Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Синяя жемчужина


Макс Новиков
­В далекой и жаркой стране жил высокий и сильный ловец жемчуга Маркус. С малых лет он вместе с отцом добывал жемчужины со дна морского. Ныряльщик с божьей искрой погружался на такие глубины, что другим и мечтать не приходилось. Вот только молодой человек не думал о будущем: тратил немалые деньги на пустые развлечения; учиться не хотел, жил один, и никто ему не нужен был. Бахвалился своим мастерством и советов не слушал.

Текли годы. Но однажды теперь сорокалетний Маркус проснулся очень рано с твердым намерением изменить свою жизнь. Он натянул шорты, взял маску и ласты и отправился на своё излюбленное место: высокий скалистый выступ, внизу которого бушевало море. Дорога к этому секретному уголку была трудна и порой опасна. Узкая тропка петляла меж огромных валунов, колючки дикого кустарника больно царапали ноги, а трещины в скалах Маркус преодолевал без тени страха.

Он стоял на краю утеса, смотрел на розовый горизонт и говорил вслух:

– Хочу найти сокровище, которое изменит мою жизнь.

Маркус говорил это вполне серьезно, так как порядком устал от ночных компаний и домашнего одиночества.

Он прыгнул. Расправил руки, словно крылья, и устремился навстречу рокочущим волнам. Вода поглотила человека, будто песчинку. Маркус погружался всё глубже и глубже, вода всё сильнее сдавливала его тело; тьма обступала ныряльщика. В кромешном мраке двигался он навстречу мечте.

Вдалеке глаза Маркуса уловили неясное свечение. Тьма раздвинулась, уступая место синему сиянию. «Вот оно, – подумал Маркус, – сокровище!»

Когда ныряльщик приблизился к источнику света вплотную, он увидел легендарную жемчужину. Синий шар, размером с яблоко, лежал в открытой белой раковине. Маркус, не раздумывая, схватил подарок судьбы и двинулся к поверхности. Он глубоко вдохнул и поплыл к берегу, крепко сжимая Синюю жемчужину в руке. Сердце прыгало в груди, а счастливая улыбка играла на загорелом лице мужчины.

Из воды Маркус выскочил, не помня себя от радости, и опрометью бросился в дом, который стоял на берегу.

– Я богат! – кричал он. – Я сказочно богат! – и смеялся как сумасшедший, отчего чайки разлетались, а обезьянки на пальмах прятались.

Дома Маркус чуть-чуть успокоился. Бросил ласты в угол, хлебнул холодного кофе и бухнулся на кровать в мокрых шортах. Он разглядывал чудесную находку, крутил в руках теплый и как будто пульсирующий шар. Жемчужина переливалась глубокими синими оттенками и волнами белого, а внутри виднелись золотые крапинки. «Она похожа на глаза богини, – думал Маркус, – она будто Вселенная в моей руке, что-то очень дорогое и незаменимое».

Он бы до утра дивился такой красоте, но сон укутал Маркуса непроницаемым покрывалом. А жемчужина затерялась в складках одеяла.

Во сне ныряльщику явился темнокожий человек в белых одеждах, которые обволакивали могучее тело незнакомца, словно облака неприступную гору. И молвил тот незнакомец:

– С этого дня, Маркус, твоя жизнь изменится. Она не будет безмятежной, но ты будешь самым счастливым человеком. Только помни: не возвращай в море, что взял у моря, – сказав так, мужчина в белом растаял, как лед в теплой воде.

Маркус соскочил с кровати и озирался сонными глазами. Нет, не сон такой странный пробудил мужчину. Его разбудил тихий детский плач. Когда с Маркуса слетела пелена сна, он увидел на кровати ребенка.

Маленькая девочка с золотыми волосами и синими, как море, глазами. Синее платьице и белые сандальки. И не было создания милее на свете. Девочка плакала, смотрела на Маркуса и тянула пухлые ручки.

