Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Глава 5 и до конца. (Роман "Темный", 2016 г. Издательство "Альфа-Книга")


­­ГЛАВА 5

Этот переход дался мне гораздо легче, чем предыдущий, так что я, не тратя ни секунды, приготовился ко всяким неожиданностям. Оказалось, что мое беспокойство было напрасным — мир действительно был пустым и безжизненным. Я осмотрелся. Ис’лаа перенесла меня на окраину какого-то крупного города. Точнее, когда он был крупным, но теперь носил явные следы многолетнего запустения. Дома обветшали, кое-где отвалившаяся штукатурка обнажала кладку стен. Повсюду лежали куски бетона, осколки кирпичей и обломки ржавеющей арматуры. Не самое приятное местечко…
Я сосредоточился и окинул мир проницающим взором. Следов жизни действительно не наблюдалось, однако, я уловил два источника энергии. Это, конечно, могло ничего не значить, поскольку по всем признакам этот мир был индустриальным. Хотя он и находился практически в самом начале развития, но населявшая его раса могла создать какой-нибудь мощный источник энергии.
Закинув за спину небольшой рюкзак с припасами, собранными Лаурой и Аделью, я направился к ближайшему источнику. Все мои чувства были напряжены до предела. Да, признаков жизни я не обнаружил, но в душе была какая-то смутная тревога. Конечно, в этот раз я был куда лучше готов к неприятностям, но все же, все же…
За дни, проведенные в мире кар’вааз, я успел набрать силу почти до отказа. Хотя и в этом мире было довольно много подходящей энергии. На поясе у меня висел меч, который Лаура догадалась прихватить из моего замка. Кроме того, я взял с собой и пистолеты капитана Конрада. Спросите, зачем? Иногда проще обойтись парой хороших выстрелов и сталью, чем тратить силу на какие-нибудь мелочи типа разбойников или диких зверей.
Кстати, по поводу нашего оружия. У большинства из нас это, конечно, мечи или шпаги, хотя бывают и исключения. По окончании академии нам вручают оружие, настроенное на конкретного лорда или леди. То есть в чужих руках это просто обычная железка — наложенными на оружие заклятиями может воспользоваться только владелец. У меня это — средних размеров меч, не слишком широкий, но и не слишком тонкий. У Лауры, например, парные шпага и кинжал. Этим оружием предпочитали не рисковать и во время игры ковали себе оружие в том мире, где шло противостояние. Довольно-таки удобно, потому что, кроме непосредственно нашей силы и заклинаний, клинки пропитывалось энергией этого мира. 
Мне всегда нравилось создавать оружие. Например, парные мечи, которыми я сражался на Арлиции, и двуручник для Карвена были выкованы именно мной. А вот меч, который теперь висел у меня на поясе, — это именно выпускное, настроенное только на меня оружие.
Шел я, не особенно торопясь, с легким интересом оглядывая город. Мое первоначальное предположение о том, что этот мир находился на начальной стадии технического прогресса, оказалось верным. Например, немногие попавшиеся мне на пути автомобили были донельзя примитивными. Еще я заметил телеграфные столбы с оборванными проводами, то есть развитие технологий здесь не дошло не только до беспроводной связи, но и даже до обычных телефонов. Хотя электричество было распространено почти повсеместно.
Через пару часов я прошел город насквозь и остановился, чтобы еще раз перепроверить направление. За это время ничего не изменилось, источник по-прежнему находился там, где я его засек, поэтому я решил не тратить время на привал и бодрым шагом отправился дальше.
До места я добрался ближе к вечеру. На пути никаких серьезных преград мне не встретилось — лишь однажды пришлось пересечь небольшую речушку, но я легко обнаружил рукотворный брод. Подойдя ближе к источнику, я сразу понял, что мне не повезло — это оказалась природная аномалия. Посчитав, что бродить ночью по незнакомому миру несколько необдуманно, я решил устроиться на ночлег. И еще я не забывал слова госпожи Ис’лаа о внезапном необъяснимом исчезновении всего населения этого мира. Однако ночь прошла спокойно, и утром я двинулся ко второму источнику. Этот источник находился гораздо дальше, в горах на юго-западе, так что мне предстоял долгий путь. 
