Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Куда едет поезд


­По перрону плывёт запах угля – топят вагоны. Вокруг чемоданы, тюки, сумки, ожидание, суета, толкотня.
Особый мир, своеобразный, неповторимый, который… хм, ничего в голову не приходит, кроме нескольких банальных эпитетов. Да, иногда его любят сравнивать с муравейником… Но. Но! Но… Вы не найдёте ни системы, ни порядка, свойственной этим насекомым. Вы не найдёте на перроне даже вежливости. Всю вежливость, всё приличие крадёт расписание. Именно оно проводит незримую черту между устоявшимся и опостылевшим бытом и интригующей, непостижимой романтикой дальних странствий.


- Дамы и господа, поезд отправляется через тридцать минут. – Говорит нам диспетчер.
Поезд отходит через тридцать минут, так гласит расписание, магическая субстанция, которая подчинила себе даже создателей ещё до того, как они успели составить его. Расписание, напомню, за которым закостенелый быт, покрытый засохшей краской привычных страстей, устоявшиеся ссоры, привычные проблемы, омытые коньяком, чаем, вином и слезами, залитые водкой, скреплённые терпением, приправленные раздражением и воспоминанием об уходящей жизни.
Той жизни, что мимолётно ускользнула, оставив снисходительную усмешку над детской мечтой.
Той жизни, что оставила лишь досаду и маленький стыд.
Той жизни, что осела в морщинах и покрыла голову сединой.
Той жизни, что… Но ведь всё-таки в ней что-то было? Было конечно…
Это и даёт теперь возможность сказать: «Я прожил жизнь! Я знаю, какая она!». Но только украденные у себя слёзы в подушку могли бы разрушить эту иллюзию, но… Но…


Вещи. Люди несут вещи. Не стоит думать, что в чемоданах одежда, вовсе нет. Там – мечта! Там грёзы. Кто посмеет сказать, что в чемодане лежит платье?! Нет, вовсе нет, там фурор, там успех, там восхищённые мужчины, лежащие у ног. Там взволнованно рассказанная себе сказка. У каждого своя. И кто в силах признаться, что его личная сказка так похожа на сказку подобной жертвы расписания, что боится вместе с уходящим поездом потерять билет в разноцветный туман нереализованной мечты.
В чемоданах соблазны. В чемоданах сладкие пороки. Ох, сколько всего хочется разрешить себе!.. Но приличия, Церковь, мораль… Да, если и спасут они от адской сковородки, но не избавят от постылой скуки жизни.
Разве дадут они взамен хоть маленькую толику от сладости греха?!
Разве ж могут они заставить в ожидании томиться грудь?!
Разве смогут они разбудить грёзы?!
Разве в смогут они подарить танец?!


- Дамы и господа, поезд отправляется через двадцать минут.
Прощание, слёзы, наказы, обещания, грусть, радость. Ещё что-то можно успеть, ещё что-то можно сказать, у кого-то есть ещё шанс. Через двадцать минут расписание разделит жизнь на «до» и «после».
Двадцать минут! Ещё вчера вы беспечно разменивали этот отрезок времени на пустяки. Ещё вчера эти двадцать минут были покрыты ленью и пылью. Но сегодня ветер странствий по велению расписания превратил этот ничтожный промежуток времени в событие, которое потом будем вспоминать всю жизнь.
Жизнь?
Нет, нет, жизнь только начинается.
Она там, за чертой расписания.
Она там, за гудком паровоза.
Она там, за стуком колёс поезда.


- Дамы и господа, поезд отправляется через десять минут. Просьба провожающим освободить вагоны.
Да, провожающие, освободите вагоны, вы теперь часть той жизни. Вам не достался билет в райские кущи соблазнов и романтику неизведанного. Вам досталась лишь грусть и, возможно, лёгкая зависть. Вам досталась возможность на прощание сказать несколько слов. Ох, набраться бы мужества и сказать всё, как есть на самом деле. Сказать бы правду в след. Позволить бы чувствам поглотить рассудок, и, наконец, освободить сердце… Нет. Нет, нет. Так нельзя! Если только намёком, если только упрёком, и не дай бог…


- Дамы и господа, поезд отходит через пять минут.
Последний всплеск расставаний, последние выдохи вдохи, слёзы, советы, пожелания, приветы, поручения по новому кругу. И конечно опоздавшие, что суетливо вбегают в вагон и судорожно ищут своё место. Эх, можно опоздать куда угодно, но как успеть схватить единственный шанс?



