Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Переподготовка зла, или что то новое


Евгений Кирилов
­­***
— Иван Васильевич, дорогой ты наш, вот скажите пожалуйста, сколько вы у нас уже трудитесь?
— Хм… дайте подумать... Около семнадцати лет, а что такого?
— Ну как — «что такого»? С вашим объёмом продаж, которые вы осуществляете, уж не знаю каким способом, осуществляете… Короче, нам просто некем вас заменить. Это несерьёзно!
— Да почему же? Всё серьёзно, незаменимых нет, да и ничего без меня кардинально не изменится. Зеркала как продавались, так и будут продаваться. Вы и без меня справитесь.
— Ну, вот тут вы неправы! Когда у нас появляются проблемные клиенты, только вы способны справиться с ними. Более того, вы превращаете проблему в существенную прибыль!
— Это вы преувеличиваете. Всё намного прозаичней: мне просто удаётся услышать клиента. А дальше дело техники.
— Иван Васильевич, может, вопрос в деньгах? Так это обсуждаемый момент, мы с вами всё решим в лучшем виде! Вы уж поверьте.
— Нет. Спасибо. Дело не в деньгах. Просто чувствую, что пора сменить направление деятельности и попробовать себя в другом деле.
— Уж не к конкурентам ли вы направитесь, покинув нас?
— Нет, нет, больше никаких зеркал, с этим всё, — впервые улыбнувшись, сказал Иван Васильевич.
— Ну, успокоили, хоть на том спасибо, как говорится. Если бы к ним — нас завтра можно было бы закрывать. А чем займётесь? Если не секрет, конечно.
— Думаю, продвижением искусства татуировок.
— Татуировок? Да ладно? Вы смеётесь?
— Нет. Я совершенно серьёзен.
— И вы уверены, что справитесь? Хотя... зная ваши способности, думаю, для вас и это не проблема.
— Ну... Кто знает, кто знает. Но попробовать, мне кажется, стоит.
— Эх, жаль, конечно, что покидаете нас… А может, всё-таки останетесь? Хотя нет. Вижу, что уговорить не удастся.
— Не удастся.
— Ну что ж, Иван Васильевич, удачи вам! Если что «не срастётся», всегда примем обратно.
— Вряд ли я вернусь, но спасибо. И да… купите дочери зеркало, ей уже очень нужно.
— …Откуда вы знаете? Хотя вы правы, давно ей обещал.
— Прощайте.
— Прощайте, Иван Васильевич.
  Выйдя на улицу, Иван Васильевич вдохнул, заполняя лёгкие прохладным осенним воздухом города. Оглядевшись по сторонам и выбрав направление, он неспешно пошёл к остановке общественного транспорта. Руки его лежали в карманах давно уже не нового и не модного длинного плаща.
«Что ж… наверное пора что-то менять», — подумал Иван Васильевич, вынимая руки из карманов и поправляя воротник.
  Если бы кто-то внимательный, не с замыленным взглядом, сейчас взглянул на неспешно идущего человека, виски которого уже тронула седина, то был бы, наверное, шокирован тем, что происходит с Иваном Васильевичем. И ведь было чему удивиться. Потертый плащ на ходу начал сжиматься и менять цвет, трансформируясь в модное тёмно-бежевое пальто с нагрудным карманом. Заношенная обувь преобразилась в чёрные классические ботинки. Свитер и джинсы сменил синий тёплый деловой костюм-тройка в полоску со слегка зауженными брюками. Под жилеткой оказалась светлая накрахмаленная рубашка. Галстук на один тон светлее костюма, такой же синий в полоску. Белоснежный платок призывно сверкал из нагрудного кармана пиджака. Седеющие волосы приобрели цвет воронова крыла. И только на руках остались всё те же классические механические золотые часы. Остановившись возле зеркальной витрины, Иван Васильевич критически осмотрел отразившийся в ней новый образ. И, кивнув самому себе, привычным жестом поправил очки в чёрной оправе.
«Неплохо получилось… Так проще, ухоженным доверяют больше. Обёртка в нашем деле важна».
  Ещё раз оглядевшись по сторонам и выбрав направление, Иван Васильевич уверенно направился в центр города. Проходя мимо бесчисленных рекламных вывесок, он неожиданно остановился, зацепившись за одну взглядом, и стал пристально вчитываться в содержимое. Надпись гласила: «TATTOO САЛОН».