Следующим вечером я связался с Лаурой и сообщил, что все в порядке. Она по-прежнему находилась у Льориса, где они решали, как определить, кому можно доверять, а кому — нет. Правда, ничего конкретного они так и не надумали. Еще одной задачей у них были поиски информации о жезле Девяти Звезд. У Льориса была огромная библиотека, доставшаяся ему еще от прадеда. По количеству старинных книг, свитков и разнообразных табличек она почти не уступала библиотеке в академии. Да и сам Льорис по мере сил пополнял эту коллекцию. Однако и здесь похвастаться моим друзьям было нечем. Я передал привет Льорису и отключился.
Весь путь у меня занял более трех дней. К полудню четвертого я наконец добрался до подножия гор. Хотя горами их можно было назвать лишь с большой натяжкой. Скорее это были невысокие каменистые холмы, изобиловавшие пещерами. Обычный смертный на моем месте долго бы искал нужную, но мое чувство силы сразу привело меня туда, куда нужно.
Я постоял у входа и ничего подозрительного в округе не ощутил, не считая уже ставшего привычным за эти дни глухого чувства тревоги. Загнал беспокойство поглубже и почти перестал обращать на него внимание. Возможно, мне все же стоило прислушаться к своей интуиции, потому что результат моих поисков оказался совсем не таким, какой я ожидал.
Пройдя недлинным проходом, я очутился в небольшой пещере, в которой не было ничего примечательного. Так, драпировки на стенах, несколько невысоких стульев и два небольших столика. Нечто вроде гостевой комнаты, когда хозяева не хотят пускать гостей дальше. Посуды на столах не оказалось, что было несколько странно. Рассудив, что пещеры здесь, скорее всего, расположены каскадом, я направился к дальней от входа стене и обнаружил массивную дверь. К сожалению, она была заперта.
Не знаю зачем, но я постучал. И через минуту мне открыли!
— Добрый день, лорд Этьен, — заявил невысокий человек средних лет. — Вот уж не ожидал, что вы все-таки сюда доберетесь. Проходите, прошу вас.
Он посторонился, давая мне пройти. Находясь в легкой прострации, я послушно вошел и машинально осмотрелся. Ничего необычного — пять или шесть мягких кресел, большой письменный стол, у стен — книжные шкафы. Спальни и кухня, скорее всего, находились в следующих пещерах, я заметил еще одну дверь чуть правее входа. Также не казался необычным небольшой беспорядок — несколько книг валялось на креслах, на столе высился ворох каких-то бумаг, среди которых я заметил и несколько древних пергаментов. Однако что-то меня все-таки настораживало. Слишком уж нарочито все было разбросано.
Следовало быть осторожнее.
— Присаживайтесь, — гостеприимно предложил хозяин. — Может быть, вина?
— Не откажусь, — вежливо ответил я, скидывая рюкзак и усаживаясь в одно из кресел, действительно оказавшееся мягким и очень удобным.
— Одну минуту. — И он скрылся за дверью.
Вернувшись вскоре с кувшином и парой стаканов, хозяин слегка извиняющимся тоном произнес:
— Вы уж меня простите за этот беспорядок — я не ждал гостей.
«Ну да, конечно, — подумал я, глядя, как он разливает по стаканам вино, — а то ты меня еще пять дней назад не почуял!»
— Что вы, что вы, не стоит беспокоиться, — все так же вежливо сказал я. — Все в порядке.
После нескольких минут подобного обмена любезностями чувство беспокойства у меня только укрепилось. Что-то было не так, но вот что?
— Ладно, — вдруг посуровел хозяин, — не буду с вами играть. Честно говоря, я удивлен, что вы сумели вернуться. Даже будучи лишенным почти всей своей силы. Боюсь, я вас недооценил.
Так вот в чем дело! Это лидфнер! Да, кажется, я влип…
— К сожалению, у вас есть преимущество, — заявил я и пояснил в ответ на его вопросительный взгляд:
— Вы знаете, кто я и как меня зовут, а я этого о вас не знаю.
