Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Глава 4. Спасенный женщиной должен выполнить ее поручение


Еркин очнулся на диване, уложенном шелковыми подушками. Через решетчатое окно украдкой, не слепя глаза, струился нежный утренний свет. На мягком узорчатом ковре рядом с диваном безмятежно спал манул.

- Или я сейчас пребываю в чудесном сне, или страшное подземелье было моим ночным кошмаром, - подумал мальчик.

У него еще кружилась голова, а тело оставалось слабым от болезни.

Тут в комнату вошла Амира.

- Благодари толстого кота за свое спасение, - сказала она, звонко рассмеявшись. - Когда служанка впустила его в дом, я поняла, что с тобой что-то случилось, ведь вы с котом обычно неразлучны. А на базарах только и говорят о том, что сам эмир пригласил во дворец степного мальчика-кочевника с танцующим котом. Хорошо, что я знаю верховного казия[1], а еще лучше, что в этом благочестивом городе золото творит чудеса. Я смогла подкупить нужных людей, чтобы тебя вычеркнули из списка заключенных зиндана как умершего. Но путь в Бухару тебе отныне заказан. Я похлопочу, чтобы верные мне люди вывезли тебя из города. Однако ворота охраняются, а на ночь запираются, поэтому надо будет придумать, как тебя с манулом незаметно провезти.

- О благородная Амира, - слабым голосом произнес Еркин. – Как же мне вас благодарить? Я буду ежедневно до самой моей смерти молиться за ваше благополучие.

Амира промолчала, загадочная улыбка пробежала по ее лицу. Еркин пробыл в ее доме еще несколько дней. Наконец прекрасная арабка сообщила ему, что позаботилась о том, чтобы его с манулом тайно вывезли из города.

- Ты поедешь в повозке эфенди[2]. Его никогда не обыскивают. Он направляется в Самарканд. А оттуда ты сможешь доехать до Карши. Ведь тебе теперь туда надо? – спросила она у Еркина.

Мальчик не нашелся, что ответить. Он был удивлен, откуда Амире известно, что мудрец, которого называют Чистый сердцем, теперь находился в Карши. Еркин облегченно вздохнул, когда она вышла из комнаты. От недавней болезни мысли путались у него в голове, и он не знал, как оценивать ситуацию.

«Надо радоваться уже тому, что я освобожден из зиндана, а об остальном сейчас нет смысла тревожиться. Если меня и ожидают впереди трудности, то надо будет положиться на волю Всевышнего», - подумал он.

Ранним утром, когда солнце еще не взошло, его разбудила Амира.

- Просыпайся, я собрала тебе провизию в дорогу. Зная твою гордость, не буду предлагать тебе денег. А вот и твоя домбра. Мне отдал ее стражник.

- О добрейшая Амира, благодарю Вас за оказанное мне гостеприимство. Я останусь вашим вечным должником за то, что вы освободили меня из страшного зиндана.

Прекрасная арабка улыбнулась ему.

- Попрошу тебя только об одном…, - произнесла она вкрадчиво, выдержав паузу. - Ты будешь ехать вместе с эфенди до самого Самарканда, а потом остановишься у него на несколько дней в этом замечательном городе. Наблюдай за ним. С кем он встречается и как себя ведет. А потом отправь мне весточку.

Еркин посмотрел на нее с удивлением. Он медлил, но настойчивый взгляд Амиры требовал ответа.

- Хорошо, многоуважаемая Амира. Я исполню ваше поручение, - прошептал мальчик.

После чего довольная Амира поцеловала его в лоб, пожелав благополучного путешествия. Она также снабдила Еркина сеточкой-корзиной, искусно сделанной специально для манула, которая прикреплялась к седлу. Еркин же достал из огромной вазы спрятанный сверток со скрижалью и деньги, заработанные им вместе с манулом на базаре.

