Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Глава 5. Часть 2. По дороге в славный город Карши


­Продолжение главы 5.

­После ночевки в родном городе Тамерлана Еркин и дервиш отправились в Карши. Путь их был долгим. Прошло несколько дней. Очертаний гор больше не было видно. Они ехали по равнине, частями пустынной, частями с перемежающимися полями и садами, орошаемыми рекой Кашкадарьей. Рядом с возделанной землей им изредка встречались селения. В них Еркин покупал провизию для дальнейшего путешествия.- Ирфан, скажите, как вы путешествовате без денег? – спросил Еркин дервиша.

- Нет ничего проще, - ответил Ирфан. – Летом и осенью я питаюсь плодами деревьев и ягодами. У меня всегда есть в запасе несколько лепешек, которыми меня угощают добрые жители селений и городов. А воду я набираю в реках, ручьях и арыках. Человеку нужно немного. А те, кто копят и окружают себя богатством и роскошью, полны иллюзий. Жизненный путь так короток - не успеешь оглянуться, как придет разрушительница всего живого и позовет тебя в другое путешествие: в мир иной, куда не возьмешь ни богатство, нажитое при жизни, ни славу, ни высокий чин. Посмотри на животных и птиц. Природа не оставляет их без пропитания. У них есть свобода, о которой человек может только мечтать. Но не сам ли человек загнал себя в сети з? Не он ли создал власть, чиновников и сарбазов и придумал деньги, которые вместо того, чтобы освобождать, еще больше закабаляют.

Еркин внимательно слушал дервиша. А потом сказал:

- Мне кажется, что человек теряет свободу, когда выбирает оседлую жизнь. Мы, кочевники, всегда чувствовали себя свободными. Мы не привязаны к определенному месту, к земле. Так что никакие чиновники и сарбазы эмира не смогут нам ничего навязать.

- Может и так… Хотя, думаю, когда-нибудь чиновники доберутся и до степи. Они такие ненасытные, что их власть распространяется все дальше и дальше. И даже в бескрайние просторы суровых степей не ускользнут от их алчных глаз.

Они беседовали, сидя у реки, отражающей в своей воде последние лучи заходящего солнца. Сухой тростник тихо покачивался на ветру, а высоко в небе журавли летели на юг.

С наступающими сумерками стало холодно, и они разожгли костер. Еркин подогрел в котелке чай, бросив в него баранье сало, чтобы напиток стал более питательным. Когда-то он сидел так у родной юрты, слушая при закате рассказы аксакалов о былых временах, о храбрых батырах, о дереве жизни и о вещей птице Самрук[1].

Нашим путникам не всегда приходилось ночевать под открытым небом. Иногда гостеприимные жители кишлаков приглашали их переночевать в своих домах. Однажды их приютили в маленьком кишлаке, в котором проходила свадьба. Каких только угощений они не перепробовали! Их накормили душистым пловом с бараниной, приправленным изюмом и слегка политым терпким гранатовым соком. Они вкусили также богатую шурпу[2], заправленную катыком[3]. На праздничном дастархане[4] были и всевозможные пирожки, как мясные, так и постные, а также свежие дыни, арбузы и сушеные фрукты. Изюм из самых разных сортов винограда, урюк и вяленные на солнце дыни. Их угощали сладким миндалем и жаренными фисташками. К чаю подали тающие во рту баурсаки[5] и медовую катламу[6]. После того как Еркин исполнил несколько песен на домбре, а манул станцевал под его аккомпанемент, добрые жители селения дали нашим путникам с собой в дорогу пирожков с бараниной, а манулу несколько пиал изюма.

Еркин находил особое удовольствие, когда они им приходилось ночевать на природе, особенно если засыпая, он видел над собой огромное ночное небо, полное звезд. Именно тогда он вспоминал свой аул, и к нему приходило то чувство свободы, умиротворенности и гармонии с самим собой и природой, которым была наполнена его душа на родине.

Одним ярким солнечным утром, проснувшись рядом с бахчей, наши путешественники увидели работающего крестьянина. Заметив их, он подошел и спросил:

- Вижу, что вы ночевали под открытым небом. Здесь совсем рядом мой дом. Прошу вас, заходите.

Отказываться от гостеприимства хозяина было невежливо. Последовав за крестьянином, они оказались в селении домов на двадцать. Слепленные из глины низенькие одноэтажные строения выглядели убого и однообразно. Они зашли в бедное жилище. На земляном полу не было даже циновок. У казана с углями сидел насупившийся мальчик лет шести и грел ноги. Он даже не посмотрел на зашедших в дом гостей.

- Это Ахмет, мой единственный сын, - стал объяснять крестьянин. - Он не говорит. Когда мальчику было три года, умерла его мать, и с тех пор он стал замкнутым и никогда не смеется.

Крестьянин принес им похлебку из джугары[7] и айран, а потом разрезал большую дыню, которая оказалась необыкновенно сладкой и душистой.