— Что ж, не вижу смысла скрывать ни того, кто я, ни своего имени. Вы называете нас лидфнерами. Настоящее название моей расы для вас слишком сложно произнести, поэтому сойдет и так. А имя, — он слегка задумался, — думаю, полностью вы его тоже не сможете назвать. Так что пусть будет Эрнанд. Похоже на мое сокращенное имя.
— Просто Эрнанд?
Он рассмеялся:
— Как же вы любите всякие приставки! Лорды, милорды, господа, высочества, величества… Превозносить свою значимость над другими и быть действительно значительным — это большая разница. Нет, просто Эрнанд, без всяких титулов.
— Хорошо, — равнодушно ответил я, — как вам будет угодно. Тогда тоже зовите меня просто Этьен.
В знак признательности он склонил голову в легком поклоне. Пришлось вернуть поклон, если я хотел продолжать играть в эту старомодную любезность. Деваться мне было некуда. В одиночку я с ним не справлюсь, а помощи ждать неоткуда. Лидфнер настолько хорошо замаскировал свою сущность, что, даже находясь рядом с ним, я едва улавливал отголоски его силы. Но того, что я сумел ощутить, вполне хватило. От этой энергии меня слегка мутило — настолько она была чуждой и гадкой.
— Скажите, Эрнанд, — полюбопытствовал я, — на Пяти Кольцах ваш голос был другим.
— И голос, и обличие, — кивнул он, чуть улыбнувшись уголком губ. — Но в обычных условиях я предпочитаю выглядеть так, как сейчас. Если хотите, мы можем поговорить и в моем настоящем облике.
— Да ну, что вы. Меня устраивает и так, — махнул рукой я.
Какое-то время мы молчали, потягивая вино. Наконец, лидфнеру это надоело.
— Не буду попусту тратить свое и ваше время, приступлю сразу к делу. Полагаю, что цель вашего прибытия совпадает с моей. Предлагаю объединить наши усилия.
Просто великолепно! Значит, я должен своими руками принести тебе на блюдечке того, кто, возможно, знает, как от тебя избавиться? Не выйдет! Но тебе об этом знать необязательно.
— Зачем он вам? Что вы вообще здесь делаете до сих пор? Ведь того, за кем вы изначально пришли в нашу Вселенную, больше нет. Неужели вам ни разу не захотелось домой?
Он поморщился:
— Столько вопросов. Не спорю, я скучаю по родным местам, но я должен выполнить то, что мне поручили.
— А вы не думали, что тех, кто дал вам это… поручение, давно нет? Прошло много времени, и вашего мира, возможно, уже не существует. Как и вашего народа.
— Это ничего не меняет. Я верен клятве, которую давал.
— Простите, но я не могу этого понять. — Я все еще надеялся как-то его убедить.
— Да что вы знаете о верности?! — взорвался он. — Это не просто клятва, не просто набор слов — это дело чести! Не моей чести, а всего моего народа! Когда-то раса, которой мы служим, спасла нас, хотя они и не были обязаны этого делать. Более того, мы сражались друг с другом не одно столетие до этого. Вы можете себе представить, что они переступили через свою ненависть, через сотни лет беспрерывных войн и пришли к нам на помощь? Нет, вы не сможете понять, даже если очень постараетесь. Ваши игрушечные сражения со светлыми даже отдаленно не напоминают кошмаров тех войн! Но вы все равно вряд ли сможете отбросить взаимную неприязнь, даже если это будет необходимо для вашего выживания. А они смогли… И с тех пор мы поклялись служить — не им поклялись, а себе.
Да, подобного я не ожидал. По всему выходит, что Эрнанд не отступится, пока… А что — пока? Что же он все-таки задумал?
— Ладно, вы меня убедили, — решил подыграть ему я, — постараюсь вам помочь. Только вот одна проблема — у меня больше нет предположений о том, где может быть Девятый.
— К сожалению, ничем не могу вам помочь, — развел руками лидфнер. — У меня на этот счет тоже никаких идей нет. Я знаю только, что Девятый долгое время жил здесь. Но каких-либо указаний на то, куда он отправился, я не нашел.
Я огорченно вздохнул, хотя на самом деле никакого огорчения не чувствовал, скорее наоборот, я ощущал облегчение. Пусть здесь и нет никаких следов, но это дает мне некоторые шансы найти Девятого раньше, чем лидфнер. То, что ничего хорошего от этого существа ждать не приходится, было очевидно с момента бойни в мире Пяти Колец. И неважно, какими побуждениями этот гаденыш руководствуется.