Во дворе его встретил эфенди. Это был высокий худощавый мужчина лет сорока, одетый в дорогой атласный халат. Белоснежная чалма украшала его голову. У него были тонкие черты лица, орлиный нос и аккуратно подстриженная бородка. Он помог Еркину сесть в повозку. Накинув на мальчика и манула огромное войлочное покрывало, эфенди сел рядом с возницей. Октябрьское утро было на редкость холодным, и Еркин радовался, что лежал под толстым покрывалом вместе с пушистым и теплым манулом. Лошади поскакали по темным пустынным улицам. Самаркандские ворота, через которые они выезжали из Бухары, уже были открыты, и их повозку, как и обещала Амира, никто не досматривал, так что они благополучно выехали из города.

Стало светать. Еркин любовался плодородными оазисами бухарских земель с их многочисленными поселками, богатыми садами и шумными арыками, берущими свою жизнь от множества каналов великой реки Зеравшан, которую в древности называли золотоносной. Высокие чинары блестели золотом на фоне яркого синего неба. Хлопок уже был собран, в то время как налитые кровью гранаты еще ждали своей очереди. Вскоре их сладким вкусом насладятся как тучные беки, так и простые жители. Осень щедро одаривает всех, бедных и богатых.

Они ехали по многу часов, останавливаясь только изредка, чтобы дать лошадям передохнуть. Лошадям было очень тяжело, и Еркин с мучением наблюдал, с каким трудом они везли их неуклюжую бухарскую повозку по бесконечной пыльной дороге, постоянно перерезаемой арыками. Возница беспрестанно нещадно стегал изнуренных животных. Такое жестокое обращение с лошадьми[3] у степных кочевников было непозволительно.

Как будто прочитав мысли мальчика, эфенди вдруг сообщил:

- Мы оставим повозку в Кермине[4]. А дальше поедем верхом. Это намного быстрее.

Каждый раз, когда они останавливались, эфенди доставал из своего походного мешка небольшую книгу, написанную на персидском языке.

- Уважаемый эфенди, позвольте мне спросить у вас, что вы читаете, -поинтересовался Еркин.

- Это книга о правителях древней страны, владения которой простирались когда-то и до бухарских земель. Хотя, пожалуй, эта книга даже не о правителях. В ней изложена история как здешних мест, так и далеких краев у неприступных снежных хребтов Гиндукуша.

Я поведаю тебе о судьбе поэта, создавшего эту книгу, которую он писал почти всю жизнь и посвятил своему правителю. Но тому она не понравилась, и вместо награды поэт получил лишь жалкое подаяние, на которое нельзя было прожить и несколько дней. И тогда поэт высмеял правителя: «Только убогий душой, рожденный от холопа, может так унизить поэта». За это жестокий правитель приказал, чтобы поэта растоптали слоны.

Поэт бежал и с тех пор вынужден был скитаться и жить в нищете. Но стихи из его книги переходили из уст в уста, из селения в селение. Наконец жестокий правитель узнал о том, как прославлена книга гонимого им поэта, а вместе с книгой был прославлен и сам правитель, которому она была посвящена. Тогда тиран решил щедро вознаградить изгнанного им поэта. А тем временем, измученный скитаниями и бедами поэт умирал. Его дыхание прервалось как раз в тот момент, когда в город, в котором он находился, зашел караван с богатейшими дарами от правителя. Но того, кому они были предназначены, уже не было в этом мире.[5]

«Где же справедливость?» – спросят многие. «Как будто сам Всевышний горько посмеялся над поэтом». Но нет, это не злая судьба, а благословление. Душа поэта с легкостью покидала этот мир. Ее ничто здесь не держало. Богатым же и удачливым тяжело уходить. Они так цепляются за богатство, власть, славу и почести, что их души даже после смерти не в силах покинуть этот мир и как слепые еще долго блуждают в нем, не ведая, где находятся врата в лучшее царство.

Еркина глубоко тронула эта история. Судя по всему, эфенди был умным и благородным человеком. Мальчику было неловко от мысли, что он должен следить за ним по просьбе Амиры.

Они находились в дороге уже несколько дней. Оазисы постепенно сменились бесплодной степью и солончаками. Вдруг вдали показались мощные стены с высокими башнями.