«Да, это то, что нужно: шаговая доступность от метро, пара зданий деловых центров поблизости… белые воротнички нам пригодятся».
  Едва открылась ажурная входная дверь, как раздался громкий звон колокольчика, извещающий владельцев салона о новом посетителе.
«Забавно, — ухмыльнулся про себя Иван Васильевич, — инкогнито попасть уже не удастся. Надо будет снять его, а то он наверняка больше отпугивает посетителей, чем привлекает».
  За дверью обнаружилась лестница на второй этаж. Взявшись за перила, мужчина неспешно поднялся и вошёл в помещение. Его уже встречали.
«Тёпленьким решили взять? Тоже вариант, рабочий…»
— Здравствуйте, добро пожаловать в тату-салон. Чем мы можем вам помочь?
  Эту фразу произнёс бородатый мужчина, одетый в чёрную футболку с короткими рукавами и яркой надписью «Я не святой. И никогда им не буду» на английском языке. Волосы он стянул в тугой хвост, а руки его были наполовину покрыты цветными татуировками. Изображения в полной мере демонстрировали талант выполнившего их мастера. Завершал образ чёрный фартук.
— Эскизы на руках ваши собственные?
— Да, эскизы мои. Однако набивал тату не я, а мой хороший товарищ.
— Он у вас работает?
— Нет. У него своя студия. Спасибо, что зашли, выход там, — неожиданно сказал мастер и, не дождавшись ответа, развернулся и начал подниматься по открытой лестнице без перил, ведущей во внутренние помещения на втором этаже.
  Иван Васильевич даже бровью не повёл в ответ на предложение уйти восвояси. Наоборот, он начал оглядываться и рассматривать помещение, в котором он оказался. Это была студия-лофт, расположенная под крышей, занимавшая полтора этажа открытого пространства. Здесь было много зеркал, и про себя Иван Васильевич порадовался этому. С потолка на стилизованных под старину цепях свисали фонари с темными абажурами, продуманно направлявшими потоки света. Пара мягких диванов и три рабочих места. Там были современные чёрные кожаные кресла-трансформеры, прямо-таки созданные для удобства клиентов. Места для мастеров были оборудованы полочками, на которых разместилось множество ёмкостей с разными жидкостями и коробки с одноразовыми чёрными перчатками. Картину дополняли стены из неоштукатуренного красного кирпича и системы кондиционирования воздуха.
— А мне у вас понравилось… Наверное, я останусь. И от метро недалеко.
— Вы ещё здесь? — раздался сверху удивлённый голос мастера, — Кто вы? Из налоговой? Из пожарной охраны? Или просто скучающий человек? И что значит «я останусь»? У нас не гостиница.
— Сколько вопросов, и все разные… С чего бы начать?
— Начните с объяснения, за каким лешим такой респектабельный мужчина явился сюда. Не похожи вы на клиента, который хочет сделать тату ради моды или на спор. Думается мне, вы никогда её и не сделаете. Я прав?
— Отлично, просто отлично. Именно такой партнёр, как вы, мне и нужен. Глаз намётан, рука тверда, да и талантом не обделены. И вы правы, чернила никогда не коснутся моей кожи.
— А кто вам сказал, что мне нужен партнёр?
— Вы и сказали, когда указали на дверь… Впрочем, основная причина, конечно, другая.
— И какая же?
— Колокольчик.
— Какой колокольчик?
— Который при входе.
— Но у него исключительно практическое назначение. Прозвенел — жди гостей. Всё просто.
— Так-то оно так, да только здесь не кабак. Тату-салон — храм искусства, чертоги таинства. И входить сюда надо в тишине. Опять же, страхов и сомнений у людей, идущих сюда, много, а тут заходишь — и колокольный звон. Да каждый третий наверняка убегает, поджав хвост, мучаясь от внутреннего стыда.
— Да… Наверное, ты прав. Я как открылся, а всё с клиентами туго. Чего-то не хватает… Если так дальше пойдёт, буду закрываться. Что-то я слишком разговорился… Так, стоп. А зачем мне партнёр? Мне и платить-то нечем, сам всё вложил в это, — мужчина обвёл руками помещение, будто обнимая.
— Десять процентов.
— Чего «десять процентов»?