— Что ж, — произнес я, поднимаясь и отставляя стакан с вином в сторону, — мне здесь больше делать нечего.
— Вам помочь с переходом? — любезно поинтересовался Эрнанд.
— Благодарю, не стоит беспокоиться, я справлюсь, — внутри меня буквально трясло от злости, но я все-таки сумел на прощание изобразить легкий вежливый поклон.
Вернувшись к дому Ис’лаа, я громко и грязно выругался. Похоже, госпожа услышала, потому что дверь мгновенно распахнулась и кар’вааз встревожено выглянула наружу.
— Этьен, что случилось?
— Сейчас все расскажу, — устало ответил я, входя в дом. Я опустился на стул, увидел на столе кувшин, заглянул в него. Вино. Отлично! Не утруждая себя наливанием вина в стакан, я надолго приложился к горлышку. Немного полегчало.
— Госпожа, вы можете вызвать всех одновременно? Есть серьезный разговор.
— Могу, — пристально посмотрела на меня Ис’лаа.
— Хорошо, я сейчас позову сюда Лауру и Льориса, а потом вызовем остальных. Не хочу несколько раз рассказывать. И одного-то будет чересчур.
Она согласно кивнула. Я вызвал Лауру.
— Привет.
— Этьен, что с тобой? На тебе лица нет, — встревожилась моя возлюбленная.
Я нетерпеливо крутанул головой:
— Бери Льориса, и перебирайтесь сюда.
— Хорошо. — И она прервала контакт. 
Это одно из тех качеств Лауры, за которые я ее и полюбил. Никаких лишних вопросов и сомнений. Надо — значит надо.
Спустя пару минут они появились в гостиной. Знакомя Льориса и Ис’лаа, я внимательно наблюдал за своим другом. Мы давно не виделись, и мне было необходимо убедиться, что он не изменился. Внешне вроде бы Льорис остался прежним — все таким же порывистым и подвижным. Сколько его помню, он постоянно что-то вертел в пальцах.
Кар’вааз вызвала хранителей, и я быстро рассказал о встрече с лидфнером. Все внимательно слушали. Даже Тиберн был непривычно серьезен, да и Хьюго позабыл про свои обычные шуточки.
Я же краем глаза продолжал наблюдать за Льорисом. Он, по обыкновению, крутил в пальцах какую-то палочку. И где только раздобыл? Выглядел он очень сосредоточенным. Я немного успокоился, хотя после Брадо мне нелегко было безоговорочно доверять кому бы то ни было, кроме Лауры.
— Вот сволочь! — выругался Хьюго, когда я закончил. — Он что, всерьез рассчитывает, что ты выдашь ему Девятого?
— Не думаю, — ответил я, — Тут что-то иное. Да и его эмоциональный рассказ о спасении его народа расой Создателя выглядит несколько наигранным.
— Я тоже так считаю, — сказала Адель. — Похоже на какую-то игру. Но вот чего он добивается?
Я лишь пожал плечами.
— Ладно, — произнесла Лаура, — теперь немного о другом. Мы нашли кое-что о жезле. Маловато, прямо скажу, но хоть что-то. Один из древних богов оставил записи. Там не говорится, откуда эта штука появилась. Видимо, писал он для себя, поэтому историю опустил. Сказано, что боги решили проверить, на что способен жезл. Выбрали место и попытались соединить вместе девять миров.
— И что? — почти хором спросили мы.
— А то, что вы знаете это место. Мертвая Пустошь.
О да, мы все знали эту дыру почти посередине наших миров. Жуткое место! Я как-то по молодости и глупости попытался туда сунуться, но далеко не продвинулся. Время и пространство там просто сходили с ума. А уж про потоки энергий я вообще молчу. Они заплетались в такие немыслимые узлы и петли, что по возвращении у меня еще несколько недель перед глазами круги плясали.
— Там написано, почему так произошло? — это уже Тиберн.