- Это Рабат-и-Малик[6], древний караван-сарай, который когда-то являлся роскошным пристанищем для путников на перепутье дорог Великого шелкового пути, - сообщил эфенди Еркину.

Подъехав ближе, они решили выйти из повозки, чтобы лучше рассмотреть величественные сооружения Рабат-и Малика. За крепостными стенами перед ними предстал прекрасный арочный портал, покрытый узорчатым ганчем, раскрашенным в яркие цвета. Они зашли в украшенную колоннами просторную галерею заброшенного дворца, еще не утратившего своего былого великолепия. Солнце стояло в зените, опаляя жгучими лучами безмолвную степь, но здесь, во дворце, было свежо и прохладно.

- Как странно, что в этих прекрасных стенах больше никто не обитает и не гостит! - воскликнул Еркин.

- Да, - после некоторого раздумья согласился с мальчиком эфенди. – Через несколько веков и эти мощные стены будут разрушены неумолимым временем.

Он немного помолчал, а потом сказал:

- Поэтому надо возводить храм, которому не страшен ни ливень, ни ураган, ни время…

- А как возвести такой храм? – спросил Еркин.

- Такой храм возможно возвести только в твоей душе, - ответил ему эфенди.

На следующий день они въехали в город Кермине, расположенный в густонаселенной долине полноводной части Зеравшана. Вдали виднелись темно-синие очертания Нуратинских гор.

В Кермине эфенди встретился со странным человеком, одетым в черные одежды из грубого сукна. Эфенди достал из повозки два тяжелых мешка и передал их странному человеку. После чего человек в черном привел эфенди прекрасного серебристого аргамака[7], необыкновенно рослого с широкой полной грудью и выразительными немного раскосыми глазами. Аргамака звали Арслан. Он был покрыт роскошной кашемировой попоной, расшитой золотыми узорами.

После этого эфенди приказал возничему отвезти повозку обратно в Бухару.

Затем обратившись к Еркину, он сказал:

- Мы поедем в Самарканд верхом. Как я уже говорил, это гораздо быстрее. Я решил начать нашу поездку на повозке, чтобы передать редкие и очень ценные книги. Раньше они находились в библиотеке моего друга. Год назад он был оклеветан и казнен. Предчувствуя свою гибель, он отдал мне эти книги. А я в свою очередь решил передать их в надежные руки.

- Почему вы не захотели отвезти их в Самарканд? – спросил Еркин.

- Мне кажется, что такие книги опасно хранить в больших городах. С книгами всегда происходит какая-то беда, особенно с древними. В Бухаре когда-то находилась уникальная библиотека. Но она была уничтожена, и все ее сокровища бесследно исчезли. Здесь одна цивилизация сменялась на другую. В эти края приходило много завоевателей: Искандер[8], арабы, Чингисхан, Амир Тимур, воинствующие кочевые племена… Те, кто приходят на место прежних правителей обычно уничтожают свидетельства былой славы и процветания. Книги опасны. А особенно те, в которых изложена истина. Каждый пришедший к власти правитель переписывает древние источники, наверняка искажая их, а оригиналы потом бесследно исчезают.

Они провели в Кермине всего несколько часов, а потом по решению эфенди отправились верхом на великолепном аргамаке. Они все ближе приближались к горам, и вскоре дорога пошла по холмистой местности.

И наконец они достигли Самарканда, находившегося в плодороднейшем оазисе Зеравшана и окруженного великолепными садами. Еще издали они увидели купола мечетей и высокие минареты. Город был окружен оборонительными стенами, когда-то неприступными, но уже начинающими в некоторых местах медленно осыпаться от времени, этого самого беспощадного из всех разрушителей.

Вскоре они очутились на главной площади города, Регистане, заполненной пестрой толпой. Здесь, как и на бухарском Регистане, слышался самый разный говор и наречие, тюркское, персидское, индийское, пушту… Затем по узким пыльным улицам они поскакали по направлению к дому эфенди. Жилые дома в Самарканде были похожи на бухарские дома. Глинобитные, без окон со стороны улицы, внутри они оказывались вожделенными оазисами. Таким был и дом эфенди с прекрасным садом во внутреннем дворике.