Ну вот, тронулись. Кто подбирает остатки слёз, продолжая махать платком стремительно уменьшающимся силуэтам. Кто наскоро осваивает новое пространство. Кто распихивает свои вещи по углам, настороженно озираясь по сторонам. Кто с заметным облегчением, освободившись от семейного долга, начинает разглядывать противоположный пол.
Преодолели невидимую черту, и расписание сделало из людей пассажиров. А пассажиры это уже нечто другое, особая каста, наделённая своеобразным темпераментом, мышлением и привычками. Ведь замкнутое пространство, что с грохотом несётся сквозь величие и многообразие окружающего мира, кроит нас под себя, делает существами также ограниченными и примитивными. Достаточно немного перебрать обрывки воспоминаний, всех наших поездок в вагонных застенках и вот уже представлены взору все типажи. Семейная пара неопределенного возраста, где супруга нудно воспитывает своего подкаблучника. Молодожёны, что непрестанно поедают друг друга вожделенными взглядами, и досадуют о присутствии посторонних. Гуляющая молодежь. Серьёзный деловой мужчина… думаю, хватит. Ведь несложно вспомнить остальных.


Едем. Скучаем. Томимся. Жуём, кто состоятельнее – в вагоне-ресторане, кто победнее - жареная курица, пирожки, яйца и запах лука на весь вагон.
Скука! Душно. Уже хочется чего-то. Душа рвётся, но лапы расписания жестко придавили к сидению.
Как всё нелепо! Раздражает. Пейзаж за окном… похоже, что он никогда не меняется. И самое ужасное, что их так много людей вокруг. И так много надо из-за них делать. Надо.
Надо вцепиться в ощущение самого себя, ведь кто-то может быть лучше. Неужели тот лысый господин, что дремлет у окна, громко всхрапывая?! Или та дама с поджатыми, не знающими улыбки губами?! Хм. Нет. Не хочется. Хочется понравиться, даже тому туповатому мужчине в форме, что громко хохочет, рассказывая приятелю неприличные анекдоты. Даже… даже… Даже им всем! Дорогим, плохим, отвратительным. Им, врагам и друзьям, незнакомцам. И всем хочется доказать как ты хорош. Это принцип, мечта, месть. И… как бы это лучше сказать? Да, наконец, самому поверить в собственное величие, затюканное начальством, правительством, гневом Божьим, женой, насмешками друзей, дуростью соседей и простатитом. Величие, посыпанное пеплом юношеских амбиций и ожиданий. Именно это величие и вес прожитых лет дают право давать советы и делиться опытом, советы призванные уберечь от ошибок. Но кто сможет признать, что эти советы приведут к совершению других ошибок. И не уберегут от главной ошибки, как бы её лучше назвать… Ошибка пустой жизни? Ошибка потерянного времени? Ах, да не важно. Важно, что всех сейчас с усилием тянет поезд к мечте. А ведь довезёт. Неужели?! Ох как хочется! Может быть на этот раз… Ведь поезд едет «туда», к мечте! Но что мы будем делать, когда он поедет «оттуда»?


