. Николай тоже не отводил глаз от генерала.
- Расскажите о себе,- сказал барон.
- О себе? - переспросил Николай.
- Да,- подтвердил Врангель,- Откуда Вы родом, где жили, учились, где воевали в последнее время, на каких должностях.
Алтунин стал рассказывать. От волнения он часто сбивался, приходилось в своём рассказе возвращаться назад. Врангель внимательно слушал ни разу не перебив капитана.
- Значит из Новороссийска? - переспросил он после того как Николай закончил свой рассказ. Алтунин подтвердил.
- Стало быть Вы, Николай Григорьевич, опытный офицер, многое прошли,- резюмировал барон,- А с предложенной Вам службой справитесь?
- Я постараюсь,- вырвалось у Николая как-то по-штатски.
- Вы уж постарайтесь,- кивнул Врангель,- Тут действительно нужно постараться, тут одного "есть" маловато.
Барон о чём-то задумался и добавил:
Так я на Вас надеюсь.

ГЛАВА 4.

Целый месяц Алтунин не вылезал из комендатуры, иногда даже приходилось и ночевать на службе. Дел было непочатый край, но он старался разбираться с каждым в отдельности, вникать в вину каждого задержанного а кое с кем и беседовать лично чтобы понять - виновен ли человек или нет.
В один из дней знойного лета Алтунин разбирался с делом некоего ротмистра Бриевича. В деле говорилось что Бриевич будучи изрядно пьяным ругал почём зря и Белое движение, и барона Врангеля, говорил о том что надо сдаться на милость большевикам, что война проиграна. Всё происходило при свидетелях, однако свидетелем был указан один человек - капитан Логинов. Дело показалось Николаю странным и он решил пригласить ротмистра для беседы.
В кабинет к Алтунину ввели молодого человека довольно худого с ввалившимися глазами и лёгкой небритостью на лице. Николаю сразу бросились в глаза четыре Георгиевских Креста на груди Бриевича.
- Бриевич Слободан, ротмистр,- представился задержанный. Алтунин представился в ответ.
- Вы серб? - спросил Николай, на что ротмистр утвердительно кивнул.
- Расскажите мне кто Вы, откуда в нашей армии, где родились,- предложил Алтунин.
- Я здешний,- ответил Бриевич почти без акцента,- родители родом из Сараево, но давно там не жить. Я родился тут, Россия. Окончил Новочеркасский кадетский корпус. Это был давно. Воевал. Был под Осовцом травлен газом.

ДЛЯ СПРАВКИ
Атака Мертвецов – это легендарный подвиг русских солдат во время Первой мировой войны в 1915 году при обороне крепости Осовец. Он навсегда вошел в историю, как символ мужества и стойкости русского духа. Атака Мертвецов — это распространённое публицистическое название контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка 24 июля ( 6 августа ) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки.Под крепостью было развернуто 30 газобаллонных батарей, которые до этого тщательным образом маскировались. Газовая атака началась 6 августа 1915 г. в 4 часа утра.

Благодаря попутному ветру, выпускаемый из баллонов хлор начал уничтожать все на своем пути. Территория поражения крепости Осовец была едва ли не роковой, так как ядовитая волна газа, шириной 8 км, а высотой до 15 м, проникла на глубину 20 км.

Все живое было поражено на пути разрушительных химикатов. Листья на деревьях пожелтели, трава почернела и припала к земле. По словам очевидцев, в кромешной тишине стоял ужасающий запах смерти. Учитывая тот факт, что воины гарнизона не имели никаких средств защиты от подобного рода газового воздействия, они понесли тяжелейшие потери.

Возглавив остатки собственной роты, Котлинский повел за собой выживших бойцов 8-й, 12-й и 14-й роты.

Это было страшное зрелище. Обмотанные грязными тряпками, с жуткими ожогами на лицах, харкая кровью и издавая нечеловеческие хрипы, русские солдаты двигались в сторону противника.

Немцы, будучи уверенные в полной победе и не ожидая встретить на своем пути уничтоженного ядовитыми парами противника, увидев настоящую Атаку Мертвецов, пришли в настоящий ужас и сверхъестественный страх.