— Я хочу работать у вас за десять процентов комиссионного вознаграждения от каждого впервые привлечённого клиента и двадцать пять — за повторное посещение.
— Нет, двадцать пять — это много. Вот двадцать в самый раз будет. Статистика, знаешь ли, вещь неумолимая. Они все возвращаются, не сразу, но возвращаются.
— Умеешь торговаться. Молодец. Хватка есть. Условия для меня приемлемы. Салон у тебя есть, а талант имеется? А то по твоим собственным татуировкам о твоём таланте судить сложно, согласись? Есть портфолио именно с твоими работами?
— Есть, конечно. Я, честно говоря, горжусь ими… Но хочется достичь большего. Даже вот салон открыл, да только сам видишь — с клиентами туго… А ты сам чем занимался раньше?
— Хм… амбиции это хорошо. Поддержу и помогу в этом. За клиентов не переживай, работы у тебя будет столько, что жить здесь начнёшь. А чем я раньше занимался... Зеркалами торговал.
— Это же совсем другое направление… справишься? В нашем деле, знаешь ли, много тонкостей и нюансов… Да и вообще это непросто.
— Никто и не говорит, что будет легко. Да только какая разница, чем торговать: зеркалами или рисунками на теле? Для меня нет разницы, какой товар продвигать. А вот результат этой сделки мне будет крайне важен.
— Результат всегда один — деньги. Но я рад, что мы понимаем друг друга.
— Главное, что я понимаю тебя, — улыбнувшись, сказал Иван Васильевич. — Ну что ж… пойдём, будешь хвалиться своими работами. Надо же мне знать, с кем я собираюсь работать.
— Конечно, пойдём, заодно и отметим это событие — не каждый день у меня появляется партнёр. Клиенты сегодня вряд ли появятся.
— Отметить? Собственно, почему и нет?
  Работы тату-мастера хранились наверху, и владелец с будущим напарником решили сразу подняться туда и там же обсудить начало совместной деятельности. Проходя мимо зеркала, Иван Васильевич задержался поправить галстук и незаметно подмигнул своему отражению. Зеркало ответило легкой, почти незаметной рябью по всей поверхности.
  Подробно обсудив работы, которые мастер показал Иван Васильевичу, и определившись с графиком, партнёры пожали друг другу руки и отправились в ресторан отметить удачное знакомство. Наш герой предложил бар с заманчивым названием «Место встреч», рекомендуя его, как самое лучшее заведение в городе. Естественно, Иван Васильевич настоял на том, что сам оплатит это мероприятие.
  Осенняя погода шептала «займи, но выпей». Добраться до бара труда не составило. Стоило же им оказаться внутри, как их с головой накрыла загадочная атмосфера заведения. Одной из главных достопримечательностей этого места был огромный и очень дружелюбный кот.
  Иван Васильевич и мастер пробирались между столами, выбирая место для «приземления». И тут на их пути буквально из ниоткуда вырос сидящий кот, который не мигая стал разглядывать новых посетителей.
— Какой прекрасный котейка! — заулыбавшись, мастер тату непроизвольно потянулся погладить кота.
  Кот даже не шелохнулся. Он перевёл свой немигающий взгляд на Иван Васильевича и моргнул. И тут, чуть ли не впервые за всё время своего обитания здесь, он превратился из милого котика в дикого зверя. Тело выгнулось дугой, шерсть встала дыбом, громкое, угрожающее шипение, перерастающее в утробный рык, перекрыло окружающий шум и веселье. На мгновение наступила гнетущая тишина.
— Что не так?.. Меня все животные любили, с самого детства, а тут такая реакция… — обескураженно произнёс мастер и невольно сделал шаг назад, выходя из зоны нападения разгневанного животного. И только Иван Васильевич стоял расслабленно и слегка улыбался. Ситуацию спас подоспевший бармен, который, ни секунды не раздумывая и не опасаясь за своё здоровье, подошёл и подхватил кота на руки. Бармен стал успокаивающе гладить кота и прижимать к себе, что-то шепча ему на ухо. Кот тут же успокоился, но его угрожающий взгляд, обращенный на Ивана Васильевича, не оставлял даже тени сомнения, что перед ним враг, о котором он не забудет.
— Простите за беспокойство! Он больше не потревожит вас, отдыхайте. Сегодня весь алкоголь за счёт заведения, — виновато улыбнувшись, сказал бармен.
