Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Бог знает лучше-2. Часть вторая. Война. Глава пятая. Хроники.


­­
«Мы всё видели, так мы выжили,

Биты, стреляны, закалены,

Нашей Родины злой и униженной

Злые дочери и сыны.»

(Анна Баркова. «Герои нашего времени.»)


« А що да не владнале та не домайстрували,

Буде того зілля нащим дітям дорубать…»


                                Тысяча девятьсот восьмидесятый год.

… — Ну что, есть новая информация по объекту под кодовым названием № 100. — Сабуров хлопнул ладонью по столу. — Стало известно от Спящих, что копии документов, касающихся его расположения, находятся в УВД Краснопресненского района. Я считаю, что пора нанести туда «визит вежливости».

Алиса, сидящая рядом, потушила сигарету в пепельнице.

— Мы, как пионеры, всегда готовы. Командир, отдыхать надоело.

— Да понял я. Хорошо, договорились. Вас будет страховать группа Гара. Ребята местные, район хорошо знают. И еще… Разведка сообщила, что людей там нет. Только Темные.

Ульянка сделала вид, что улыбнулась.

 — Это здорово…

— Самурайка…

Та пожала плечами.

— А чего? За Исой как обычно приглядят.

— Ну тогда готовьтесь. До вечера, а ночь жаркая будет.

…Трупы двух мужчин в форме аккуратно оттащили за припаркованный у УВД броневик. Пусть отдохнут.

 — Ребята, глуши им связь, лишний шум не к чему.

— Ну, понеслась пизда по кочкам.

— Машенька, а ты можешь не материться? Улю бы постеснялась.

— Да ладно…

Дежурный недоуменно посмотрел на телефон, положил на рычаги трубку.

— Странно, не работает…

Раздался выстрел, он полетел на пол вместе со стулом с дыркой от пули во лбу. Комната наполнилась пороховым дымом.

— Добрый вечер, типа.

Алиса со звериной грацией развела в стороны руки с пистолетами, закружилась по комнате.

— Потанцуем…

— Проклятые!

— Угадал. — Костя, перешагнув через мертвое тело, пинком открыл дверь в кабинет.

— Я сейфом займусь, а вы приберитесь тут.

В угол комнаты, где за опрокинувшимся столом, попытались укрыться трое милиционеров, полетела бутылка с «Коктейлем Молотова».

— Дядьки, ловите!

В руке у рыжеволосой девчонки тут же появилась вторая бутылка.

— Кто спрятался, найду! Лучше по хорошему выходите!

Мику присела перед пытавшимся вжаться в стену мужиком в испачканном известкой кителе.

— Испугался?

— Не убивай меня! Я… я не хотел! У меня семья, дети!

Самурайка пожала плечами.

— И что? Молчал бы уж лучше.

— Нет, не надо! Я жить хочу! Я не хотел никого убивать!

Девушка тяжело вздохнула.

— А вот сейчас ебальник завали, козел…

Проговорила она, вбивая мужику в рот вместе с зубами «лимонку». Выдернула чеку, переместилась подальше…

Обернувшись на звук взрыва и увидев кровавое пятно на стене, Алиса только покачала головой.

— Мать, ну не эстетично же.

— Да плевать, зато дешево и практично. — ответила Мику, выбрасывая, пойманный осколок гранаты. — И вообще, не хер было меня злить, вот.

Тем временем из соседней комнаты послышался детский крик.

— Вот вы где!

В кабинете раздался звон разбитого стекла, оттуда потянуло горелым. В коридор выбежали двое в горящей одежде, крича, упали на пол… За ними вышла, отдуваясь, Ульянка.

— Устала бегать, на фиг. Загоняли ребенка. Теперь воняйте тут.

— Девки… — Костя выглянул из кабинета с папками в руках. — Дорвались… Лиска, да добей ты их, орут, сосредоточится мешают.

— А мне лениво. Ладно, уговорил, бля…

Два пистолетных выстрела.

— Нашел?

— Да, все здесь, уходим…

Выйдя на улицу, отошли подальше.

— Гар, как у вас? Хорошо, возвращаемся.