Они сначала начали отступать, не веря своим глазам, а потом и вовсе случилось невиданное. Несколько десятков русских обратили в бегство 7-тысячную германскую пехоту. Много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии, так как в панике они давили и топтали друг друга.

В этой атаке был смертельно ранен и погиб подпоручик Котлинский, который в 1916 г. был посмертно награжден орденом Святого Георгия 4 степени.

В 8 часов утра немецкий прорыв был ликвидирован, а уже в 11 стало ясно: штурм отбит полностью.

Этот неслыханный подвиг получил в истории название «Атака мертвецов».

- Вы знали Котлинского? - спросил Николай.
- Нет. То есть лично знаком с ним не был. Узнал после атаки,- ответил Бриевич.
- Георгии за что? - продолжал интересоваться Алтунин.
- Первый за Осовец, потом ходили в атаку - разбили немца, потом..,- Бриевич запнулся.
- Хорошо,- остановил его Алтунин,- В бумаге написано что Вы ругали Белое движение и всё такое. Это правда?
- Нет. То есть неправда,- тихо но уверенно ответил ротмистр,- Был пьян - да. Но нет, не ругал. Я защищал.
- Кого? - удивился Николай.
- Женщину,- ответил Бриевич,- Это мой командир подполковник Ненашев написал на меня эту ... кляуза. Он заставил подписать её адъютанта Логинова.
- Можно подробней,- попросил Николай.
Ротмистр рассказал как всё было. В тот день он изрядно выпил и уже собирался уходить из ресторана как вдруг увидел что к певице которая только что закончила выступление стал приставать его командир подполковник Ненашев. Бриевич вступился, завязалась драка в ходе которой ротмистр отвесил подполковнику затрещину и попросил извиниться перед дамой. Ненашев кричал что упечёт его в кутузку. Подоспевшие офицеры их разняли и Бриевич ушёл. На утро за ним явились из комендатуры, показали бумагу подписанную Логиновым и забрали ротмистра с собой.
- А дама красивая? - вырвалось у Николая.
- Да, конечно,- ротмистр кивнул,- Высокая, красивая. Голубые глаза, светлые волосы...
Боже правый! Бриевич описывал Веру, жену Алтунина. А он ничего об этом не знал. Давно же Николай не был дома.
- Я разберусь с Вашим делом,- пообещал Алтунин.
Спустя некоторое время Николай был у Хромова.
- Вот такая история, Сергей Владимирович,- сказал Николай закончив доклад по делу Бриевича.
- Неслыханно! - возмутился Хромов и заходил из угла в угол,- Нет, каково, а?
Наконец он остановился и закурил.
- Знаешь что, Николай Григорьевич,- сказал подполковник,- А бери-ка ты с собой пару офицеров и к Ненашеву. Бумагу я сейчас составлю. Доставь его к нам, я сам с ним поговорю.
Ненашев был доставлен в комендатуру. После беседы с Хромовым он признался в том что его бумага на основании которой был задержан Бриевич самая что ни на есть кляуза. Позже он был понижен в чине и снят с занимаемой должности. Бриевича отпустили.


ГЛАВА 5.

Между тем летнюю чудесную погоду омрачала артиллерийская канонада. С каждым днём она была слышна всё ближе и отчётливей. Красные наступали на Крым. Всё больше военных требовалось на передовой, всё меньше оставалось в Севастополе офицеров и солдат.
- Ухожу,- сказал есаул Рубов зайдя к Алтунину,- Хватит отдыхать. Иду на фронт. Вот собрал свою сотню, прада придётся воевать пешими, но где наша не пропадала? Сдюжим.
Они обнялись.
- Будь жив,- напутствовал друга Николай.
Глядя как уходит Рубов у Алтунина защемило в груди. Он остаётся здесь, он не идёт на фронт, он... Ах ты, чёрт! Ему ведь тоже надо туда! Но...
Николай не знал, что пройдёт совсем немного времени и он тоже окажется на фронте