Опытный ныряльщик, одиночка по жизни, сначала опешил, не веря глазам своим. Придя в себя, он аккуратно поднял девочку на руки, будто она была хрустальной, и … засмеялся. А по глазам текли слезы счастья. Маркус кружился по комнате, подбрасывая девочку к потолку, и кричал:

– Я назову тебя Мариной! Я воспитаю тебя как родную дочь!

Не прошло и пары дней, как Маркус понял, что не так-то просто воспитывать ребенка, тем более одному. Жены нет – решил няньку сыскать. Всех обегал Маркус, но ни кто не соглашался. Он даже объявления расклеил по округе – ни одного ответа.

В это время как по волшебству появилась в тех краях старуха чужестранка. Ходила она от дома к дому и стучала клюкой в двери и окна, и просилась на ночлег. Но как увидят её жители, как поглядят на морщинистую, хромую и грязную отшельницу в отрепьях, так сразу гонят её со двора. А старуха не обижается, зла не таит, дальше по улице идет, к следующему дому заворачивает.

Так пришла иноземка в дом Маркуса. Мужчина метался с грудничком на руках от стола до шкафа с лекарствами. Тут раздался стук в дверь. Маркус и внимания не обратил, потому что дочь сильнее заплакала. А старуха знай себе, в двери колотится. Маркус кулаками потряс и пошел открывать.

В дверях старуха сказала:

– Пусти, бамбино, хоть в уголке переночую.

– Не могу, сеньора, – развел руками Маркус и указал руками на кроватку. – Дочь болеет. Не вовремя ты.

Закрыл он дверь и к ребенку вернулся. А перед глазами так и мерещится лицо старухи с бородавкой на носу. Посмотрел он в окно, а за ним та самая отшельница стоит и смотрит, не мигая. Дрожь пробрала Маркуса, но он вышел на двор, чтобы прогнать назойливую гостью. Едва дверь открыл, как старуха юркнула в дом и кинулась к ребенку. Маркус бросился за ней. Видит: старуха положила на горячий лоб девочки сухую руку – Марина успокоилась и уснула сладким сном.

Гнев отца, как и простуду дочки, словно рукой сняло. Он подошел к старушке и попросил быть няней дочке.

Пожилая женщина повернулась:

– Отчего же не понянчить, много деток воспитала.

Зажили втроем. Поначалу тесновато было, а годом позже Маркус пристроил веранду к дому, где поселилась няня Илада. Марина няню нисколько не боялась, наоборот, во всём слушалась, погонялась за старушкой. Девочка засыпала под шепелявое пение, а по утрам с удовольствием читала, сидя на худых коленях бабушки названой. Илада учила девочку рукоделию и премудростям жизни. Так летели годы. Маркус постарел, здоровьем ослаб. Марина, напротив, обернулась первой красавицей. Вокруг неё толпами ходили ребята, девчонки набивались в подружки. Но Марина близко подпускала не многих, было несколько подруг, да и с теми дочь Маркуса виделась редко. Что было необычно, так это то, что Илада совсем не изменилась, будто времени была не подвластна.

Между тем близился День рождения Марины. Отец с няней суетились и хлопотали к празднику, а девушка им во всем помогала. В один из дней Илада ушла на рынок, а Маркус поехал в город, продать несколько жемчужин, чтобы ткани шелковой купить на платье дочке.

Марина осталась домовничать. Вскоре пришли подружки и позвали купаться. Девушка строгий наказ отца помнит: В воду не заходить! На уговоры озорных подруг не поддается. А те не унимаются: Пойдем, хоть на бережке посидишь. Марина еще поотнекивалась, больше для виду, и согласилась.

Синее море теплое, как парное молоко. Девчонки в воде плещутся, радостно повизгивают, а Марина на берегу сидит, завидует, на подруг глядя.

– Иди к нам, – кричат девчата, – хоть ноги помочи.

Марина головой мотает: «Нет, не пойду». Подружки звали и звали, на третий раз всегда послушная дочь Маркуса не удержалась: согласилась.

В платье зашла Марина в море, придерживая подол. Только вода коснулась белых девичьих ног, как море взбурлило, вспенилось и потемнело. Птицы смолкли. Волны поднялись выше роста человеческого. Подружки с криками ужаса и перекошенными лицами выскочили из воды. Марину неведомая сила тянула в пучину морскую. С берега ей кричали, звали, но Марины и след простыл.