Где-то вдалеке, послышался звук сирены. Алиса, обернувшись, махнула рукой. В оставленном помещении вспыхнуло пламя. На стене загорелась красная звезда.

Мику, издевательски засмеявшись, пропела.

«Пусть горит ментовская берлога,

И пусть их души грызет тревога,

Не найти иглу в середине стога,

А в городе бойца Черного Блока…»

— Кстати… Когда альбом писать будем?

— На днях. Линда звукооператора обещала найти.

Четверо растворились в ночи…

… — Из захваченных документов стало ясно, что интересующий нас объект это лагерь для перемещенных лиц. Как его называют официально. А по сути концлагерь. Расположен здесь. — Командир показал пальцем на карте, разложенной на столе. — Там несколько сот заключенных, обычные люди и Спящие. Проблема в том, что… через два-три дня он будет закрыт. Ликвидирован. Поэтому сегодня ночью… Самурайка?

— Я посмотрела в башке одного из… прежде чем он сдох. Тот бывал там с типа инспекцией, что-ли. Короче, картинку все видят?

 — Значит работают пять групп. Араб, Коба, вы старшие. Предупредите Дока, пусть готовится. Кстати… Займитесь кто-нибудь жильем, народу много будет. Вроде все.

… Стоящий на вышке охраны часовой, лениво отмахнулся от комаров и, поправив прожектор, поднял голову. Тихо, спокойно… Скоро смена, поспать можно будет. И вообще курорт. Свежий воздух… Внизу в темноте бесшумно промелькнули три тени.

— Готово. Начали.

Ночная тишина сменилась грохотом взрывов, треском падающих вышек, криками и пальбой. Из загоревшего здания комендатуры выбежал полуодетый мужчина.

— Что случилось? Тревога! — успел прокричать, прежде чем ему в голову прилетела пуля.

Из бараков стали выползать ничего не понимающие заключенные.

— Что это?

— Помогите!

— Спокойно, без паники. Мы Крылатые. Все сюда. Женщины и дети первые. Прикройте их…

В поселке, на площади вспыхнули порталы из которых начали появляться люди. Кого-то выводили под руки, кого-то несли на носилках.

— Одеяла сюда быстрее, раненых в госпиталь.

— Командир, все прошло успешно. Потерь нет. Спасены все.

Одна из женщин с ребенком на руках с благоговением потрогала крылья бойца, стоящего рядом.

— Увидьте же, Аллах послал нам ангелов, чтобы спасти нас.

— Воистину они маля’ика (ангелы. (арабский).

Спасенные опускались на колени.

— Все это видят.

Послышалось.

— Доккха баркалла! (Спасибо. (чеченский).

— Рахмат!

 — Благодарим вас!

К Командиру подошли несколько чернобородых мужчин, один с перебинтованной головой.

— Нам сказали, ты старший здесь.

— Да, подож…

Ему не дали договорить.

— Ала, оружие дай, воевать будем. За детей наших… Если самим не хватает, скажи только. В бою возьмем.

— Спокойно, дадим оружие, а пока вам в себя прийти надо.

Пожилая женщина, плача, что-то рассказывала Борзу.

— Что она говорит?

— Плохо. Шайтаны их имама убили. Нового будут выбирать. — Борз почесал бритую голову. — Командир, а ведь надо мечеть ставить.

Стоящая рядом Мику, только пожала плечами.

— И поставим. Пусть только расскажут или нарисуют как правильно надо, чтобы без проблем было. Мы же не знаем…

« Подрастает выводок из сукиных болот,

Скалится на солнышко и песенки поёт:

«Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,

Я тебя не трону, ты не беспокойся… «

(Екатерина Яшникова. " Пуля»)

… — Ой, тетя Линда, здрасте… — Ульянка обняла женщину, отстранилась, показала пальчиком на парней и девушку, стоявших рядом и оглядывающихся по сторонам. — А вы кто?

 — Это ваш звукооператор и… короче помогут.

Один из парней подошел к Косте с Алисой протянул руку.

 — Я, Джамбо. Это Сова, Джонни, Сима. Он Кеша. Она Олли. А вы «Azadi» значит?