— О, что вы, что вы… Не стоит. Это происшествие нисколько нас не расстроило. Правда ведь? — обратился Иван Васильевич к мастеру.
— Конечно. Ну, бывает ведь, что-то коту не понравилось, это же просто кот, — развёл руками мастер.
— Ну нет, это не просто кот… В любом случае, алкоголь за счёт заведения. Прошу, располагайтесь и отдыхайте, —очень убедительным и дружелюбным голосом повторил бармен, отступая в сторону и освобождая дорогу посетителям.
  Мастер пожал плечами и двинулся к выбранному столику, увлекая за собой Ивана Васильевича. И когда гости уже сделали пару-тройку шагов к выбранному столику, бармен окликнул Ивана Васильевича:
— Эм… уважаемый! Простите, ещё секунду внимания, если позволите.
  Иван Васильевич обернулся и вопросительно замер:
— Что-то не так?
— Всё хорошо, — ещё раз улыбнувшись, доброжелательно произнёс бармен. — Только помните: вы сейчас гость. И здесь мои правила, которые я не позволю нарушать безнаказанно, — а вот эту фразу услышал только Иван Васильевич. И каждое произнесённое слово, обращенное к нему, несло в себе силу урагана и твёрдость закалённой в жерле вулкана стали.
— Я учту это, — чуть склонив голову в знак согласия, произнёс Иван Васильевич и последовал за мастером.
  Вечер удался на славу, алкоголь и закуска были выше всяких похвал, но стоило отметить и одно маленькое необычное обстоятельство. Несмотря на то, что бар был почти полон, люди вокруг них не сидели. Напротив, складывалось впечатление, будто незримый барьер отделял отмечающую парочку от остальных. Впрочем, всё это замечал один Иван Васильевич, а мастер не обращал внимания на такие мелочи. Он был поглощён перспективами, которые ему в красках рисовал его новый партнёр. Выпив по последней кружке пива и ещё раз хлопнув по рукам, они оплатили счет. Мастер таки настоял на том, чтобы разделить сумму на двоих. Так в этот вечер началась эта история.
  Следующие дни для мастера превратились в сказку, которая неожиданно решила сбыться. Как говорится, «бойся своих желаний, они могут исполниться». Первым делом Иван Васильевич заглушил колокольчик и добавил ещё пару больших зеркал в зал. И дело пошло. Иван Васильевич пообещал мастеру, что поток клиентов будет всё прибывать. Главное, сказал он, чтобы рука мастера колоть... то есть набивать не уставала.
  Мастер подготовил альбом с более чем сотней эскизов и три десятка фотографий с готовым результатом. Первыми клиентами стали молодые девушки — и только девушки. Этот факт вызвал у мастера резонное недоумение.
— Иван Васильевич, почему у нас все клиенты — девушки и женщины? Я, честно говоря, рассчитывал больше на приток мужской половины населения. Да и денег с мужчин больше получить можно!
— Эх, мастер… Молод ты ещё и неопытен в системе продаж. Попытаюсь объяснить тебе попроще. Вот скажи мне для начала, кого ты чаще видишь в рекламе по телевизору: мужчин или женщин?
— Женщин, конечно.
— Вот и я про что. Через женщин работает всё: реклама, продажи, привлечение клиентов. Клиенты — это мужчины, которым женщины объясняют, что необходимо купить или сделать. Приводят женщины и новых женщин, потому что конкуренцию никто не отменял. У женщин практически вся жизнь — это конкуренция и соперничество, а для этого нужно выделяться. Плюс бесконечно нарастающее информационное давление. Отдельная статья расходов в этом марафоне жизни — чувства, память и самоопределение. Вот такие клиенты, клиенты, чувства и память которых нам удаётся расшевелить, — самые благодарные. Такие возвращаются к мастерам вроде тебя не по одному разу. Необходимо сделать, как говорится, первый «мазок кистью» — и остановиться потом клиенту будет крайне сложно. Вот ты жалуешься — надоело уже набивать бабочек, цветочки и прочие всевозможные «мудрости жизни» и «цитаты великих» Но не замечаешь того, что ты начал создавать картину. В скором времени её необходимо будет усовершенствовать, внести новые элементы и выделить уже существующие детали. И вот тут клиент начнёт с тобой советоваться, и — «здравствуй, свобода и полёт твоей мысли художника». Или моей мысли. И прекрати уже изводиться. Человек — бумага, на которой ты рисуешь, и этот же человек — твой рекламный щит мастера тату-салона, — улыбнувшись, сказал Иван Васильевич.
