Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Родина моей души


­­­Самые первые впечатления
И хотя по знакам зодиака я Стрелец - стихия огня - мне очень близка стихия воды:
с ней связаны самые ранние воспоминания. Родина моей души – река, светлый город над рекой.
"Наша жизнь - река, Наша плоть вода, А душа везде, Где течет река".

Мои родители жили и работали на барже, и в сезон навигации, пока не замерзали реки,
нас с сестрой с самого рождения брали с собой в плавание. И, естественно, самые первые вoспоминания
связаны с пространством реки: огромный деревянный шлюз, на краю которого меня, неправильно надевшую
в спешке сандалии, учат отличать лево-право, сено-солома.
Стою, опустив голову и думаю, где же наша баржа и какой высокий этот шлюз.

До сих пор помню палубу, где я играю, кругом – вода и крутой берег реки, а в нем много-много гнезд, и ласточки то вылетают из своих песчаных домиков, то залетают. Берег желтый, а птицы темные. Помню красные огни бакенов, деревянных, металлических на вечерней реке. Бакенщик подплывает на лодке к бакену, открывает окошечко и зажигает фитиль в металлическом бакене. Помню вехи, вешки над рекой, указывающие судну на несудоходный участок реки: на речную мель.

Мама держит меня, маленькую, на коленях. Рядом дед по папиной линии, у него на коленях моя младшая сестра.
А вот я уже сама стою на ногах и держу в руках черного кота. Значит, на барже был кот! Судовой кот-путешественник.

Два раза отец спасал мне жизнь. Один раз плыли в лодке, у отца болело колено, и он опустил ногу в воду, а я, держа куклу в руках, опустила обе ноги за борт и – упала в воду. Папа нырнул за мной, оттолкнув ногами лодку, в ней осталась младшая сестра, пережив нелегкую минуту: одна в лодке, одна в мире!
А в другой раз я шли по пляжу Днепра в Днепропетровске и – исчезла, провалилась в яму. Папа, увидев, что меня нет, все понял и бросился в воду, искать и спасать.

Однажды я упала с верхнего этажа рубки на борт палубы и до крови разбила лоб.
Мама была очень напугана, и рану промывал раствором марганцовки отец. Все обошлось, но шрам на лбу, остался на всю жизнь.

Река – гладь или волны реки, вешки, бакены, огонь в котором зажигал бакенщик, это люди,
которые издавна жили на берегах рек, и те, кто жили, плавая на таких же баржах, как и наша.
Река, пристани, дебаркадеры, рейды, выход на берег, в город, на базар.
Помню деревянные ларьки базаров в Днепропетровске, в Кременчуге мягких плюшевых медведей, которых нам купили в подарок.

Первые слова, осевшие в подсознании: камбуз, бакены, трос, пришвартоваться, стать на якорь,
дебаркадер (слово это, особо мне запомнившееся, французское и означает пристань).
Магазины на пристанях. Бело-синяя неизменная этикетка на жестяных банках сгущенного молока,
рядами стоящих на полках.

Однажды ночью услышала крик мамы: «Толя, не делай этого!» Папа опустился на привязанный к барже плот, бревна которого образовали затор, вздыбились, хотел исправить положение дела? Или хотел сплавить «налево» несколько бревен из плота, а мама понимала, насколько это опасно. Папа попал под бревна, но ему удалось справиться с этой ситуацией.

Каждая встреча на реке привносила новые впечатления, узнавал какие-то бытовые детали жизни на реке . Помню, как алюминиевую кружку с горячим чаем опустили в тазик с холодной водой, разрезали надвое, исполосовали ножом свежий, пахучий огурец, и, присыпав солью, потерли две половинки,– самые первые ощущения.

И потом, уже живя на суше, на постоянном месте, родители продолжали дружить с двумя семьями, с которыми их сроднила жизнь-плавание: они стали нашими крестными родителями. Широколицый, с морской аурой сибиряк Анатолий Орлов и его жена Нина, невысокая, приятная женщина.
Веселая, добрая Галина, ее озорная, интересная дочка Аллочка. Их семья получила квартиру в городе Бресте.

Дом на улица Черняховского

Когда образовалось Верхне-Днепровское речное пароходство, часть рудовозов Украина передала Беларуси. В том числе и судно, на котором работали мои родители, было командировано в Пинск.
Судно прибыло к месту назначения к зиме. Реку Пину сковал лед, и, естественно, вынуждены были перезимовать в Пинске. Временно жили в одной из кают на дебаркадере.

Отец написал заявление о предоставлении ему жилплощади в Пинске.
И вот родители получили однокомнатную квартиру на улице Черняховского.
Отец устроился на работу в порт, приемосдатчиком, мама также работала в порту. С баржи перевезли на квартиру железные кровати, стол, тумбочки, табуретки, радио.

Улица Черняховского - одноэтажные деревянные дома - тянулась едва ли не через весь город: от судоремзавода до железнодорожного вокзала.

В нашем доме было четыре квартиры: две – по краям, и две имели общий коридор: в одной жила наша семья, а в другой – пожилая, сгорбленная женщина. Папа называл ее шутливо: бабушка Козека. Ее сын сидел в тюрьме, и ей хотелось бы сохранить комнату для него, а тут вселились новые жильцы.