- В прошлом году у нас засорились арыки, вода не проходила на бахчу, и мы лишились почти всего урожая. Однако в этом году урожай удался на славу. А дыни и арбузы получились особенно сладкими. Так оно и в жизни: бывает так горько, что даже смерть не кажется страшной. А потом пригреет весеннее солнышко, зацветут абрикосы и персики своими нежными розовыми цветочками - душа возрадуется и запоет вместе с птицами.

Еркин достал из походного мешка чай, купленный им на шахрисябзском базаре, и они еще долго беседовали, попивая пряный золотистый напиток. Потом мальчик заиграл на домбре, да так воодушевленно, что даже ленивый манул сам без просьбы мальчика не удержался и принялся танцевать. А выплясывал он на сей раз от всей души. Манул представил перед собой просторную вольную степь, слегка припорошенную первым снегом. Мохнатые мягкие хлопья тихо кружились перед большими зелено-желтыми глазами манула, а вместе с ними кружился и он.

Угрюмый сын крестьянина с изумлением смотрел на вертящегося в танце манула. А когда дикий кот грузно повалился на пол, маленький мальчик звонко засмеялся, и, указывая пальцем на манула, пролепетал:

- Толстая кошка танцует…

Все удивленно посмотрели на мальчика. А его отец, всплеснув руками, бросился обнимать сына.

- Он заговорил! – радостно закричал счастливый крестьянин.

Так ненароком Еркин и манул подарили неожиданную радость этой бедной семье.

На следующий день они снова тронулись в путь. Теперь рядом с дорогой им больше не встречалось ни полей, ни селений. Под вечер они набрели на заброшенный кишлак, где решили заночевать. Земля здесь была сухая и бесплодная. Неудивительно, что люди покинули это обиженное природой место. Они разместились в полуразрушенном глиняном жилище. Крыша в нескольких местах прохудилась, а через отверстия струился холодный лунный свет. Ночь была такой зловеще тихой. Казалось, они одни в целом мире.

Едва начало светать, как Еркин проснулся от страшной боли в ноге. Он так стонал, что разбудил Ирфана. Дервиш зажег факел и поднес его к ступне мальчика. Ступня немного распухла. Внимательно присмотревшись, Ирфан заметил на ней две маленькие черные точки.

- Тебя укусила змея, - прошептал дервиш.

Недолго думая, он накалил нож и сделал глубокий надрез на месте укуса. Боль была нечеловеческой. Дервиш согрел воду и поил Еркина странным горьким темно-коричневым чаем, после которого мальчик погрузился в тяжелые грезы.

Над Еркином нависло свинцовое небо, было так душно, что он еле дышал. Сверкнула молния и гигантская птица вылетела из грозовой тучи. Ее оперение, переливаясь всеми цветами радуги, излучало такое сияние, что Еркина на несколько секунд ослепило. Птица подлетела совсем близко к нему, и тогда мальчик с ужасом разглядел, что у нее было тело хищного зверя, а из клюва-пасти торчали острые клыки.

Прожигая мальчика огненным взглядом, птица прокричала ему:

- Береги скрижаль. Тому, кто снимет с нее печать, откроется тайна другого мира.

Птица взмахнула своими сияющими крыльями и скрылась в свинцовом небе. Серебристый пепел покрыл Еркина и землю, на которой он лежал.

Очнувшись от кошмара, Еркин увидел перед собой заходящее солнце. «Значит, я проспал целый день», - подумал мальчик.

К нему подошел Ирфан.

- Я согрел тебе воду, пей как можно больше. Ты все еще в жару, - сказал он мальчику.

Ссохшимися губами Еркин дотронулся до протянутого дервишем котелка и медленно отпил из него теплую немного солоноватую воду, которую Ирфан взял из почти пересохшего ручья. Затем мальчик погрузился в глубокий сон, на этот раз без сновидений.

Когда Еркин проснулся рано утром, он удивился, что земля была покрыта пеплом.

- Ирфан, почему земля покрылась пеплом? – спросил он у дервиша.

Тот почесал голову и с неуверенностью пробормотал:

- Наверное, в каком-то кишлаке случился пожар, и ветер донес пепел до нас.

Ответ дервиша не показался Еркину убедительным. Он вспомнил страшную огненную птицу из своего сна, и мурашки пробежали по телу мальчика. Он медленно встал.

- Ты еще слишком слаб, - сказал Ирфан. – Да и жар у тебя еще не спал. В таком состоянии нельзя продолжать путь, ты просто упадешь с лошади.

- Я сижу на лошади лучше, чем стою на ногах, - возразил ему Еркин. Но тут у него потемнело в глазах, он покачнулся и упал на землю.

Когда Еркин очнулся, дервиш разводил костер. Заметив, что мальчик открыл глаза, Ирфан произнес:

- Этой ночью нам снова придется заночевать здесь, но надо держаться подальше от полуразрушенных строений, в которых скрываются змеи.

Вечером, пригревшись у костра, они увидели множество огней, которые медленно приближались к ним. А вскоре вдали послышалась красивая песня. Молодой человек с веселым и задиристым выражением лица подъехал к ним на верблюде. На нем была отороченная мехом шапка, одетая набекрень, и дорогой халат, который явно был ему мал.

- Эй, странники, что вы делаете в одиночестве в этом пустынном месте? - спросил он на узбекском дервиша и мальчика.