— Я понимаю ход твоих мыслей. Просто представить не мог, что тебе удастся привлечь так много клиентов за столь короткое время. И, наверное… мне хочется…
— Будут ещё у тебя «черепа в огне» и «оскалы» в ассортименте, это я обещаю. О… готовься, к нам клиенты.
— Тихо ведь, никого нет.
— Спорим?
— Ну уж нет, пойду готовиться.
— Ну и отлично. Тогда парень на тебе, а с его подружкой я сам побеседую.
— Откуда знаешь, что это пара?
— Смотри, они уже заходят.
  И правда, дверь несмело приоткрылась, и в салон, озираясь по сторонам и держась за руки, вошла молодая парочка — юноша и девушка. Иван Васильевич широко развёл руки в стороны и, приветливо улыбаясь, произнёс:
— Добро пожаловать в Колизей искусства, мои юные посетители! Чем могу вам служить?
— Э… мы проходили мимо, и нам стало интересно. Вот и решили сюда заглянуть, — взял инициативу на себя молодой человек.
— Ну что ж, как говорится, «случайности не случайны». Проходите, осмотритесь... Может быть, чай, кофе, или что-то покрепче? — состроив лукавое лицо, осведомился Иван Васильевич.
— Нет, нет… Алкоголь ни к чему, а вот кофе, наверное, можно, — сказал молодой человек и посмотрел вопросительно на свою спутницу. Та начала набирать воздух для ответа, но Иван Васильевич опередил её, перехватывая инициативу:
— Позвольте предложить юной леди цветочный чай, если, конечно, она не против?
— Да, цветочный чай будет в самый раз, — немного смущаясь, ответила девушка.
— Ну, вот и всё решили… Мастер, забирайте юношу с собой и организуйте ему наш самый лучший кофе. Ну, а юную леди я «украду» в мансарду, потому что цветочный чай у нас только там. Позволите вас проводить? —Иван Васильевич указал направление и, отвесив приглашающий полупоклон, предложил клиентке руку. Девушка неуверенно пожала плечами, взглянула на своего молодого человека, после чего, кивнув, двинулась в указанном направлении. Мужчина предложил ей удобное кресло и засуетился, готовя чай. Девушка томилась в ожидании напитка и рассматривала обстановку. Эскизы в рамах на кирпичных стенах, подвесные абажуры и зеркало в человеческий рост заставили её расслабиться — и вот уже она непринуждённо поправляет волосы, глядя на своё отражение.
— Позволите задать вопрос, пока заваривается чай?
— Конечно, почему нет…
— Не хотите сделать себе ещё одно тату, чтобы завершить образ, который вы начали создавать?
  От этих слов рука девушки непроизвольно дернулась, прикрывая плечо.
— Откуда вы знаете, что у меня есть тату? Я же в одежде, её не видно…
— Ну, это совсем просто. Ведь причиной посещения нашего заведения были вы! Молодой человек просто решил поднять свой статус в ваших глазах, тоже сделав себе тату. Это, по его внутреннему мироощущению, сможет уравнять его с вами. Как вы думаете, я прав?
— Да… это так. Я пыталась его отговорить, но он слишком упертый… или глупый.
— Или это любовь. Вы так не думаете?
— Нет, это не так… Давайте не будем об этом.
— Конечно. Простите, я влез не в своё дело. Зато тату — это моё дело. Кстати, могу вам помочь определиться с эскизом, буквально наглядно, — сказал Иван Васильевич, наливая горячий чай в кружку девушки.
— И как это можно сделать? Раздеваться я не буду.
— Да этого и не потребуется, снимите только верхнюю одежду, дальше я справлюсь. Просто доверьтесь мне и моему опыту, — сказал мужчина, протягивая руку.
— Ну, давайте попробуем, только я думаю, из этого ничего не получится, — девушка оперлась на предложенную руку и встала со стула, сразу же отступив от собеседника на шаг. Сняв куртку, она развела руки в стороны…
— И что делать?
— Подойдите к зеркалу и посмотрите на свою отражённую спину.