 — Музыканты?

Джамбо помялся.

 — Были. А сейчас… Линда нас буквально из-под винтилова вытащила. В концлагерь хотели отправить…

Женщина отстранила Ульянку.

 — Они Спящие. Да я их давно знаю. Помнится афиши им на сейшн рисовала. Кстати, …я наверно у вас останусь. В городе стремно совсем стало.

 — Ну и правильно. Чего рисковать зря. Пойдемьте в клуб.

… Подойдя к сцене, Джамбо удивленно присвистнул.

 — Неплохо, где достали?

Костя в ответ помахал рукой, мол, где-то там.

 — Ладно, забудьте. Дадите нам несколько минут? Куда куртки можно бросить? Джонни, Кеша…

В зал тем временем заглянули сразу несколько человек.

 — Это концерт что-ли тут?

 — Да нет. Записываться, говорят будут.

Мику повернулась.

 — Заходите, только не шумите сильно и пацаны, к аппаратуре не лезть.

Наконец гости удовлетворенно выдохнули.

 — Все нормально, можно начинать.

Ульянка, сев за ударную установку, простучала по барабанам.

   — Барабанчики…

Алиса, взяв гитару, вздохнула.

  — Отвыкла ведь.

  — Только не лажай сильно.

  — Попробую.

  — Начали…

«Две тысячи тринадцатых лун

отдано нелепой игре,

Но свет ушедшей звезды

всё ещё свет.

Тебе так трудно поверить —

твой путь от этой стены к этой стене.

Ответь:

понял ты меня или нет?

К несчастью я слаб, как был слаб очевидец

событий на Лысой горе.

Я могу предвидеть,

но не могу предсказать.

Но если ты вдруг увидишь

мои глаза в своем окне

Знай,

я пришел помешать тебе спать.

Моё поколение молчит по углам,

Моё поколение не смеет петь,

Моё поколение чувствует боль,

Но снова ставит себя под плеть.

Моё поколение смотрит вниз,

Моё поколение боится дня,

Моё поколение пестует ночь,

А по утрам ест себя.

Сине-зелёный день

встал, где прошла гроза.

Какой изумительный праздник,

но в нём явно не хватает нас.

Тебе так трудно решиться, ты привык

взвешивать — против, взвешивать — за.

Пойми,

я даю тебе шанс.

Быть живым — моё ремесло,

это дерзость, но это в крови.

Я умею читать в облаках имена

тех, кто способен летать.

И если ты когда-нибудь

почувствуешь пульс Великой Любви,

Знай,

я пришёл помочь тебе встать.

Моё поколение молчит по углам,

Моё поколение не смеет петь,

Моё поколение чувствует боль,

Но снова ставит себя под плеть.

Эй, поколение, ответь.

Слышно ли меня, слышно ли меня,

Я здесь!»

Ржавый бункер—моя свобода

Сладкий пряник засох давно

Сапогом моего народа

Старшина тормозит говно

Запрятанный за углом

Убитый помойным ведром

Добровольно ушедший в подвал

Заранее обречённый на полнейший провал

Я убил в себе государство

Бессловесные в мире брани

Зрячие в мире пустых глазниц

Балансирующие на грани

Меж параллелью густых ресниц

Забытые за углом

Немые помойным ведром

Задроченные в подвал

Заранее обречённые на полный провал

Мы убили в себе государство

Ржавый бункер—твоя свобода

Заколочена дверь крестом

Полну яму врагов народа

Я укрою сухим листом

Запрятанный за углом

Убитый помойным ведром

Добровольно забытый в подвал

Заранее обречённый на полнейший провал

УБЕЙ В СЕБЕ ГОСУДАРСТВО!

УБЕЙ!»…

В зале было тихо. Джамбо сделал знак остановиться.

— Круто. О чем то таком, подобном конечно догадывались, в записи слышали, но чтоб вживую. Долго репетировали?

На сцене, переглянувшись, дружно ответили.

— Нет. Не разу, если честно. Вообще не до этого было.

— Не понял тогда… чисто же сыграли.