— Не совсем понятно. Вроде как настоящая сила жезла раскроется только при определенных обстоятельствах и в руках определенного существа. Что за обстоятельства и что за существо, бог не говорил. Может, и сам толком не знал, а может, побоялся доверить эту информацию бумаге.
— Негусто, — нельзя сказать, что я был разочарован. Просто лишний раз убедился, что трогать жезл, а уж тем более пускать его в ход очень опасно.
На этом наш военный совет закончился. Идей ни у кого не возникло, дальше переливать из пустого в порожнее было бессмысленно и Ис’лаа прервала контакт. Вопреки моей робкой надежде, Лаура решила вернуться с Льорисом, чтобы попробовать поискать еще что-нибудь о жезле.
В общем, мы снова остались вдвоем с Ис’лаа.
Спал я плохо. А под утро почувствовал вызов. Я выбрался из кровати, быстро привел себя в относительный порядок и ответил. Но вызывали меня совсем не те, кого я ожидал увидеть.
— Дядя?
— Привет, Этьен, — слегка улыбнулся мой последний оставшийся в живых родственник.
— Здравствуй, — ответил я, отойдя от первоначального удивления. В последнее время мы редко общались, и его вызов был несколько неожиданным.
— Ты где пропадал? И на Всеобщем совете не появился, хотя повод к его созыву был очень серьезным. Я беспокоился.
— Да, я знаю про мир Пяти Колец. Но ведь никакого решения принято не было. — Я намеренно проигнорировал первый вопрос.
— Не было, — подтвердил дядя. — Так где же тебя все-таки носило? Дома тебя не было, в игре — тоже.
Похоже, сдаваться дядя не намерен, придется что-то отвечать.
— У меня были свои дела, — уклончиво ответил я. — Лаура и Льорис об этом знают.
— Ты понимаешь, что тебя могут начать подозревать в бойне на Пяти Кольцах? — сурово спросил он.
— Меня? — удивился я. Об этом я как-то не подумал…
— А ты как полагаешь? Дома тебя нет, дозваться тебя не могут, на совет не явился. Что другие подумают? Я-то, конечно, не считаю, что ты как-то к этому причастен, но…
— Спасибо, дядя, — ответил я. — Я в одном из окраинных миров и пока побуду здесь — хочу немного отдохнуть. Опять же, Лаура и Льорис знают, где я и как меня найти. Так что в случае необходимости обращайся к ним.
— Хорошо, — кивнул дядя, — но не забывай, что у тебя теперь есть определенные обязанности.
И он отключился. А я тут же вызвал Лауру. Мы договорились, что теперь вызывать они меня будут условным сигналом — два длинных сигнала и два коротких. На последний короткий я должен буду ответить. Если не отвечу, значит, я в беде и мне нужна помощь.
Вернувшись в постель, я закрыл глаза и предался воспоминаниям.
Дядю Арквиста я помню с малых лет. Он часто бывал у нас в гостях, пытаясь подбодрить отца. К сожалению, у него этого не получилось… После смерти отца я остался на попечении слуг, поэтому он часто связывался с ними и периодически меня навещал. Когда пришло время мне отправляться в академию, дядя лично доставил меня туда. Вскоре я научился вызовам, и он сам стал со мной беседовать. Рассказывал мне о моей матери, об отце, от него я узнал историю моей семьи. Оказывается, он и мой отец — прямые потомки одного из восьмерых. Значит, и я тоже. Иногда он навещал меня в академии и даже присутствовал на выпуске. Какое-то время мы с дядей продолжали общаться, хотя встречались редко. Затем он вошел во Всеобщий совет, поэтому мы стали общаться все реже и реже. Поначалу я обижался, но потом как-то привык. То, что его забота обо мне проявилась именно сейчас, было немного странно, если не сказать больше. Однако оснований для каких-либо подозрений у меня не было.
Наутро я рассказал Ис’лаа об этом ночном разговоре. Она согласилась со мной, что это несколько необычно, но не стоит сразу связывать наши проблемы с его вниманием ко мне. Вполне вероятно, что дядя искренне беспокоился, когда я исчез.
Я гостил у кар’вааз еще несколько дней, а затем решил отправиться в небольшое путешествие, просто чтобы развеяться. Госпожа снабдила меня всем необходимым, рассказала немного об этом мире и указала места, где находились на данный момент хранители. Последнее мне было ни к чему, но озвучивать это Ис’лаа я не стал.