  С явным сомнением девушка всё-таки выполнила указания мужчины: поправила прическу и, не торопясь, стала поворачиваться вокруг своей оси, удерживая взгляд на собственном отражении. В какой-то миг ей пришлось отвлечься и перевести взгляд на зеркало напротив, где она смогла увидеть себя со спины. И этого мгновения хватило. Оба зеркала пошли рябью отблёскивающей золотом, и вновь застыли твёрдой гладью.
— Как вы это сделали? Я даже не знала, что такие технологии существуют. Это на грани фантастики… — глаза посетительницы салона блестели неописуемым восторгом, и было от чего. Взору девушки предстало её отражение с обнажённой спиной, хотя в реальности одежды она не снимала. Голым было именно отражение.
— Да, технологии… можно и так сказать. Удивительно, правда?
— Удивительно — не то слово! У меня нет слов, это абсолютно точное отражение меня…
— Ну, как вы и сказали, это технологии. Но давайте не будем отвлекаться на пустяки и посмотрим, что я хотел бы вам предложить. Вы не могли бы обнять себя руками за плечи? И, когда будете это делать, внимательно смотрите в зеркало. Договорились?
— Ну, конечно, это несложно.
  И девушка, неторопливо обняла себя за плечи. У неё вырвался воз
глас удивления. Зеркало показывало поразительные вещи. В зеркальном отражении из её спины стали появляться белоснежные крылья, оплетённые удивительными цветочными побегами. Крылья развернулись во всю длину. Вне себя от восторга, девушка раскинула руки, и крылья тут же повторили её движение. От восхищения глаза девушки светились, как две ярких звезды. Едва она опустила руки, крылья сомкнулись и улеглись на спине, превращаясь в объёмный рисунок.
— Вот, собственно, это я и хотел предложить. Как вам презентация?
— Наверное, это именно то, что мне нужно. Я даже не могла представить такую красоту! Презентация выше всяких похвал. Но вряд ли этот эффект получится повторить в реальности. Кстати, цветы на её спине очень похожи на моё тату. Как вам это удаётся — предложить человеку именно то, что он хочет?
— Ну, это просто опыт. Иногда мне кажется, что я могу прочесть мысли каменного Будды. А уж глядя на живого человека, я всегда примерно понимаю, чего он хочет. Как-то так. И вы зря сомневаетесь в таланте нашего мастера, руки у него растут откуда надо. Качество я вам гарантирую.
— Это хорошо, что вы ручаетесь за мастера.
— Однако что же мы всё чаи гоняем? Пойдёмте посмотрим, как дела у вашего поклонника. Интересно ведь, на какой тату он остановился? Заодно посмотрим варианты совместной татуировки, как символа «чистоты» и единства. Что думаете?
— Крылья я себе точно сделаю, в этом можете не сомневаться! Но вот что странно, я не могу оторваться от зеркала… Не хочется терять из поля зрения этот образ.
— О, это пройдёт, — улыбнулся Иван Васильевич, — как только вы обретёте крылья в реальности, ваши ощущения перейдут на другой уровень. Уверяю, вам понравится.
— Ну, хорошо, тогда пойдёмте посмотрим, что же выбрал мой молодой человек.
— Да будет так.
  В итоге молодая пара сделала парную татуировку, а чуть позднее девушка пришла за своими «крыльями». Иван Васильевич настоял на том, чтобы мастер не брал с неё денег за эту работу. Хотя повозиться пришлось изрядно и достаточно долго. Работа была трудоёмкой и непростой для исполнения. Мастер сперва сомневался, браться ли вообще за столь сложный проект, но аргументы партнёра его убедили. Когда «крылья» были почти закончены, Иван Васильевич предложил нанять ещё парочку тату-мастеров.
— Василич, на кой нам ещё мастера? Я и сам способен справиться с работой.
— С тем объёмом, который нам предстоит освоить, ты не справишься физически.
— Ты уверен?
— Хочешь поспорить?
— Нет… Лучше пойду позвоню людям, есть парочка талантливых ребят на примете.
— Вот и хорошо. Как подберёшь, проведём маленькое собрание. Уж больно хочется напутствие дать новым сотрудникам.
  Спустя пару недель наплыв клиентов увеличился настолько, что пришлось ввести предварительную запись. «Крылья» принесли салону небывалую популярность, а девушку взяли в рекламное агентство в качестве модели. Фото её крыльев разлетелось буквально по всему миру.