Было тихо. Подумать только, всю ночь не смолкала канонада, то здесь, то там рвались снаряды, траншеи засыпало землёй и вот тишина, такая долгожданная.
Алтунин уселся поудобней в траншее и прикрыл глаза. Вот и опять он на фронте. Недолго же он жил в мирном Севастополе. В конце лета его вызвал к себе Хромов. Николай подозревал что его отправят на фронт. Положение на передовой было донельзя сложное, многие офицеры уже давно воевали. Дошла очередь и до комендатуры.
Хромов без прелюдий объяснил что к чему.
- Так что, Николай Григорьевич, видишь как оно? - вздохнул Сергей Дмитриевич,- Ещё немного и сам отправлюсь вслед за тобой.
- Ну что Вы - ответил Алтунин,- Разве я когда от войны бегал?
Хромов развёл руками в знак согласия.
- А в чьё распоряжение прикажете поступить? - спросил Николай.
- Возьмёте с собой комендантскую роту,- ответил Хромов,- Найдёте полковника Крекина, это на северном направлении. Он был у меня вчера, просил помощи. Ну как просил? Конечно же он прибыл с приказом, но мы с ним старые друзья, учились вместе, так что...
- Ясно,- кивнул Алтунин,- Найду Крекина. Когда прикажете выступать?
- Завтра,- ответил Хромов.
- Есть,- сказал Николай козырнув и добавил,- Честь имею.
Николай закурил. Здесь папиросы были на вес золота, но уж слишком хотелось курить. Он вспомнил о Вере. В последнее время он так мало уделял ей внимания. Сутками пропадая на службе Николай порой забывал что в номере гостиницы его ждёт любимая женщина. Правда Вера и сама часто задерживалась, ресторан закрывался поздно. Позднее возвращение любимой тревожило Николая, но он ничего не мог с этим поделать.
Его уход на фронт тоже получился спонтанным. Даже проститься по-человечески не получилось. Алтунин забежал в ресторан, нашёл Веру, объяснил что уходит на фронт. Слёз не было, хотя Николай не знал, он пробыл с Верой минуту, может чуть больше и ушёл, на долгое прощание не было времени.
Алтунину было не по себе. Вера... Поняла ли она его? Всё ли он правильно сделал? Не обидел ли чем? Николай не знал ответа на эти вопросы.
- Ваш бродь, Ваш бродь! - окрик Слободина вернул Алтунина обратно в траншею,- Гляньте, кажись идут.
- Кто? - не понял Алтунин.
- Да вона,- Слободин показывал куда-то вдаль. Алтунин взял бинокль и посмотрел туда куда указывал Слободин. Действительно шагов за триста было видно какое-то движение. Приглядевшись внимательней Николай увидел как красные мелкими перебежками а больше по-пластунски приближаются к их позициям.
- Ох и глазастый ты,- сказал Алтунин Слободину.
- Так я ж в прошлом охотник,- ответил Егор,- Белку в глаз не бью, врать не буду, но...
- Ладно, про то мы позже переговорим,- прервал его Николай,- Готовь пулемёт.
Подождав пока красные подойдут ближе, Алтунин дал команду "огонь". Застучал "максим", тут же рядом ему вторил "льюис", к пулемётам присоединились винтовки и карабины. Враг поняв что его манёвр рассекретили ретировался.
- Ну как мы их? - Николай отошёл от пулемёта и взял в руки бинокль.
- Ничего не скажешь, лихо мы их, Ваш бродь,- ответил Слободин.
Отходя красные всё же огрызались винтовками.
- Пригнитесь, Ваш бродь! - крикнул Слободин Алтунину но было поздно, Николай выронил бинокль и медленно сполз на дно траншеи.
- Ох ты! - запричитал Слободин и поспешил к Алтунину,- Ну что же это Вы, Николай Григорьевич... Санитары! Санитары!


ГЛАВА 6.