Еркину отвели отдельную комнату, и манул, проспавший большую часть времени пока они были в дороге, теперь повеселел и гонялся за мухами. Мальчик попросил служанку принести пиалу с изюмом, чтобы вознаградить своего ворчливого друга за его терпение во время долгого путешествия.

На следующий день эфенди решил показать Еркину достопримечательности Самарканда. Когда-то роскошные мечети и медресе находились теперь в ветхом состоянии, некоторые минареты были наполовину разрушены. Но краски на изразцах до сих пор оставались такими яркими, будто сам Создатель через века донес до нынешних времен частицы их былого великолепия.

Они также посетили Гур-Эмир, мавзолей Тамерлана и его семьи, где под огромным куполом находилось надгробие из темно-зеленого, почти черного расколотого на две части нефрита.

- Да, - произнес эфенди. - Странно, что мы почитаем и называем великими тех, кто разрушал тысячи городов и селений, неся смерть и страдания.

- Кстати, мне надо будет поехать на родину Амира Тимура в Шахрисябз. Знаю, что ты дальше намерен посетить Карши. Так вот Шахрисябз как раз находится по пути. Хотел бы ты поехать со мной?

- О да, достопочтенный эфенди, я с удовольствием буду сопровождать вас, - сразу же заявил Еркин.

Мальчику было так приятно общество этого образованного человека, что он ответил, даже не задумываясь.

Уже следующим утром они тронулись в путь верхом. Эфенди ехал на своем великолепном серебристом аргамаке Арслане.

- Этого скакуна мне подарил отец. Он был тогда еще жеребенком. Туркмены – мастера по разведению этой чистокровной древней породы.

Еркину выдали другого, не менее прекрасного буланого аргамака. Сначала мальчику было немного неловко скакать на этой крупной и капризной лошади, отличающейся от своих низкорослых и более послушных собратьев северныхстепей. У грациозных аргамаков была такая мягкая, подобная шелку шерсть, переливающаяся золотом в лучах солнца, что казалось, эти необыкновенные лошади были созданы для рая, а не для земли.

Когда рассвело, они увидели вдали в легкой дымке горы, а рядом с дорогой простирались хлопковые поля и фруктовые сады. Затем дорога пошла по сухим выжженным солнцем предгорьям, медленно поднимаясь в горы, и воздух стал прохладней.

В лучах заходящего солнца путешественники увидели огромные валуны таких причудливых форм, будто это были статуи древних идолов. Еркин спросил у эфенди, созданы ли они человеком или природой.

- Как и все на земле они созданы Всевышним, - уклончиво ответил эфенди и улыбнулся. – А теперь нам надо переночевать. Я знаю одно подходящее для этого место.

По узкой извилистой тропинке он повел мальчика к скале, в которой была небольшая пещера. Они развели костер. Эфенди достал из походного мешка лепешки, нарезанное мелкими кусочками баранье мясо, изюм из золотистого кишмиша, фисташки и миндаль. Они пили горячий бодрящий чай. После ужина эфенди извлек из костра несколько маленьких угольков и разжег украшенный витиеватыми чеканными узорами чилим[9]. Небо было звездным, а яркая полная луна освещала безмолвные горы, хранящие тайны прошедших через них многочисленных завоевателей и кладов, спрятанных где-то в пещерах.

Выпустив дым, эфенди заговорил:

- Мы едем сейчас во владения, жители которых издавна питают лютую ненависть к бухарскому эмиру и не желают ему подчиняться. Так что не удивляйся их суровому и дерзкому нраву. Рано утром я поеду на важную встречу, а ты подожди меня здесь.

А потом после некоторого раздумья добавил:

- Это последнее поручение, которое я выполняю для бухарского эмира. Я попросил разрешения оставить службу.

- А давно вы знакомы с Амирой? – спросил Еркин.

- Нет, - ответил эфенди.