  Салон успел набрать недостающий персонал, и настал час общего собрания. Слово взял Иван Васильевич.
— Коллеги. Друзья. Соратники по столь непростому ремеслу, как наше с вами. Я искренне рад, что вы с нами. Мы с партнёром начинали это предприятие с надеждой на развитие, и нам удалось осуществить наше намерение. В обращении к вам я хотел бы донести одну простую мысль. Наши клиенты — для вас! Эти тела — чистый лист бумаги, на котором вы будете «набивать» руку в буквальном смысле этого слова. Совершенствуйте свое искусство, развивайте талант, а количество мтериала для работы я вам гарантирую. Этого будет в избытке. Несите в массы идею тату, создавайте на них моду! «Госпожа мода» и капризна и может нам всем изменять, но тату — это, как правило, навсегда, вы знаете это лучше меня. Для многих татуировка на теле — по сути, клеймо, однако у вас будет шанс объяснить своим клиентам: тату на теле даёт человеку - особый статус. Всё в ваших руках. Пусть они принесут вам и нам самое бесценное — желание прийти в наш салон снова. Давайте постараемся, и награда не заставит ждать! — заключительные слова Иван Васильевич произнёс, разведя руки в стороны и повышая эмоциональный накал речи. Аплодисменты не заставили себя ждать. Многократно отразившись от стен салона, они почти прогремели в просторном зале. Хищная улыбка на миг коснулась губ всегда доброжелательного с виду мужчины.
  Назвать это взлётом?.. Наверное, нет… это больше походило на пандемию. Восторженные отзывы о салоне передавалась из уст в уста, социальные сети пестрели селфи красоток с работами тату-мастеров салона. Популярность росла в геометрической прогрессии. Гранд-мастера, а именно это звание он теперь носил благодаря крыльям, стали приглашать на радио и телевидение. Звёзды шоу-бизнеса и театра записывались в очередь, стараясь перещеголять друг друга в погоне за тату, способной шокировать публику. В салоне то и дело вспыхивали скандалы из-за желания звёздных клиентов побыстрее попасть мастерам. И каждый раз огонь гнева и недовольства гас, когда Иван Васильевич приглашал гостей салона подняться в мансарду и выпить цветочного чаю. Зеркала не огорчали никого, приобретя уже золотое на чёрном фоне наполнение…
  Всё шло просто как в сказке, пока возле открываемой двери не прозвучал звон колокольчика. Колокольчика, который замолчал и не звенел очень давно. Этот звук заставил Ивана Васильевича сперва вздрогнуть, а потом — улыбнуться.
***
— Егор, ты всё-таки пришёл. Я думал, это произойдет позднее или не произойдёт совсем, — произнёс мужчина, встречая гостя, который и оказался виновником того, что колокольчик зазвенел вновь.
— Иван Васильевич, — иронично и с наигранным радушием произнёс вошедший молодой человек, оглядываясь по сторонам, — а вы совсем не изменились! Разве что похорошели, я смотрю. Диета? Спорт? Или новое увлекательное дело так положительно влияет на вас? Ох, простите, явился без приглашения. Вы позволите? А то, судя по последним новостям, к вам даже на предварительную запись по пасть непросто…
— Егор, прекрати. Кто ж тебя остановит? Вы, «смотрящие», — народ назойливый и бесцеремонный. Проходи, конечно, коли пришёл. Только фонарик на руке приглуши, а то у нас тут, знаешь ли, не дискотека.
— А, ты про браслет, что ли? Так он никому здесь не мешает. Хочешь, могу экспресс-опрос посетителям устроить?
— Ни к чему. Я просто прошу, приглуши «сияние», так будет проще всем.
— Хорошо, — молодой человек опустил рукав куртки пониже, прикрыв манжетой браслет, усыпанный «сияющими», как звёзды, камнями. Это сияние видели только двое: Егор и Иван Васильевич.
— Спасибо. На моей долгой памяти ты, наверное, первый достаточно адекватный «смотрящий», с которым можно иметь дело.
— Ты же понимаешь, что общих дел у нас с тобой быть не может. А то, что я не отказываюсь от диалога, — это нормально. Или, по крайней мере, честно. Честно для меня. Не так давно я вёл беседу… беседу длиною в жизнь. Это было поучительно.