Открыв глаза Алтунин увидел над собой лампочку. Свет от неё был довольно тусклым, посему Николай не сразу разобрал кто возле него сидит. Вера? Не может быть. Почему она в одеянии сестры милосердия? Он бредит? Это видение?
Алтунин попытался пошевелиться, но грудь пронзила дикая боль. Сразу же вспомнились траншея, бой, удар в грудь и тишина.
- Лежи, лежи,- послышался голос Веры,- Тебе нельзя вставать.
Нет, это была она. Но что за метаморфозы?
- Ты? - наконец спросил Николай,- Но откуда?
- Я, Коля,уже давно в лазарете, - ответила Вера,- Как только ты ушёл на фронт, я бросила ресторан и решила что нужно помогать людям. Правда я мало что могу, но всё же.
- У меня ранение серьёзное? - спросил Николай.
- К сожалению, да,- Вера нахмурилась,- Виктор Анатольевич сказал что пуля осталась в лёгком. Он не смог её достать.
- А кто это, Виктор Анатольевич? - не понял Алтунин.
- Это наш хирург,- ответила Вера,- Он оперировал тебя неделю назад.
- Неделю?! - удивился Николай. Он оказывается тут уже неделю.
В палату вошёл человек среднего роста в белом халате.
- Вера, помогите Софье Николаевне с перевязками,- сказал он и Вера покинула палату. Видимо это и был тот самый Виктор Анатольевич.
- Ну-с, голубчик, пришли в себя? Уже хорошо,- резюмировал он,- Как самочувствие?
Николай рассказал о боли в груди.
- Да,- хирург нахмурился,- К сожалению болеть будет ещё долго. Жаль, пулю достать нет никакой возможности. Но ничего, ничего, голубчик, и с пулей тоже живут.
- А когда меня выпустят? - спросил Николай,- То есть я хотел сказать, когда мне можно будет на фронт?
- На фронт,- повторил Виктор Анатольевич,- Боюсь что на фронт Вы больше не пойдёте. Да, да, отвоевались. После такого ранения обычно отправляли домой, а сейчас...
- Что, доктор, совсем без вариантов? - спросил Алтунин.
- Ну почему же,- ответил хирург и помолчав некоторое время добавил,- В штаб , адъютантом, дежурным... Но не на фронт.


ГЛАВА 7.

Осень подходила к концу. Всё чаще шли дожди иногда переходящие в мокрый снег, деревья стояли голые. Холодный ветер пробирал не на шутку.
По оконному стеклу гостиничного номера медленно стекали капли дождя. Вера приложила указательный палец к стеклу будто хотела остановить стекающую каплю.
- Почему ты молчишь? - спросил Николай подойдя к Вере и обняв её за плечи.
- Я не знаю что сказать,- вздохнув ответила Вера,- Дождь. Сплошной дождь.
- Ты же понимаешь, о чём я тебя спрашиваю,- продолжил Алтунин,- Надо уезжать. Времени немного. Не сегодня - завтра в город войдут красные. Надо решать, мы уходим или остаёмся?.
- Я правда не знаю, Коля,- Вера отошла от окна и села на диван,- Выбор не велик. Остаться здесь в Крыму и сдастся на милость этих... Или же уйти заграницу в неизвестность где нет ни родственников, ни знакомых, ни денег, где нет никого и ничего. А что дальше?
- Не пропадём,- заверил Николай.
- Легко сказать,- заметила Вера.
- Я не верю в гуманность большевиков,- сказал Алтунин,- Думаю оставшихся здесь всё одно поставят к стенке.
- Решай сам,- предложила Вера,- Если ты едешь, еду и я.
Николай долго молчал обдумывая их положение. Наконец он подошёл к Вере, сел рядом с ней.
- Уезжаем,- сказал он.
- Хорошо,- кивнула Вера,- Я соберу вещи.
Война подходила всё ближе к Севастополю. Артиллерийская канонада уже была слышна на окраинах. Всем уже было понятно - фронт не сдержать.
Алтунин к тому времени вернулся в военно-полевую комендатуру и на правах заместителя Хромова присутствовал в ставке Верховного главнокомандующего. При большом количестве офицеров Врангель поднялся из-за стола, окинул взглядом присутствующих и взял в руки бумагу.
- Учитывая сегодняшнее положение в котором находится армия считаю продолжать сопротивление нецелесообразным и губительным,- сказал Пётр Николаевич,- Наша задача - спасти как можно больше людей. Посему приказываю...
Был зачитан приказ об уходе из Крыма.
- Довести мой приказ до всех подразделений нашей армии,- сказал в конце Врангель и добавил,- Верю, Бог нас не оставит, Родина не забудет.
Воцарилось тягостное молчание. Казалось никто не хотел верить тому что слышит. Конечно же все понимали обречённость последних дней этой кровавой борьбы, было совершенно ясно что Крым невозможно удержать такими силами, но...
- Вы свободны, господа,- резюмировал Пётр Николаевич давая понять что можно расходиться. Все присутствующие также молча стали покидать кабинет барона.