Однажды папа сидел на маленькой скамеечке во дворе и тер хрен. Мы с сестрой лепили свои домики и пирожки в песочнице, которую сделал нам папа.
За сарами был деревянный туалет, куда папа водил нас по вечерам.

Тут медленно приоткрылась дверь и в ней показалась бабушка Козека.
- Что это вы делаете, Анатолий Иванович? – спросила она.
- Тру хрен, - ответил папа.
- А что это такое? – полюбопытствовала она.
- Могу дать попробовать, если желаете.
Папа щедро зачерпнул ложкой натертый хрен и дал ей попробовать. Она очень скривилась, выплюнув то, что не успела проглотить. Долго потом, вспоминая этот случай, улыбались.

В боковой квартире жила одинокая женщина, Ольга Антоновна. У нее, как я понимаю теперь, была мания преследования, она была мнительная. Мама сердечно относилась к ней, выслушивала ее, давала добрые советы и пригласила ее стать моей крестной матерью. Меня тайно окрестили в церкви, ибо открыто делать это в то время не разрешалось.

Однажды в отсутствие Ольги Антоновны почтальон принес ей письмо. Я пустилась в беседу с почтальоном и рассказала, что я слышала от взрослых об этой женщине. Почтальон пересказала Ольге Антоновне эти мои речи, та обиделась. Мама сказала мне, что не всю правду нужно говорить людям, что правда может быть обидной.

В нашем доме также жила многодетная семья (они были баптисты), имевшая десятерых детей. Мама тепло относилась к тете Поле, так звали мать семейства, советовала ей написать заявление на предоставление многодетной семье льгот. И вскоре им была выделена лошадь для вспашки огорода.

Лодка

У отца всегда была простая деревянная лодка. Он ставил ее у пристани, рядом с другими лодками. Впоследствие лодочную стоянку переместили в затон на другом берегу Пины. Чтобы лодка не протекала, отец конопатил щели днища и боков пеньковой паклей, потом заливал смолой. Смола в жестяной банке, разогреваемая на огне костра, вздувалась, пузырилась, становилась жидкой, как сметана, и мы помешивали ее прутиками. Особый запах. В смолу отец добавлял для вязкости мазут. Отец смолил нижнюю часть лодки изнутри. Потом, перевернув лодку кверху дном, заливал ее смолой. Хорошо помню запах смолы и как хочется дотронуться, стать на капли кружочки смолы, упавшие на песок. Слегка остывшая смола не приставала к подошве летних сандалей.
Приходя на реку, мы с сестрой первым делом вычерпывали из лодки воду, незаметно просочившуюся сквозь щели.

Жаркий летний день. Мы подплываем к тихой речной заводи, пахнущей солнцем и аиром. Отец срывает рогозу с коричневыми метелками, зеленый пахучий аир и стелет травы на дно лодки, говорит, что сердцевинку растения можно кушать. Попробовав на вкус нежный салатовый стебель, ощущаешь сладковато- горький аромат. На троицу мы приносили аир домой и устилали ими пол.

Новая квартира



Отец стоял в очереди на получение новой квартиры. Как же мы были все счастливы, когда был получен ордер на двухкомнатную квартиру со всеми удобствами на улице Н.Островского, у парка. В новом четырехэтажном доме с двумя подъездами нас, детей, собралась немалая компания.
В соседнем подъезде жила семья армян, в которой росли Гоар (мы звали ее Гоара) и Валера. В нашем подъезде жило два мальчика. Один из них, Саша Грамотнев, у него были красивые голубые глаза, и стал моей первой симпатией. Но вида я, конечно, не подавала, скорее наоборот. Психология детства. Мне было тогла 9 – 10 лет. Когда Саша выходил во двор, мне становилось радостнее на душе и все приобретало больший смысл. И когда родился наш младший брат, мы, единодушно с сестрой, назвали его Сашей. Помню, фильм еще был такой, не цветной.
Мы, собираясь вместе, играли в казаков-разбойников, в дочки-матери, в калим-баба, пели свои любимые песни, наполненные светом и оптимизмом: «По переулкам бродит лето, солнце льется прямо с крыш, в потоке солнечного света у киоска ты стоишь...», «Жил да был за углом черный кот...», «В чарах звездного напева обомлели тополя, знаю, ждешь ты, королева, молодого короля...".
Более тесная дружба связывала нас с Тамарой, которая жила с родителями этажом ниже. Милая девочка, в очочках, она обладала удивительным даром доброжелательности.
...У нее в руках что-то неизвестное, она дотрагивается до моей руки: "Угадай, что это"- спрашивает она меня". -" Не знаю,- отвечаю я,- колющийся шарик? каштан?"- А хочешь, я спою тебе песенку?" - Да, киваю я головой. И девочка, голос ее мягок и приятен, поет:
"Сиреневый туман над нами проплывает, и в тамбуре горит прощальная звезда, кондуктор не спешит, кондуктор понимает, что с девушкою я прощаюсь навсегда..."
И хотя Тома училась в другой школе и на класс выше меня, и у нее были свои подруги-одноклассницы, мы с ней подружились. Интересы и увлечения ее подруг расширяли наш кругозор. Например, мы собирали фотографии, вырезки актеров из журналов. Друзья из Польши присылали нам фото и вырезки из журналов полюбившегося нам фильма «Четыре танкиста и собака» с Даниэлем Ольбрыхским и Полой Раксой. Нашим любимым фильмом был «Человек-амфибия» с Анастасией Вертинской и Владимиром Кореневым, который мы могли смотреть бессчетное число раз.
Один из двух любимейших фильмов юности "Последний дюйм"- приключенческая драма по одноимённому рассказу Джеймса Олдриджа.
Побережье Северной Африки в послевоенные годы. Безработному летчику Бену Эсли (актер Николай Крюков, запомнилась его игра, лицо) предлагают за большие деньги опасную работу - подводные съемки акул. Бен и упросивший его об этом его сын Дэви летят на дальний безлюдный берег моря. Во время съемок Бен получает серьезную травму, и мальчик, спасая жизнь себе и отцу, затаскивает его в самолет и взлетает. Бен учит Дэви управлять машиной, и тот преодолевает опасный путь и сажает самолет на аэродроме - сделав дело правильно до последнего дюйма.
Первое, что я увидела на экране нашего первого черно-белого телевизора- было мне тогда лет 13 - фильм "Тайна двух океанов" по роману Григория Адамова - самое известное произведениеавтора, экранизированное в 1956 году. В центре повествования - захватывающие, полные опасностей приключения команды разведывательной подводной лодки и чудом спасшегося после кораблекрушения подростка.