— Ну и хорошо. Ты чай любишь? У меня самый лучший цветочный чай в округе, уж поверь мне. Ты не будешь разочарован.
— Кто бы сомневался. Чай — это хорошо. Этот напиток помогает достичь понимания.
— Ты знаешь… всё же хорошо, что пришёл именно ты. Мне зачастую не хватает просто возможности поговорить с образованными людьми. Пойдем наверх, там можно расположиться с комфортом и продолжить нашу беседу.
— Пойдём, конечно, не всё же в дверях стоять.
  И мужчины под удивлёнными взглядами сотрудников и посетителей поднялись в лофт над салоном.
  Войдя в мансарду, Егор расположился в кресле и молча стал ждать обещанного чая. Иван Васильевич всё подготовил и разлил напиток по чашкам. Какое-то время собеседники молча наслаждались напитком. Первым заговорил Иван Васильевич.
— Что же меня выдало? Я, как мог, старался скрыть своё влияние в этой сфере деятельности, уж поверь мне.
— Я почувствовал всплеск силы, охвативший на миг весь город, и эта сила была наполнена чувством презрения, оказывала давление.
— …вечер в баре. Моя слабость. Хотелось немного покрасоваться перед сильными мира сего. И неужели тебе этого хватило?
— Конечно, этого было мало. В том перманентном энергетическом хаосе, в котором мы живём, это была просто ничтожно малая капля. Однако мои камни запомнили этот всплеск. А дальше я стал просто наблюдать и сопоставлять факты. Я же всё-таки «смотрящий».
— И, как оказалось, талантливый. Вычислил меня. Ну вот, ты нашёл. Увидел. Убедился. Что будешь делать?
— План у меня, конечно, есть. И я поделюсь им с тобой в благодарность за чай. Он на самом деле лучший из того, что я пил. Но прежде, прошу тебя, ответь на пару моих вопросов.
— Ну, давай попробуем. Спрашивай.
— Почему именно татуировки? Почему не другое направление, ну, например, криминальное?
— Устал я от криминала. По первости было интересно, а потом разочаровался. В легальном мире интересней достигать своих целей. Здесь больше переменных, с которыми можно работать и складывать ту мозаику, которая тебе требуется. А почему тату?.. Тату изменяет сознание и восприятие. Это происходит незаметно, но чувствуется остро. Они становятся другими — те, кто ходит с татуировками. Поэтому тату — это интересно. Да и сами люди стремятся измениться.
— И чаще всего в не лучшую сторону…
— Это просто выбор. Я же не виноват, что всем лень читать инструкцию до конца. Девиз «давай сделаем, а там разберёмся, что не так и как с этим жить» — это то, что мне нужно и что я поддерживаю.
— Но это же нехорошо.
— Да, это нехорошо для тебя, но не для меня. Я смотрю на это с позиции позитива.
— Ты меняешь людей, не объясняя правил, верно?
— Верно. Однако инструкцию я всегда прикладываю, просто её не читают. Тут, как говорится, «незнание закона не освобождает от ответственности».
— И как тебе удаётся задуманное?
— Раньше было сложней. Надо было толкать человека на неосознанный шаг, преодолевать заложенные в него устои и обычаи... А теперь всё стало проще. Людям скучно, и теперь злу, наверное, придётся успевать за человеком, иначе первенство останется за ним.
— Я всё же хочу тебя остановить. Выставить хоть одну преграду, которая будет мешать человеку сделать первый шаг в сторону тьмы.
— Ты же знаешь, что не сможешь мне помешать до тех пор, пока я не перейду черту. А пока черту переступают только люди, и то по своей воле. Это и есть выбор, правило, которого я не нарушаю. Правила, друг мой, правила.
— Я уже понял, что не смогу остановить тебя. Однако в моих силах ограничить тебя, а это, как мне кажется, больнее, чем просто остановить.
— Это да, но борьба будет долгой.
— Я и не рассчитывал на лёгкий исход. Но пока ты побеждаешь, и одолеть тебя будет непросто.
— Время покажет. Время покажет.
***
  Спустя небольшое время мода на тату пошла на убыль и перестала вызывать в обществе массовую истерию. Это искусство просто сделалось дороже.

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 10
Свидетельство о публикации: next-2022-123180
Опубликовано: 31.05.2022 в 13:59
© Copyright: Евгений Кирилов
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1