— Сами удивляемся. Даже Волчица не налажала. Слушай, да не бери в голову, иначе долго объяснять придется.

«Там где были стены там груды камней.

Солнце делает нас с каждым днем все сильней.

Запах ветра прерванный сон

Мир за гранью логичных времен.

Надоело молчать, надоело скорбеть

Кто захочет писать то, что надо стереть

Песни мертвых к небу летят

Ветер эхом вернется назад.

Это век неспокойного солнца

Возвращает нам песни что снились когда-то отцам.

Чегеваровцам и баадер-майнховцам

Снова гибнуть в боях оставаясь лежать

На свободной земле глазами к небесам.»

В зрительном зале начали вставать с кресел, кто-то начал подпевать, вскидывая вверх сжатые кулаки.

«Не малиновый звон и не красный закат

Снова слышим далекой волны перехват.

Замерзая в белой воде, воскресая в белой воде

Мы поем потому что нас видят во сне.

Только скоро все мы сгинем в этой войне

На дорогах разбитой страны

Партизанами вечной весны.

Это век неспокойного солнца

Наполняет тревогой бессмертия наши сердца.

Сандинистам или махновцам

Снова гибнуть в боях оставаясь лежать

На свободной земле глазами к небесам.

Но мы знаем что время любви, сбросив тьму,

Станет светом окрашено.

И что белых ночей красота

Вечно будет такой же безбашенной.

И зачем цену жизни держать загробными байками

Добрых царей прославлять балалайками,

Гибнуть пока молодой

Или камнем лежать под водой.

Не найти новый путь жертвам старых рекордов,

Из оставшихся слов не сложишь аккордов,

Утопая правдой в вине, выпадая росой на луне.

Снова век неспокойного солнца

Возвращает нам песни что снились когда-то отцам.

Пелтиеровцам и арагонцам

Снова гибнуть в боях оставаясь лежать

На огромной земле глазами к небесам.»…

— Охренеть… Откуда они эту песню знают? Вы ее раньше пели?

— Да нет. Мы вообще с прошлого года с другими инструментами работали.

Мику только ухмыльнулась.

— Сны. Наука тут бессильна. Ничего, поживете здесь, поймете. Авеста, может акустику поиграем?

Алиса, соглашаясь, кивнула.

— Давай. Апач, Ангел, отдохните. Что споем? Поняла, твои любимые.

 «Когда ты идешь по своей земле

Кто имеет право свинтить тебя,

Бить тебя дубинкой и тащить в КПЗ

Только за то что ты курнул или выпил вина.

Кто имеет наглость шарить по твоим карманам,

Считая, что на это у него все права?

Ты что, послушался?

Нельзя же быть настолько пьяным

Ты что, забыл, что это твоя земля?

Мы мирные люди. В городе весна.

Но наш бронепоезд там, где наша земля.

Так что если мент избивает тебя

Ты можешь убить мента.

Когда ты идешь по своей земле

Кто имеет право бить тебя по лицу?

Кто может обозвать волосатой свиньей

И попытаться облапать твою герлу.

Кто увешан с головы до ног заморским тряпьем

И после этого учит что тебе одевать.

Кто рубил твой лес для дачи с гаражом?

Неужели ты не умеешь стрелять?

Мы мирные люди. В городе весна.

Но наш бронепоезд там где наша земля.

Так что если жлоб избивает тебя

Ты можешь убить жлоба.

Когда ты идешь по своей земле

В Вавилоне идет густой снег.

Ведь бог всегда на твоей стороне

Даже если бога и в помине нет.

На последней баррикаде армии любви,

Когда Зверь поведет стальные корпуса,

Сожги на костре заповедь «не убий»

И взорви весь мир — пускай горит дотла.

А когда они окружат, забей последний патрон:

Впереди тебя вечность, позади Москва.

Все, что строили себе начиналось с виселиц,

Свобода всегда начиналась с тебя.»…

«Рай лежит на остриях копий

Чтоб увидеть, надо сметь ослепнуть

Чтобы понесли как лист сухой ноги

Как прикажет им невидимый ветер.