Этот девичий крик услышал Маркус, он возвращался из города с отрезом ткани на платье. Как только мужчина разглядел и узнал подружек дочери, тотчас побежал к ним. Те, завидев отца Марины бросились на встречу. Маркус выслушал сбивчивый рассказ и нахмурился. Он сжал в кулаке розовый шелк и торопливо направился домой.

Илада, лишь увидев хозяина, сразу всё поняла: так хорошо старуха знала Маркуса. Мужчина ткань на стол бросил и сказал:

– Надо Марину спасать, а сил нет, старость всё забрала.

Илада понимающе кивала, пока убирала дорогой шелк. Наконец она сказала:

– Помогу я тебе, Бамбино. Маришка мне навроде внучки стала.

– Как же ты мне поможешь? – удивился мужчина.

Илада хитро улыбнулась:

– А ты думаешь, я дряхлая старуха и больше ничего! Давай неси ящик с жемчугом.

Маркус как во сне сходил и принес сундук. Старуха открыла его, там каталась одна лишь жемчужинка. Маркус тяжело вздохнул, а Илада взяла морское сокровище в руку и произнесла заклинание:

Вода как воздух,

Вода как земля

Пусть будет вода

Стихия твоя, –

и вложила жемчужину в открытую ладонь седого мужчины.

– Приложи к груди, – велела Илада, Маркус так и сделал.

В ту же секунду заговоренная жемчужина вспыхнула огнем и слилась с сердцем Маркуса. Он засиял изнутри ослепительным светом, а когда сияние утихло, то Илада смотрела не на старого согбенного человека, а на молодого и сильного парня. Маркус благодарно поцеловал бабушку в морщинистый лоб и стал собираться в путь-дорогу. Ему снова было двадцать – настоящий испанский рыцарь.

Путь предстоял трудный и опасный. Молодой испанец взял гарпун и стрелы, надел костюм ныряльщика, подхватил под мышку ласты и трубку.

Илада окликнула:

Трубка с ластами тебе не понадобятся, теперь ты быстрее любой рыбы в море и дышать будешь так же, как на земле воздухом.

Маркус кивнул и выскочил за порог. Он бежал к утёсу, не замечая извилистой каменной тропы, колючек и трещин, – влетел на вершину подобно ветру. Кинулся в синее море, в пучину тёмную; устремился ко дну недосягаемому, где вода холоднее льда, такая, что мозги стынут и ноги коченеют. Хвала Иладе: Маркус теперь как рыба в воде. Он был полон сил и желания вернуть свою дочь, во что бы то ни стало.

Пока отважный ныряльщик погружался в морские глубины, Илада обвернулась розовым шелком и тоже направилась к морю. Женщина о чем-то думала и шептала древние слова.

Маркус был уже так глубоко, что ни одному человеку не доводилось бывать здесь. Из черной толщи воды проступили смутные очертания. Но Маркус видел четко и ярко, как видят свой мир глубоководные обитатели. Пред странником выросли главные владения морского царя. Обросшие кораллами и звездами, они охранялись змееподобными стражами-муренами. Их тела скользили в соленой воде, медленно раскрывались страшные пасти, а черные глаза неустанно следили за округой. Лучших охранников и не придумаешь.

Очертя голову Маркус кинулся в атаку. Он выстрелил из гарпуна, но стражник легко увернулся, изогнув хвост. Маркус пошел на мурен с голыми руками. Охрана даже не приняла всерьез эту жалкую попытку. Страж со шрамом на спине ухватил Маркуса за ногу, и пока ныряльщик пытался освободиться, претерпевая боль, второй хлестнул мужчину в грудь. Маркус полетел прочь от ворот, разрезая сильным телом плотную воду. Он упал на песчаное дно и оставил за собой длинную борозду. Поднялась непроглядная взвесь песка и ила, скрыв ныряльщика из виду.