Дождь усилился. Возле гостиницы были огромные лужи. Крытая пролётка запряжённая худой кобылой которая то и дело переминалась с ноги на ногу видимо от холода и оттого всё никак не могла устоять на одном месте. Извозчик ругался на непослушное животное.
В пролётку сели Вера и Николай, напротив сложив их нехитрый скарб примостился Слободин.
- Пошёл,- сказал Алтунин извозчику и пролётка медленно покатила по холодной грязной осенней улице Севастополя.
- Может всё таки с нами? - спросила Вера Слободина.
- Нет,- отрицательно мотнул головой Егор,- Куды ж с вами, Вера Михайловна? У меня семья как никак. Сколь годов ни жену, ни детей не видал. Вернусь до дому.
- А если расстреляют? - спросил Алтунин.
- За что? - удивился Слободин,- Я ж не офицер. Это Вам, Николай Григорьевич, уезжать надобно. Вас-то они точно не помилуют. А я что, я как не то сдюжу. Вона и Фрунзе ихний говорит, мол, всем кто сдастся амнистия. Вас провожу и буду домой налаживать.
На Графской пристани было многолюдно. Суда готовы к отплытию, по сходням один за другим поднимались пассажиры. Было тихо и даже слишком. Эта тишина резала слух, настолько она была непривычна. Создавалось впечатление будто никто ни о чём не хотел говорить.
- Ну,- сказал Алтунин и по-братски обнял Слободина,- Всего тебе. Спасибо за то что всё это время был при мне.
- Ну что Вы, Ваш бродь,- Егор смутившись смахнул невесть откуда взявшуюся слезу.
- Спасибо Вам, Егор,- сказала Вера,- Вы так много для нас сделали.
- Вам прибыть желаю без проишествий,- сказал Слободин,- И дай вам Бог счастья. Может всё ещё вернётся на круги своя, может ещё свидимся?
- Вряд ли,- ответил Алтунин,- Россия прежней уже никогда не будет.
- А где же Рубов? - поинтересовался Слободин.
- Должен прибыть,- ответил Николай,- Он в гостинице оставался. Сказал что едет за нами следом.
- Ну что, заждались меня? - пробиваясь через людскую толпу к Алтунину и Вере пробирался Рубов,- А вот и я!
- Матвей! - радостно крикнула Вера.
- Он самый,- есаул улыбнулся,- Так что, на борт или ещё кого ждём?
- Идёмте,- сказала Вера.
- Прошу Вас, мадам,- Рубов галантно пропустил Веру вперёд, затем Николая и следом сам поднялся на борт парохода.
Гудок корабля показался всем тяжёлым протяжным стоном. Судно стало медленно отходить от причала. Слободин с берега помахал рукой и повернувшись спиной к пароходу стал пробираться через толпу назад.
На пароходе стояла гробовая тишина, нарушали её только плещущие волны да крики чаек.
- Прости нас, Россия,- послышался голос подполковника Хромова,- Не уберегли.
Сергей Дмитриевич снял фуражку и перекрестился. Его примеру последовали другие офицеры.
Алтунин ещё долго стоял с непокрытой головой не обращая внимания на мелкий осенний противно холодный дождь. Капли дождя стекали по лицу и было непонятно, то ли это дождь, то ли слёзы, скупые мужские слёзы по безвозвратно потерянной Родине.



­

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: next-2022-126282
Опубликовано: 03.08.2022 в 11:10
© Copyright: Олег Кашицин
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1