...Отец Тамары, дядя Степан, ветеран Отечественной войны, инвалид, болен туберкулезом. Ему, двадцатилетнему молодому человеку, после ранения ампутировали ногу и с той поры он ходил на костылях. В госпитале он и познакомился с девушкой Дашей, своей будущей женой, мамой моей подруги. Тетя Даша, маленького, по сравнению с мужем, роста, удивительно трудолюбивая, она убирала в гидротехникуме, летом часто ходила в лес. Вместе с моим отцом они разбили несколько грядок около нашего дома (в основном в доме жили учителя Пинского гидромелиоративного техникума), чтобы посадить зелень. Потом к ним присоединились и другие жильцы дома.
Впоследствии родителям Тамары предлагали новую квартиру, улучшенной планировки на окраине города. Тамара написала письмо в Москву Л.И.Брежневу, чтобы инвалиду, которому нелегко передвигаться на костылях, дали квартиру в центре города. Их пожелания были учтены, она получили квартиру в самом центре Пинска. Соседями Тамары стала одна из еврейских семей.
Тамара дружила с этой семьей, а также со своей коллегой по врачебной практике, еврейкой. После Ченобыльской катастрофы евреи стали покидать Пинск, уезжая в Израиль. Друзья Тамары, уехавшие в Израиль, неоднократно приглашали ее в гости.
И однажды она с мужем побывали в Израиле, у своих друзей, навестили святые места этого города.
Особо Тамаре понравилась планировка современных домов, объединенных террасами и детскими площадками. Доброжелательность, способность к дружбе способны открывать мир.
Дружбу с Тамарой мы не прерывали, навещая друг друга. Поддерживаем связь и теперь, став взрослыми. Из каких бы краев и стран я ни приезжала, Тамара всегда радушно и гостеприимно встречает меня. Дружба на всю жизнь.
Однажды мы встретились семьями в Крыму. Теплоход «Адмирал Нахимов», на борту которого мы находились, подплывал к Ялте. Стоя на боковой палубе, издали, я увидела Тамару, она махала мне рукой и рука ее была подобна крылу чайки, парящей над морем.
Мы вместе, Тома была нашим гидом, она не в первый раз в Ялте, посетили Ласточкино гнездо, любовались морем, скалой Парус, где некогда снимался наш любимый фильм «Человек-амфибия», навестили винный погребок с дегустационным залом, погуляли,беседуя и вспоминая, по набережной Ялты.
Мне запомнились слова моей подруги, которые она сказала тогда: « А счастье в этом и есть: ты мне помахала рукой, а я тебе». Счастье, на мой взгляд, – это дружба,выверенная временем, расстояниями; а если еще можешь дать свое определение счастья, то это очень большое счастье.­­

Сказать спасибо автору:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Ключевые слова: родина, пинск,
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 11
Рейтинг произведения: 8
Свидетельство о публикации: next-2021-109357
Опубликовано: 07.11.2021 в 14:37
© Copyright: Валентина Томашеская
Просмотреть профиль автора

Светлана Хрони     (08.11.2021 в 07:27)
Вчера я на электромясорубке перетерла хрен. Слёзы лились ручьём, в кухне стоял резкий запах. Смелая была у вас бабулька, что решилась такое попробовать.
Я выросла на реке Днепр, поэтому разделяю ваше восхищение этими водными просторами. Благодарю за тёплые воспоминания.

Валентина Томашеская     (08.11.2021 в 12:41)
Спасибо, Светлана. Водная гладь - благодать! Бакены на реке.




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1