В путь я собирался так, чтобы не привлекать особого внимания. Простой наряд бродячего воина. Или наемника, кому как больше нравится. Ис’лаа заверила меня, что разбойников на дорогах Крелота почти не бывает — все государства мира были заинтересованы в безопасности передвижения по трактам, потому как от этого напрямую зависела торговля между странами. Но расслабляться, впрочем, тоже не стоило. Хотя почти сразу, как я выехал на большой тракт, мне встретился небольшой конный отряд стражников.
Цели у меня не было, спешить было некуда, поэтому я не торопясь ехал, куда глаза глядят, и просто наслаждался дорогой. Почему при всех проблемах я решил взять передышку? У меня возникло ощущение, что события замерли. Все участники находились примерно в одном положении — светлым перебежчикам высовываться сейчас было опасно, темные ждали действий со стороны неведомого врага, лидфнер затаился. А мы? А что мы? У кар’вааз и хранителей есть свои обязательства, Лаура с Льорисом заняты поисками в библиотеке. Так что я вполне мог себе позволить небольшой отпуск.
В пути я был уже больше недели. Проехал два крупных города, несколько городов поменьше и множество деревень. Я перемежал отдых на постоялых дворах с ночлегом на свежем воздухе и был вполне доволен жизнью. Казалось, что все проблемы отступили на второй план. Но я ошибался…
На одиннадцатый день пути я решил переждать дневную жару и устроился на отдых под большим деревом. Лежал себе на травке и смотрел на плывущие по небу облака, как вдруг ощутил вызов.
Вызов был странный. У меня возникло чувство, что вызывавший меня находился в состоянии сильной паники или истерики. Подумав несколько секунд, я все же решился на ответ.
То, что я увидел, меня не обрадовало. Джеральд, мой давний знакомый, которого я не видел много лет, находился в ужасном состоянии. Одежда свисала клоками, лицо обожжено, в глазах плещется ужас.
— Этьен, тяни меня отсюда! — истерически заорал он.
На заднем плане смутно просматривались вершины скал, затянутые какой-то сизо-черной дымкой. Джеральд сидел на уступе, тяжело привалившись спиной к большому валуну.
— Скорее, прошу!
— Не ори, — поморщился я и сосредоточился. Тянуть было неимоверно тяжело, будто с той стороны кто-то крепко держал Джеральда. Непонятная сила опутала его незримыми щупальцами чужой магии, и мне пришлось буквально выдирать собрата из ее тисков. Но у меня все-таки получилось — помогла Ис’лаа.
— Кто это? — неслышно для Джеральда спросила она.
— Его зовут Джеральд.
— От него не будет неприятностей?
— Он сейчас не в том состоянии, — невесело усмехнулся я. — Пусть чуть сил поднаберется, а потом я отправлю его домой.
— Хорошо. — И кар’вааз исчезла.
Джеральд, тяжело дыша, лежал на траве и по мере сил пытался осмотреться.
— Где мы? — спросил он все еще слегка испуганно.
— Неважно, — ответил я, присаживаясь рядом. — Главное, что здесь безопасно. А вот где ты сейчас находился — это гораздо интереснее. И что за сила тебя держала — тоже.
— Не хочу даже вспоминать! — воскликнул Джеральд. — Не могу!
— Придется, — жестко сказал я.
Он испуганно взглянул на меня и тяжело вздохнул:
— Это Тратний. А что за сила, я не знаю.
— За какими демонами тебя туда понесло? — рявкнул я. — Жить надоело?
Я имел право так с ним разговаривать. Джеральд — сын друзей моих родителей, и я помню его еще сопливым мальчишкой.
— Нас послали, — шмыгнул он носом.
— Та-а-ак, — протянул я. — Значит, ты не один? Кого еще вытаскивать?
— Они погибли, Этьен… Ты их не знаешь — они еще даже не играли…
Час от часу не легче! Кто же догадался этих щенят отправить на убой? Узнаю — голову оторву!
— И кто же вас послал? — ласково спросил я, скрывая бурлящую внутри ярость и пытаясь не сорваться на ни в чем неповинного Джеральда.