Отлеживаясь в плотной завесе песка, отец Марины призадумался, как бы ему миновать неприступных сторожей и остаться при этом целым и невредимым. Он решил найти другой вход. Не дожидаясь, пока мутное облако рассеется и он окажется перед стражами как на ладони, Маркус обогнул врата и поплыл вдоль подводных скал, что окружали владения царя всех морей и океанов.

Спустя какое-то время ныряльщик заметил стаю акул. Он увидел, что в окружении морских хищников трясется от страха розовый дельфин. Тут уж молодой охотник не мог проплыть мимо. В пару мгновений он оказался перед зубастыми тварями, и потребовал:

– Отпустите бедное животное!

Акулы переглянулись и захохотали, клацая острыми зубами. Вперед выдвинулся вожак, самый крупный и зубастый.

– Я Зубус, – сказал он. – Это мои воды, что хочу, то и делаю. А ты, человек, проваливай на сушу, пока я тобой не перекусил. – Его приспешники согласно закивали мордами.

Маркус приметил на дне обломок мачты, потом взглянул на дельфина.

– Я уйду отсюда только с этим розовым малышом.

Зубус молча рванул к Маркусу. Ловкий пловец подхватил кусок дерева и выставил перед собой. Обломок мачты уперся в челюсти акулы; прямо ни туда, ни сюда – встал намертво. Маркус схватил вожака за жабры и вырвал у него самый большой зуб. Акула со стонами скрылась из виду, вслед за вожаком исчезла вся шайка.

Маркус посмотрел им вслед, взглянул на трофейный зуб:

– Повешу на шее как талисман.

Дельфин тихо спросил:

– Как тебя зовут мой спаситель?

– Я Маркус.

– Моё имя Адали, теперь я твоя должница.

Ныряльщик удивленно посмотрел на розовое существо:

– Не ожидал, что ты девочка.

Адали гордо вскинула голову:

– Вообще-то я уже взрослая…. А зачем ты здесь? – переменила она тему.

Маркус всё рассказал, и сам не понял почему. Наверное, потому что почувствовал с новой знакомой некую незримую связь. Затем он спросил:

Мне бы с морским царем повидаться.

Адали ответила не сразу:

– К нему так просто не попасть. Тут хитрость нужна.

Они посоветовались и решили проникнуть во владения царские под видом цирковых артистов. Маркус соорудил парик из зеленых водорослей. Адали, когда увидела, чуть со смеху не лопнула. Ещё отец Марины сделал балахон из паруса, найденного в обломках затонувшего корабля; там же он раздобыл длинный шест. Адали поплыла как была, потому что стражники её никогда прежде не видели.

Новоявленные циркачи появились из-за скалы, и прямиком к вратам. Мурены-охранники начеку:

– Кто такие?

– Артисты Большого морского цирка, – сходу придумал Маркус, и отвесил низкий поклон, отчего парик из водорослей чуть не свалился.

– Мы идем к владыке, чтобы показать новую программу.

Страж почесал плавником длинное брюхо:

– На свадьбе царя выступать? Так бы сразу и сказали.

Маркус побелел и стиснул зубы, – он понял, что исчезновение дочери дело рук повелителя морей. Больших трудов стоило разгневанному отцу оставаться спокойным. Адали тоже это поняла и коротко ответила:

– Да, мы на свадьбу.

Врата распахнулись, и путешественники увидели чудесный город. Он сверкал огнями. Аккуратные домики причудливой формы были построены из вулканического камня и выкрашены самыми яркими цветами. Магазинчики показывали самые разные товары в залитых светом витринах. На широких улицах стояли диковинные трамвайчики и тележки. Но странно было другое: нигде не было ни одного жителя.

– А где все? – спросил Маркус. Но Адали и сама не знала ответа.

Огромный дворец из гладкого камня и самоцветов высился над городом. К нему сходились многочисленные улочки и проспекты. По одной из них путники вошли в царское жилище. Зал для гостей блистал чистотой и богатым убранством. Долго пришлось плыть, чтобы приблизиться к трону царя. Ещё издали Маркус разглядел тучную фигуру. Царь сидел на троне, высоко подняв лысую голову в короне, которая была ему мала, и поглаживал непомерно длинную зеленую бороду. Серая кожа и темные ногти, – вот что еще заметил ныряльщик. А это ещё больше разнилось с позолоченными царскими одеждами.