Едем. Теперь, когда обречённые жертвы мечты свыклись с новой обстановкой начинается новое действо – общение.
Общение в поезде весьма милое мероприятие. Ну да кто об этом не знает! Ведь нас встреча с человеком, которого видим в первый и последний раз, мало к чему обязывает. И только закостенелый сноб удержится от потока откровенностей в непринуждённой беседе. Ох, да чего только я не наслушался!
Уж не знаю почему, но мне рассказывают свои жизненные драмы с большой охотой. Говорят, что очень располагающая внешность. Всё может быть. Я знаю многое и о многом могу говорить с уверенностью, и я уверяю, купе поезда лучше любой исповедальни, и даже знаю почему – некому потом назначить наказание. А потому нет стыда. И нет страха. Ведь именно страх порождает стыд. Без стыда человек невинен, он сама чистота и непосредственность. Он дитя! Игра природы и Небесных сил. А вот под гнётом стыда он станет рабом морали, преступления и наказания.
Не спорьте. Я знаю. Я слышал множество историй, я видел множество судеб. И за каждой трагедия порабощённой невинности, попавшей в условности и законы, которые не придумывала эта жертва, но, не успев в них разобраться, сникла, зачахла, а то и вовсе погибла от предрассудков. И самое удивительное в том, что жертва моральных устоев сама становится тюремщиком прытких душ, поработителем светлых мечтаний. Если вы молоды, то вы мне не поверите: а если вы старше, то, скорее всего, возмутитесь.

Меня никто не боится - я не буду осуждать и не буду наказывать! Я сам жертва устоев и общества! Я тоже гоняюсь за мечтой уж столько лет подряд, пересаживаясь с поезда на поезд. Я тоже везу в чемодане стопку грёз и связку страстей. Я еду туда, где нам обещано нами выдуманное счастье. Боже, как я боюсь разочарований. Как мы все боимся потерять почти единственный смысл в жизни – грёзы и миф о себе, самом замечательном на свете.
И что наша жизнь?! Наша жизнь – не распакованный чемодан мечтаний, который мы всё время тянем за собой. Наша жизнь – невозможность раскрыть этот чемодан полный чудес и выпустить на волю все затаённые желания. И нам никто не поможет насладиться волшебным миром, который мы бережно оберегаем друг от друга. Этот мир так хрупок, и мы так легко его рушим в чужих сердцах. Кто нам поможет? Кто поддержит и укрепит эту сказку?
Я помогу! Нет, это не громко сказано! Я не беру на себя больше, чем могу взять. Вспомните, вы были готовы отдать полмира, чтобы вас хоть кто-нибудь услышал, чтобы вас хоть кто-нибудь понял, поверил в вашу сказку… Я верю! Я верю вам и в вас! Я бережно вдохну в вашу мечту веру и жизнь, я дам ей крылья и свободу. Это просто, нам ведь много не надо – порция откровенностей и на десерт сочувствия. Как только мы прикасаемся к мечте, не боясь, что её обсмеют, запретят; как только с ней согласятся и скажут, что так и надо, ты правильно живёшь, так она сама уже рвёт оковы общественного мнения и стеснения обид. Мечта, наша сказка, уже ищет дорогу, уже горят глаза обладателя, уже она близка, и, кажется, её можно потрогать руками. Подождите, немного терпения – пока едет поезд.
Вы знаете, беседа - это так много. Слова – могущественная сила. Откровение… ну хоть когда-то надо себе его позволить, хоть когда-то надо забыться и довериться другому человеку. Напомню – он тоже жертва, как и вы. Он жертва вас, вы жертва его. Видимо только я ломаю этот круг.

Я знаю, что беседа лишь на короткое время окрылит мечту. Я знаю, что она не вылечит от недуга пустой жизни. Но я буду говорить с вами. Для меня это хоть какой-то смысл жить… да и для вас, но на время. И беседа не избавит от разочарований и боли, но хоть немного согреет сердце. И мне всё время кажется, что за этой болью есть ещё что-то, несоизмеримо большее, что мы не успели разглядеть в суете житейских проблем.

Я знаю, что в том месте, куда вы едете, нет ничего, кроме разочарований. Там действительно нет ничего. И именно поэтому я сажусь каждый раз на поезд, который едет «туда», и никогда не сяду на поезд, который едет «оттуда».

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
Свидетельство о публикации: next-2022-122588
Опубликовано: 17.05.2022 в 01:21
© Copyright: Александр Светлов
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1