— Трое из совета. Имен двоих не знаю, только в лицо. Мужчина и женщина. А третий — Клитий.
Ах ты ж, тварь! Да, этот мог! У нас с ним с академии непрерывная вражда. Даже для темного он был чересчур жесток и подл. Интересно, кто остальные двое? И знает ли об этом совет?
— Убью гада, — обманчиво спокойным голосом сказал я. — Вот прямо сейчас отправлюсь к нему и убью. Голыми руками на клочья разорву, и пусть совет меня потом хоть в тьму отправит…
— Этьен, — тоненьким голосом прошептал Джеральд, — не надо. Пусть совет разбирается…
— Эти разберутся! Посадят его лет на сто в пустоте — и все! Выйдет — еще злее будет…
— Этьен! — прикрикнула Ис’лаа, появляясь рядом. — Успокойся!
Она повернулась к Джеральду:
— И ты успокойся, мальчик. Здесь тебя не найдут.
Появление Ис’лаа и ее слова возымели действие — я постепенно приходил в себя. Но бушевавшая во мне ярость не ушла. Она просто спряталась глубоко внутри и ждала своего часа. А то, что он настанет, я ни капли не сомневался.
— У нас есть свидетель, Этьен, — снова обратилась ко мне кар’вааз, — а на это они не рассчитывали, я уверена.
Что ж, она права. Я жестом показал, что готов слушать.
— Поступим так. Я заберу Джеральда — пусть отлежится и придет в себя. Ты едешь до ближайшего города и потом переносишься ко мне. Я тем временем оповещу всех. Вот тогда и решим, как поступить. До города — около трех дней пути.
— А сейчас нельзя и мне перенестись? — удивился я.
— Коня жалко, — усмехнулась она.
Да, об этом я уже и позабыл. Конь действительно совершенно ни при чем, и надо о нем позаботиться.
— Хорошо, — согласно кивнул я и обратился к Джеральду: — Не бойся Ис’лаа и ее силы — она на нашей стороне, и тебе ничего не грозит.
Он кивнул, хотя выглядел все еще испуганным. Ис’лаа взяла его за руку, и они исчезли. Я же не торопился продолжить путь.
Сев под то же дерево, я задумался.
Сила на Тратнии была мне незнакома. Это раз. Хоть я и мог теперь туда отправиться, но где этот мир, неизвестно. Это два. Откуда Клитий со товарищи узнал о его существовании? Это три. И не связаны ли эти сволочи с Эрнандом? Это четыре. Вопросов опять было много, а ответов не было совсем. Зачем было отправлять туда троих несмышленышей, понятно — их не жалко. Да и задурить голову опытному и более сильному темному довольно сложно, а его исчезновение могло поднять ненужный этой троице шум. И кто сказал, что их только трое? Еще существовала вероятность, что среди нас снова появились истинные. 
Погрузившись в свои размышления, я не заметил, как тихо подкрался вечер. Я решил заночевать прямо на этом же месте, тем более, торопиться мне на этот раз не следовало. На удивление, ночь прошла спокойно, никаких неприятностей не случилось, так что наутро я спокойно отправился в дорогу.
Ис’лаа не обманула — город действительно оказался в трех днях пути. К полудню четвертого, наконец, пристроив коня, я перекусил в таверне, рассудив, что потом мне будет не до еды. Затем, найдя укромное место, я перенесся к дому кар’вааз.
Войдя внутрь, я обнаружил, что все уже в сборе. Не хватало только Льориса и непосредственного виновника общего сбора Джеральда.
— Джеральд наверху, а Льориса не будет, — правильно истолковав мой взгляд, произнесла Лаура.
Выглядела она не ахти — круги под глазами, осунувшееся лицо, да и в целом вид довольно болезненный. Мне стало стыдно. Пока я прохлаждался, путешествуя и развлекаясь, моя любимая перерывала библиотеку Льориса, пытаясь мне помочь.
Я присел на подлокотник кресла и обнял ее за плечи.
— Все в порядке, Этьен, — улыбнулась Лаура. — Просто надо выспаться.
— Тогда сегодня остаешься здесь, а я прослежу, чтобы ты действительно выспалась, — мягко, но непреклонно ответил я.