Маркуса била легкая дрожь. Он еле сдерживался, чтобы не вцепиться в зеленую бороду. «И такое чудище в мужья моей ненаглядной дочурке! – думал Маркус. – Ну уж нет!»

Тут царь заговорил:

– Вы знаете кто я, а имя моё Болтан. Показывайте свою цирковую ерунду.

Адали подозрительно посмотрела на зеленобородого, но всё же поклонилась. Маркусу надоел весь этот спектакль. Он сорвал парик и, потрясая шестом сказал:

– Вернул мне дочь немедленно, а то я тебе такой цирк тут устрою.

– Хм, – царь сжал бороду, – смелый, однако. Но я не похищал твою дочь, её забрало море. Так? – Болтан лукаво посмотрел на Маркуса, на что мужчина ответил:

– Мне пустые разговоры ни к чему, говори, где Марина. Что тебе нужно?

Болтан обвел пальцем.

– Посмотри, у меня всё есть…. Но если ты мне доставишь сокровище Крабара, тогда я, возможно, скажу, где находится златовласая красавица.

Маркус бросился прочь со двора. Адали устремилась следам:

– Маркус, подожди, – увещевала попутчица, – ты же не знаешь, где и кого искать.

– Расскажешь по дороге, – бросил на ходу ныряльщик.

Три дня и три ночи добирались герои до пещеры ужасного краба по имени Крабар. Он был сущим гигантом, хранителем несметного богатства. Доселе никому не удавалось даже добраться сюда, не то чтобы завладеть сокровищами.

Перед тем, как войти в пещеру, путники сделали привал на дне морском, в укромной низине, вокруг которой росли густые водоросли. Перед сном Адали мучилась мыслями: она как будто помнила царя совсем другим, в простых и строгих одеждах, стройный и черноволосый; а жителей в городе было пруд-пруди. Маркус также не мог заснуть, – когда дочь в лапах такого монстра, то спать – это последнее чего хочется.

Поутру Адали толкнула Маркуса плавником. Она велела быть крайне осторожным и думать перед каждым шагом. Ныряльщик вроде бы всё понял и поплыл у самого дна к пещере. Его окружала непроглядная тьма. Выше, в плотной толще воды, сновали невиданные существа. Маркус узнал только миролюбивую китовую акулу и гордых касаток, что гонялись за косяком сельди.

Но вот удалой пловец у входа в обиталище Крабара. Вошел он без помех. Но как только Маркус очутился внутри, сзади кто-то тяжело опустился на землю. Ныряльщик обернулся и встретился взглядом с тремя парами черных глаз, что мерцали на гигантской голове краба в бронированном панцире. Чудище размеренно двигалось на чужака. Маркус оставил гарпун у ворот дворца и теперь был безоружен. Он озирался в поисках любого предмета, годного для боя. Сеча обещала быть смертельной. Смекалистый ныряльщик заметил на стенах толстые цепи, которыми, по-видимому некогда был прикован Крабар. Маркус метнулся к стене и вырвал цепь. Краб пошел в атаку, щелкая огромными клешнями. Охотник обходил его стороной, раскладывая цепь вокруг великана. Смертоносные клещи клацали над головой пловца, но тот ловко уходил от ударов. Противники сближались – цепь натягивалась. Одна из лап Крабара попала в петлю цепи – Маркус потянул железный аркан. Чудовище повалилось на бок, но успело все ж таки ухватить длинной клешней охотника поперек туловища. Мужчина стиснул зубы, но крика не издал. Краб медленно подтягивал жертву к страшной пасти. Взгляд Крабара остановился на амулете ныряльщика: он увидел зуб главаря банды акул, Зубуса. Крабар выпучил черные глазищи:

– Ты одолел Зубуса?

Маркус всё еще пытался освободиться от мертвой хватки, как позади раздался голос Адали:

– Да, Крабар, этот человек меня спас.