После некоторого молчания он произнес:

- Это странная женщина. Но не мне быть ее судьей.

На следующий день, как было условлено, Еркин терпеливо ждал возвращения эфенди. Утро было солнечным. Высоко в небе мальчик заметил плавно парившего крупного беркута. Еркин вспомнил родную степь и охоту с помощью этих умных и зорких птиц. Тоска наполнила его сердце, но он нашел в себе силы заглушить закравшиеся чувства печали, страха и одиночества. А вскоре недалеко от их пещеры закружилось множество белоголовых сипов, видимо почуявших падаль.

К полудню погода испортилась. Сначала все покрылось густым туманом, а потом пошел дождь и жалобно завыл ветер. Мальчик решил укрыться в пещере, где все это время спал манул. Но любителя изюма в пещере не оказалось. Обеспокоенный мальчик пытался найти его поблизости, он звал манула, но только еле слышное эхо отвечало ему.

- Что если его разорвал беркут? – в ужасе подумал Еркин.

Вдруг он услышал ржание коня. Еркин обрадовался, увидев вдали серебристого аргамака. Однако, когда он присмотрелся, дрожь пробежала по телу мальчика. Всадник не сидел, а без движения лежал на лошади. Еркин подбежал к коню. Тот наклонился, и окровавленное тело эфенди упало на мокрую желтую траву. Эфенди был мертв. Из множества ножевых ранений текла густая кровь.

- Как это могло произойти? С кем встречался эфенди, и кто были его убийцы? – недоумевал мальчик.

Еркин долгое время просидел в пещере в полном оцепенении, потом разжег костер и согрел в котелке воду. В его одежде было зашито несколько мешочков с золотым порошком, которым его снабдил Акиф ибн Амир аль-Галиб. В походном мешке мальчика оставался маленький пузырек с розовой водой и пучок высушенной полыни. Соль, миндаль и виноград он нашел в провизии, которую ему оставил перед своим отъездом эфенди. Через несколько часов эликсир откровения был готов.

К великой радости Еркина он вскоре услышал нежное урчание манула. Его промокший от дождя друг зашел в пещеру, неся в зубах двух жирных мышей.

- Наконец-то я смог славно поохотиться, - сообщил манул мальчику. – Мне понравились здешние просторы. Здесь есть, чем поживиться.

Глаза манула сверкали от возбуждения после недавней удачной охоты.

Еркин осторожно перенес тело эфенди в пещеру. Потом он подошел к серебристому аргамаку, понуро стоявшему рядом с пещерой. Лошадь оскалилась, готовая укусить мальчика. Еркин заговорил с ней:

- О прекрасный Арслан. Твой хозяин убит. Расскажи мне, что сегодня произошло. Клянусь, что отомщу злодеям, погубившим эфенди.

Аргамак поднял на мальчика удивленные глаза, но не произнес ни звука. Прошло несколько часов, а Арслан так и стоял около пещеры как вкопанный. Он не притронулся ни к воде, принесенной Еркином из чистейшего горного ручья, ни к сочной траве.

На следующий день мальчик сел на буланого аргамака, привязав Арслана к своей лошади. Арслан равнодушно скакал позади. После гибели хозяина его ничего больше не радовало и не интересовало. Узкая извилистая дорога шла над глубокой пропастью, иногда вдали они видели небольшие горные селения.

После перевала Тахта-Карача начался плавный спуск в плодородную долину реки Кашкадарьи. Через несколько часов мальчик увидел крепостные стены. У шедших по дороге дервишей он узнал, что это были стены крепости Китаб. Город Шахрисябз находился немного дальше. Наконец показались роскошные сады, окружавшие Шахрисябз, и очертания высоких башен Ак-Сарая, дворца Амира Тимура.

Еркин решил остановиться в караван-сарае. У него теперь было достаточно денег, которые он заработал на представлениях с манулом на бухарских базарах. Владелец караван-сарая долго и с подозрением осматривал Еркина, когда мальчик расплачивался за ночлег.