- Мы направляемся в Карши, - ответил ему Еркин.

- Присоединяйтесь к нашему каравану. Так вам будет веселей и безопасней, - предложил незнакомец.

- Нам нечего бояться, мы правоверны и бедны, - сказал дервиш.

- Ну, с таким прекрасным аргамаком вы - заманчивая добыча для разбойников, - возразил дервишу незнакомец. – Даже если за красавца-коня не жалко отдать жизнь и свободу, то предосторожность никому не повредит.

Тем временем другие караванщики разжигали костры и развьючивали верблюдов. Караван был достаточно велик - около пятисот верблюдов и лошадей. И тишина, царившая в этом когда-то покинутом людьми месте, сменилась на беспрестанный гул, рев верблюдов, ржание лошадей, смех и песни караванщиков.

Еркин предложил незнакомцу чай и сладости.

- Меня зовут Еркин, - представился мальчик, как обычно назвав имена всех предков до седьмого колена.

- А мое имя – Джулас. Я без роду и племени, - сказал караванщик и расхохотался. – Я из Карши и хожу с караваном из Карши в Бухару, из Бухары в Самарканд, а из Самарканда обратно в Карши. Быстрее всех развьючиваю верблюдов, разжигаю костер и готовлю чай. Так что любой даже самый спесивый и жадный караван-баши всегда готов нанять меня. К тому же, я прекрасно владею оружием и умею отпугивать разбойников, которые как хищные птицы зорко следят за караванами, ища удобного момента, чтобы поживиться чужим добром.

Джулас достал кости и предложил дервишу сыграть с ним.

- На что мне играть? – возмутился Ирфан. – Я не держал в руках денег уже десятки лет.

- Сыграй на прекрасного аргамака, - предложил молодой караванщик.

- Он мне не принадлежит.

- Ну, тогда на осла, - невозмутимо сказал Джулас.

- Совести у тебя нет, - ответил дервиш и пошел спать.

Уход дервиша ничуть не смутил Джуласа. Он пригласил к костру ростовщика-индуса и двух купцов. Кидая кости, молодой сарт[8], улыбался, а глаза его сверкали озорным огоньком.

Игра продолжалась почти целую ночь, пока два купца и ростовщик не проиграли Джуласу почти всю недавно полученную ими прибыль.

- Зачем вы обобрали их до нитки? - спросил наивный Еркин. – Неужели вы не страшитесь гнева Всевышнего?

- Я их не обирал, - ответил Джулас, - а просто забрал у них неправедно нажитое. Не вижу в этом ничего неблагочестивого. Завтра мы будем в Карши и попируем на славу, я знаю лучшие в городе чайханы, - добавил с гордостью молодой сарт. – Думаю, тебе, кочевнику из далеких земель, и твоему другу, дервишу, и не снилась такая вкусная еда, которой почивают в Карши, лучшем городе во всей Средней Азии, а может и в целом мире.

Уверенный в правоте своих слов и видя перед собой любимый город, Джулас сразу же заснул у костра. А Еркин еще долго смотрел на луну, мечтая о скором возвращении на родину.



[1] Самрук – казахское название мифологической птицы Симург. Существует в персидской мифологии, а также у таджиков и тюркских народов.

[2] Шурпа – суп из баранины или другого сорта мяса с перцем, луком, морковью, репой или тыквой.

[3] Катык - кипяченое сквашенное молоко.

[4] Дастархан – скатерть, используемая для трапез у жителей Средней Азии.

[5] Баурсак - мучной пончик, жаренный в масле, традиционное блюдо тюркских народов Средней Азии.

[6] Катлама – жареные слоеные лепешки, могут быть как солеными, так и сладкими.

[7] Джугара – засухоустойчивое злаковое растение из рода сорго, растет в Средней Азии, Индии, Иране и Афганистане. Зерно джугары, содержащее до 70% крахмала, перерабатывают на крупу, муку и крахмал.

[8] Сарт – так раньше называли оседлое население Средней Азии.



Сказать спасибо автору:
3

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 12
Рейтинг произведения: 15
Свидетельство о публикации: next-2021-109761
Опубликовано: 11.11.2021 в 21:10
© Copyright: Асия Караева
Просмотреть профиль автора

Алла Валько     (11.11.2021 в 23:46)
Я даже не ожидала, что дервиш обладает таким здравым смыслом. Его представление о реальных земных ценностях вызывает у меня большое уважение. Помимо этого, он квалифицированно оказал медицинскую помощь Еркину, когда того укусила змея. При этом он взял на себя огромную ответственность за жизнь мальчика.
Меня потрясло обилие блюд на свадьбе в маленьком кишлаке. К сожалению, мне вряд ли когда-нибудь доведётся отведать что-либо подобное. Но, возможно, посещение индийского ресторана в Камарилло, куда меня пригласили мои друзья, компенсирует моё желание попробовать блюда среднеазиатской кухни.
С уважением,

Асия Караева     (13.11.2021 в 19:14)
Алла, большое спасибо за отзыв! Да, я тоже очень люблю экзотические блюда.




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1