Хозяин пещеры вгляделся в темноту.

– Адали! Что ты здесь делаешь?

Дельфин отмахнулся плавником:

– Долгая история, мой старый друг. Отпусти Маркуса, он ведь задохнется, а ему еще дочь спасать.

Крабар ослабил хватку, и Маркус свалился на пол пещеры. Когда мужчина пришел в себя он подарил амулет хранителю сокровищ. Это был знак дружбы. А краб позволил выбрать оружие из коллекции. По словам пещерного обитателя,Маркуса впереди ожидали ещё большие испытания, а тут ему просто повезло…. Но цепь хозяин пещеры все-таки спрятал.

Маркус спустился в хранилище несметных богатств. Чего там только ни было: золото и драгоценные камни, доспехи и оружие – всё из благородных металлов. Ныряльщик облачился в легкую броню, взял длинный меч, кинжал и нож, круглый щит он закрепил на спине.

Когда Маркус вернулся к друзьям, они разговаривали.

– Что за Болтан? – спрашивал Крабар.

– Я сама удивилась, – сказала Адали. – Мне помнится, что морской царь был молодым темнокожим красавцем по имени Тао-Тао. Он носил белые одежды и еще у него сын родился… – Адали заметила Маркуса и умолкла в удивлении: такой он был чернокожий и величественный.

Крабар одобрительно кивнул подводному рыцарю и продолжил разговор:

– Малик. Сына царя звали Малик. До меня доплывали слухи, что принц как будто отказался от трона и теперь живет на Изумрудном острове, где купается в море и роскоши; любые желания исполняют сотни слуг.

Маркус взял слово:

– Не всему, что говорят, стоит верить. Я отправлюсь на Изумрудный остров и всё разузнаю, – Маркусу вспомнился тот сон и темнокожий вестник. Может, это был Малик или его отец Тао-Тао?

Адали с Крабаром всполошились:

– Ты один не поплывешь, там опасно. Нет, нет и нет.

Маркус был польщен такой заботой, но настоял на своем. Он отправился в путь по карте, которую дал ему друг Крабар. Сейчас он двигался в одиночку. Это был сложный путь. Маркус пробирался сквозь коралловый лабиринт, побывал в жерле подводного вулкана. Два дня проплыл на спине кашалота, потому что совсем выбился из сил. Затем их пути разошлись, и Маркус поплыл мимо кладбища затонувших судов.

Пловец сделал остановку и сверился с картой: до Изумрудного острова оставалось всего ничего. Мужчина отдохнул, набрался сил. Ну, что ж, пора двигаться дальше.

Взору бывалого ныряльщика открылась картина одновременно живописная и устрашающая. Изумрудный остров был усеян плотными джунглями. С одной стороны острова возвышалась гора со снежной вершиной, а в центре джунглей росло невообразимо высокое дерево, кроной уходившее в облака. А привело в трепет другое, то, что творилось близ острова, в море.

Огромный змей, которого в легендах прозвали Мамонавр, бороздил водные окрестности острова. Сильными взмахами хвоста змей вспучивал море, отчего синие воды пенились, и, казалось, кипели.

Маркус, наученный в подводных боях не рубить с плеча, теперь в бой и не рвался. Некоторое время он выжидал, рассчитывал скорость и поведение Мамонавра. Делал это он для того, чтобы поймать мгновенье, чтобы проскользнуть к берегу, не вступая в схватку с черным исполином. Наконец он решился и, что было сил устремился к суше, лишь только зубчатый хвост змея проплыл мимо. Но стоило ныряльщику приблизиться, как хвост чудовища обернулся головой, и Мамонавр бросился на человека.

Благо, что Маркус был вооружен. Он выхватил меч и взял из-за спины щит. Только он успел выставить щит, как в него ударила убийственная волна звука. Это был писк, визг, скрежет, – такое вот оружие было у Мамонавра. Маркус сдерживал натиск звуковой волны и, превозмогая себя, пробирался вперед. Даже в этот миг он продумывал, как ему поступить дальше. Стоило змею замолкнуть, чтобы набраться сил, тотчас же охотник кинулся в раскрытую пасть, вытянув меч. В эту секунду всё тело Маркоса напоминало клинок, что переливается синим светом, преломленных водою лучей солнца.