Как только измученный Еркин погрузился в дремоту, в его комнату вошел гость. Это был босой дервиш в дырявом халате, в высокой мохнатой шапке на голове, с деревянным сучковатым посохом и подвязанным к поясу кувшином, изготовленным из тыквы. Он был необыкновенно худым и высоким. Его длинные черные как смоль волосы были всклокочены. Его лицо с выразительными и тонкими чертами было очень смуглым. В выражении его лица проскальзывало то ли безумие, то ли абсолютная отрешенность от жизни. Дервиш улыбался Еркину во весь свой почти полностью беззубый рот.

- Ас-саляму алейкум, - пропел дервиш.

- Ва-алейкум ас-салям, - ответил обескураженный мальчик. – Присаживайтесь, пожалуйста, на ковер, - пробормотал Еркин.

По законам восточного гостеприимства он протянул дервишу подушку и стал доставать из мешка оставшуюся провизию. Дервиш с жадностью набросился на еду. После трапезы он удалился на некоторое время, а потом вернулся с ароматным горячим чаем.

- Как вас зовут? – поинтересовался Еркин.

- Мое имя – Ирфан. Я путешествую с юности и знаю все караванные пути от Хивинского ханства до Бухары, от Бухары до Кокандского ханства, а оттуда до Герата и Кабула.

- А знаете ли вы дорогу в Карши? – спросил Еркин.

- Так же хорошо, как свой кувшин для податей, - засмеялся он. А потом затянул долгую заунывную песню на фарси.

Еркин задумался: «Полубезумный дервиш. Случайность ли это, что он зашел ко мне?» После гибели эфенди подозрительность закралась в душу мальчика.

Тем не менее, он решил рискнуть и спросил дервиша, не хотел бы тот поехать с ним в Карши.

Не раздумывая, дервиш согласился.

- Мне надо еще послать сообщение в Бухару. Знаете ли вы, как это сделать? – спросил Еркин.

- Нет ничего проще, - стал объяснять дервиш, - надо разыскать купца, отправляющегося в Бухару. Ты найдешь его здесь же, в караван-сарае.

Еркин так и сделал. Он написал Амире, что эфенди был убит в шахрисябзских горах. Он решил, ничего больше ей не сообщать.

Когда стемнело, мальчик отправился к конюшням. Он подошел к Арслану, который до сих пор отказывался пить и есть, и стал умолять лошадь не губить себя.

- Эфенди смотрит на тебя с небес и его сердце разрывается от боли, от того что его любимый конь не хочет больше жить.

Аргамак внимательно посмотрел на Еркина своими большими выразительными глазами, а потом отвернул голову.

Тогда Еркин разбудил манула, взял домбру и снова пришел к Арслану. Мальчик заиграл на домбре, попросив манула танцевать.

Аргамак с любопытством наблюдал представление. После он выразил Еркину следующее:

- Маленький человек, возможно, этот танец забавляет людей, но не нас, лошадей. Однако я удивлен, что ты способен понимать животных. Что ж, я поведаю тебе о событиях того страшного дня. Мой господин поехал в горное селение. Там у большого шатра его встретило несколько человек. Они долго угощали моего господина разными яствами, а потом набросились на него. Он яростно защищался и ранил нескольких из них. Потом он вскочил на меня, и мы понеслись обратно к пещере, пока его тело не стало холодным. Не знаю, кто были эти люди, которые лишили жизни моего господина. Если тебе дано понимать животных, возможно, ты также сможешь найти убийц. Я всегда буду помнить их зло. Так что я позволю тебе скакать на мне верхом и буду твоим слугой, пока ты не найдешь злодеев и не отомстишь за моего господина, к которому я привязался с самого детства.

- О прекрасный Арслан, обещаю тебе, что сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать убийц, - пылко ответил Еркин великолепному коню.

Ранним утром Еркин отыскал дервиша Ирфана.

- Буду очень вам благодарен, если вы сопроводите меня до Карши. У меня есть деньги и провизия, так что вы всегда будете сыты в пути. Я поеду на серебристом аргамаке, а вам предоставлю буланого.