И сырая трава задымится

Под невесомыми углями-ступнями

И пойдут греться звери и птицы

Не пугаясь огня за следами

Ведь.

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю.

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю.

Солнце горит во мне,

Солнце горит во мне

Пока горит во мне.

Ласточка подстреленная в пулю превратится

И найдет охотничка даже в подземелье.

Сбросит с плеч свинец и в небо возвратится

В сени к нам с весною принесет веселье.

Ноченька бескрайняя съежится в комочек,

Ляжет помурлыкать на теплые коленки.

Трибунал Сыновний расставит все точки

И хозяина тюрьмы поставят к стенке.

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю

Солнце горит во мне,

Солнце горит во мне

Пока горит во мне.

Лабиринты долгие по дороге к Замку

Только не помеха это для лавины.

Не рисуйте, милые, нам черные рамки

Нас еще не создали — в руках божьих глина.

Ой, на сон грядущий эти сказочки страшны

Для братцев-пискарей, жизнью умудренных.

Скучно тратить время, толковать им напрасно

Про победу павших и радость обреченных.

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю

Я не верю ни во что, не верю

Ни во что, не верю, я просто знаю

Солнце горит во мне,

Солнце горит во мне

Пока горит во мне.»…

— Продолжим? Еще пару песен и хватит. А то дорвались до бесплатного.

… «У каждой птицы есть свой юг и свой север,

У каждого неба есть своя земля и свое подземелье,

У каждого Солнца есть своя Луна, а у Бога — обезьяна,

Но никто не родился слишком поздно или слишком рано.

Так что снаряжай собак, брат якут, —

Мы пойдем искать полюс.

Так что снаряжай собак, брат якут, —

Мы должны искать полюс.

Все бы червячки летали,

Но они не рисковали:

Жестко падать.

Для теплой головы

Хоть столетние дожди —

Один хрен, слякоть.

Убогие спецы

По превращению огня в слова,

А слова — в сортир,

Разумные мальчики,

Разумные девочки

Обосрали весь мир.

Так что брось их к их чертям, иди прочь, брат якут, —

Мы пойдем искать полюс.

Так что брось их, иди прочь брат якут, —

Мы должны искать полюс.

Покойники всех стран

Продолжают балаган —

У них солидарность.

То, что ты такой,

С их точки зрения, простой —

Хамство и наглость.

Плавились мозги,

Расцветали кирпичи,

А на Солнце — пятна.

Значит, завтра война

Все поставит на места —

Станет все понятно.

Так что набивай патроны, брат якут, —

Мы идем искать полюс.

Так что набивай патроны, брат якут, —

Мы должны искать полюс.

Воскресал Христос,

превращался в мост

Дионис Распятый.

Срок исправительный,

Урок золотой,

Получал горбатый.

Вкусных вам харчей,

И хороших новостей,

И всего такого.

Граждане, пока!

Мы, как видно, на века,

На недельку — до Второго.

Так что торопи собак, брат якут, —

Мы должны искать полюс.

Так что загоняй собак, брат якут, —

Мы должны искать полюс.

Так что брось меня, иди сам, брат якут:

Завтра — полюс.»…

— Уф… — Ульянка встала, аккуратно придвинула стульчик к барабанам. — Устала немножко.

— А альбом как назовете? — поинтересовалась Линда.

— «Песни Проклятых.».

Алиса обернулась к залу.

— Спасибо вам, за то, что слушали.

Из зала ответили.

— Вам спасибо.

— Теперь вы. — она обратилась к новоприбывшим. — Давайте, одевайтесь, пойдемьте, будем заселяться. Олли ты к девчонкам. Как раз место есть свободное, сука, … пока человек в госпитале, а там посмотрим. Вы только сильно не удивляйтесь, тут свои заморочки.

 — Подожди, а аппарат?

 — Да пусть стоит, куда он денется. Кстати, поиграть захотите, пожалуйста…


Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: сказка, неформат, контркультура, социальная фантастика, антиутопия,
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 9
Свидетельство о публикации: next-2022-122837
Опубликовано: 23.05.2022 в 08:54




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1