Мгновенье – и герой во чреве Мамонавра. Взмах меча – и змей повержен, и тонет в бездне черное зло. А Маркус цел и невредим. Скоро синие воды омыли тело и лицо ныряльщика, чтобы вступил он на землю острова возрожденным.

Когда Маркус шел по горячему песку к джунглям, он заметил в зарослях движение. Скоро к нему навстречу вышли звери, слетелись птицы. Молодой рыцарь занял оборону, но оказалось, что животные и не собираются нападать – они кивали головами, приветствуя своего освободителя. Затем к Маркусу подошли два тигра и повели его к тому дереву, что выше облаков. За ними последовали зебры, жирафы, слоны; полетели голуби и попугаи, чайки и лебеди.

Маркус стоял перед огромным деревом, прикидывая, как бы на него влезть. Животные смотрели куда-то вверх, птицы летали под облаками. Охотник соорудил петли из лиан, сделал крюки из крепких сучьев, только после этого начал восхождение. На пути к вершине Маркуса рвали холодные ветра, хлестал ледяной дождь. Несколько раз он чуть было не сорвался с головокружительной высоты, но вот ведь в чём дело: казалось, само дерево помогает страннику подняться, то листьями прикрывает, то ветку подставит под ногу.

Подбираясь к вершине, Маркус увидел темнокожего юношу, который был прикован цепями к стволу. На черноволосом красавце были жалкие отрепья, некогда бывшие белоснежными одеждами. Пленник исхудал, длинные волосы спутались. Маркус всмотрелся в мужественное лицо и поразился воле этого человека. Он понял, что у парня нет сил для разговоров, и решил не терять времени. Разрубив кованые цепи, Маркус подхватил невесомое тело незнакомца. Путь вниз был не менее сложен. Чем ближе к земле спускался Маркус, тем тяжелее становилась ноша за плечами.

Когда ноги Маркуса коснулись мягкой травы, он поставил перед собой не хилого, изможденного узника, а сильного и здорового человека, одежды которого снова были чисты и белоснежны, а темная кожа отливала базальтом.

Молодой человек заговорил:

– Благодарю, добрый друг. Моё имя Малик, истинный повелитель морей и океанов.

– Это ты приходил ко мне во сне много лет назад? – спросил Маркус.

– То был мой отец, Тао-Тао.

Малик рассказал Маркусу о том, что власть в подводном мире захватил Болтан, командир стражи, – тогда Малик был еще ребенком. А принца отправили на большом корабле скитаться по морям. С Маликом, на том корабле, сбежали все жители города. Илада была кормилицей принца, она хотела сопровождать Малика, но Болтан изгнал её на сушу.

Отец Марины поведал принцу свою историю, которая так восхитила молодого человека, что он возвестил:

– Мы сейчас же отправляемся во дворец, – и, повернувшись к морю, Малик произнес заклинание.

Остров содрогнулся и начал подыматься над водой. Песок ссыпался в воду, обнажая крепкий корпус. Небесное дерево вытянулось в мачту, а его листва превратилась в зеленые паруса. Гора обернулась каютами и рубкой. Малик повел рукой над животными и птицами, которые окружали его, и животные и птицы стали матросами и воинами, ремесленниками и торговцами, – все жители города стояли перед своим господином в истинном обличье. Криками ликования они приветствовали Малика и благодарили Маркуса, который глядел на эти чудеса и не верил глазам.

На месте острова стоял корабль, поистине царских размеров. Малик отдал команду матросам и подошел к Маркусу. Отец Марины стоял на палубе и смотрел на синее море. Он увидел вдали плавник дельфина, мелькавший в закатных волнах.

– Адали! – закричал Маркус.

Дельфин стремительно приближался. Малик улыбался, глядя на Маркуса, который держался за борт и приплясывал. Адали вырвалась из воды розовым дельфином, а на палубе уже стала Иладой. Маркус открыл рот: перед ним была молодая загорелая девушка. Ласковые глаза светились радостью.