- О маленький кочевник, где же это видано, чтобы дервиш ехал на такой дорогой лошади! Продай буланого аргамака и купи ослика, и тогда я с удовольствием отправлюсь с тобой в путь.

Еркин задумался. Дервиш знал дорогу в Карши и к тому же соглашался сопровождать его. Если мальчик продаст аргамака, то сможет еще и выручить достаточно тенге[10], которых ему хватит на возвращение в родные северные степи.

- Хорошо, - наконец произнес Еркин. – Если таково ваше желание, то я предоставлю вам осла. Знайте только, что перед поездкой в Карши мне надо будет посетить шахрисябзские горы.

- О маленький батыр, - произнес Ирфан. – Для меня нет ничего слаще путешествия. Я с удовольствием сопровожу тебя и до шахрисябзских гор.

На том они и договорились.



[1] Казий – мусульманский судья, рассматривающий уголовные и гражданские дела.

[2] Эфенди – вежливая форма обращения в Османской империи. В XIX в. применялась к широкому кругу лиц, в т. ч. к лицам духовного звания и чиновникам; также имеет значение "господин".

[3] О жестоком обращении с лошадьми в Бухарском эмирате свидетельствуют многие источники: записки 1841-1842 гг. натуралиста А. Лемана; «Путешествие по Средней Азии» 1873 г. А. Вамбери; записки художника Л.Е. Дмитриева-Кавказского, путешествовавшего в 1887 году по Средней Азии.

[4] Кермине – древний город между Бухарой и Самаркандом, на его месте сейчас расположен город Навои.

[5] Эфенди рассказывает легенду о судьбе персидского поэта Х-ХI вв. Фирдоуси, создавшего эпическую поэму «Шах-Наме».

[6] Рабат-и Малик – караван-сарай, построенный в ХI в. на дороге между Бухарой и Самаркандом и функционировавший до начала XVIII в. Сейчас от Рабат-и-Малика остались только руины стен и входной портал. Однако рисунки и описание натуралиста А. Лемана свидетельствуют о том, что сооружения караван-сарая были еще хорошо сохранены в 1840-42 гг.

[7] Аргамак – древнейшая верховая порода лошадей, выведенная на территории современной Туркмении. Известна также под названием ахалтекинская лошадь.

[8] Искандер – эфенди имеет здесь в виду Александра Македонского, завоевавшего Бухару и Самарканд.

[9] Чилим – курительный прибор в Средней Азии, разновидность кальяна.

[10] Тенге - основная серебряная монета Бухарского ханства и Бухарского эмирата с XVI века до начала XX века.


Сказать спасибо автору:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 14
Добавили в «Избранное»: 1
Рейтинг произведения: 35
Свидетельство о публикации: next-2021-108972
Опубликовано: 03.11.2021 в 18:24
© Copyright: Асия Караева
Просмотреть профиль автора

Алла Валько     (05.11.2021 в 05:57)
Очень интересная глава. Прекрасно описание природы и Самарканда. Знаете, Асия, а ведь мне довелось побывать в этом прекрасном древнем городе. Я помню названия "Регистан", "Гур-Эмир" и другие. История, рассказанная в этой главе, перекликается с событиями настоящего. Весьма злободневно звучит высказывание: "Каждый пришедший к власти правитель переписывает древние источники, наверняка искажая их, а оригиналы потом бесследно исчезают". То же происходит и сейчас. История переписывается, и лишь отдельные правдолюбцы стремятся сохранить истину в своих произведениях.
Неожиданной мне показалась просьба Амиры следить за эфенди, а его неожиданное жестокое убийство потрясло меня.
Беру эту главу в Избранное из-за навеянных ностальгических воспоминаний.

Асия Караева     (06.11.2021 в 18:57)
Алла, большое спасибо за отзыв! Очень рада, что эта глава вызвала в Вас воспоминания о собственной поездке в Самарканд.
Да, Вы правы, что история, до сих пор часто переписывается новыми правителями.




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1