– Но как такое возможно? – выговорил Маркус.

Илада поклонилась Малику, морскому царю, а потом крепко обняла давнего друга, Маркуса.

– Расскажу по дороге, – сказала девушка. И все рассмеялись.

Пока корабль шел курсом на дворец, вокруг него ветер разносил песни и счастливый смех. Только Маркус был серьезен, – он вспоминал дочь, переживал, спасет ли он её.

На горизонте показались владения морского царя, в которых по-прежнему самоуправствовал лысый зеленобородый Болтан. Скоро его бесплодной власти конец.

Маркус обратился к молодому царю:

– Хозяин морей и океанов, ты знаешь, что я должен вернуть дочь, а первопрестольные дела не по мне, – Малик слушал, наклонив голову, – поэтому я заберу Марину и вынужден буду удалиться. Моё место на земле.

– Я разберусь с предателем, – ответил Малик, – но мы всегда тебе рады, помни об этом.

Корабль погрузился и под водой подошел к вратам города. Стражников – мурен будто смыло, зато там был Крабар в парадном мундире. Жители города сошли с палубы и разошлись по домам, распевая песни, и поздравляя друг друга. На корабле остались Малик, Илада и Маркус в компании моряков. К ним поднялся Крабар. Теперь друзья вместе.

В сопровождении моряков и воинов наши герои вошли во дворец. Навстречу бежал испуганный Болтан. Борода его растрепалась и путалась под кривыми ногами. Он рыдал и просил пощады:

– Мой господин, простите меня. Я же вас с колыбели помню, мы с вашим отцом были закадычными друзьями, почти братьями.

Крабар схватил Болтана за бороду и поднес к Малику. Темнокожий повелитель в белых одеждах сказал:

– Ты будешь жить Болтан… но на болотах. Уведите его, – командовал он страже.

Когда два молодца подхватили самозванца под руки, к ним подошел Маркус лицом темнее бездны:

– Где моя дочь?

Болтан, все еще надеясь на милость, заверещал:

– Она спит…в опочивальне, наверху.

Маркус уже мчался вверх по лестнице. Обежал все комнаты, а последнюю обнаружил запертой. Он вышиб дверь ударом ноги и ворвался в комнату. У стены стояла кровать в виде белой раковины, а под синим покрывалом спала беспробудным сном Марина.

Маркус приблизился и молча смотрел на дочь. Соленая вода смешалась с солью глаз. Подошла Илада и обняла Маркуса. Он спросил:

– Как мне вернуть к жизни мою дочь?

Илада посмотрела на своего друга:

– Перенеси жемчужину из своего сердца в сердце Марины, она немедленно проснется, но ты….

– Не надо больше слов, – перебил Маркус и вынул жемчужину из груди. Илада зажмурилась.

Отец вложил жемчужину в сердце Марины – тело Марины осветилось синим сиянием, девушка открыла глаза. Она села на кровати и посмотрела на Маркуса с Иладой. Перед ней стояли двое молодых красивых людей. Сильный мужчина в доспехах и привлекательная девушка с зажмуренными глазами. Марина с трудом узнала отца, который теперь был чуть старше дочки, а няню девушка и вовсе не признала.

– Папа? – вскрикнула Марина – где это мы? Кто рядом с тобой?

Но в комнату вошел Малик. Они встретились с Мариной взглядами.

Только вот Илада не понимала одного: Маркус без заколдованной жемчужины должен был состариться на глазах. Что же произошло?

– Это моя любовь к тебе не дает стареть, – ответил Маркус и обнял Иладу.

Сыграли достойную свадьбу во дворце, а на берегу отстроили большой дом. Кажется, будет много ребятишек бегать по комнатам этого дома.

И меня на ту свадьбу звали, только не успел я, потому что Болтана на болота отвозил.
------------------
иллюстрация из интернета

Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 13
Свидетельство о публикации: next-2022-121632
Опубликовано: 24.04.2022 в 20:27
© Copyright: Макс Новиков
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1