Наш разговор был прерван появлением Джеральда, который спускался по лестнице. Внешне он выглядел гораздо лучше — ожогов на лице почти не было видно, из глаз ушел испуг. Я мысленно поблагодарил Ис’лаа.
— Здравствуй, Этьен, — проговорил он. — Еще раз спасибо, что вытащил.
Джеральд прошел к креслу у камина, где его всем было видно, сел и оглядел нас.
— Я готов.
— Мы тоже. — Хьюго был непривычно ласков.
— Итак, — Джеральд слегка задумался, — начну, пожалуй, с того, что после моего последнего провала настроение, сами понимаете, у меня было отвратительное. Я позвал двух своих товарищей по академии, с которыми отправился гулять. Скакали по мирам и развлекались. На седьмой день, когда мы пировали в одном роскошном ресторане на Латирно, к нам за столик подсела леди и передала, что нас хочет видеть совет не позднее чем завтра утром. Она ушла, а мы, решив, что вызов из-за этого кутежа, тихонько разошлись по своим номерам. На следующее утро та же леди перенесла нас в какой-то особняк. Не знаю, где он находится, — окна были плотно занавешены, а вокруг была скрывающая магия. Там нас ждали трое высших, один из них — Клитий. Он с нами и разговаривал, остальные не вмешивались. Мои товарищи еще ни разу не были в игре, а я, как вы знаете, провалил обе игры, в которых участвовал. Клитий сказал, что совет хочет дать нам шанс стать полноправными темными, но для этого нам нужно постараться. Мы, конечно, согласились. Не сразу, потому что все это выглядело несколько подозрительно, но все же согласились. Второй лорд открыл портал, и мы оказались на Тратнии. Поначалу все шло нормально. Место, конечно, мрачноватое, но вполне привычное. А затем…
Джеральд прервался, чтобы глотнуть вина, а мы все дружно переглянулись. Ситуация и вправду подозрительная с самого начала.
— Так вот, — продолжил Джеральд, — неладное мы почувствовали часа через два. Местность резко изменилась. Как и когда это произошло, никто из нас не понял. Просто холмистая равнина вдруг превратилась в невысокие горы. Игорь попытался прощупать пространство взором, но вдруг упал, не издав ни звука. Рухнул как подкошенный — и все. Кинувшись к нему, я понял, что он мертв. Сказать, что я был потрясен, — это ничего не сказать… Я же прекрасно знаю, что нас непросто убить, но это случилось. Мы с Альгаром запаниковали и бросились прочь, оставив Игоря там, где он упал. И опять не заметили, когда вместо невысоких гор появились отвесные скалы. Проход в них оставался только один. Оглянувшись, мы увидели, что назад дороги уже нет. Она исчезла, словно ее и не было! Нам пришлось идти вперед, надеясь на лучшее. Но Альгар заявил, что он не станет играть по чужим правилам и что с него хватит. Он попытался перенестись, но вдруг вокруг сгустилась неизвестная сила, а потом он превратился в кристальную статую.
Я смотрел на Джеральда и видел, каких трудов ему стоит оставаться спокойным. И еще я думал о том, как он возмужал буквально за несколько дней. Теперь я был за него спокоен — мальчишка превращался в мужчину. Тем временем Джеральд продолжил:
— Я совсем потерял голову, бросился бежать, не разбирая дороги. И оказался на том уступе. Вокруг пропасть и отвесные стены — дальше бежать некуда. К тому же я совсем ослаб. Видимо, эта сила незаметно тянула из меня энергию. Я понял, что не могу ничего сделать. Единственная мысль, которая ко мне все-таки пришла, это позвать кого-нибудь. И как-то инстинктивно я позвал именно Этьена. Вот, собственно, и все.
Он замолчал, глотнул вина и выжидающе посмотрел на нас. Все молчали, обдумывая сказанное. Наконец Адель сказала:
— Считаю, что нужно доложить совету.
— Ничего не выйдет, — ответил ей Хьюго. — Подумай сама, в чем мы можем обвинить Клития? В том, что он отправил ребят в неизвестный мир? Над нами посмеются.
— Не над нами, а надо мной, — произнес я. — Только я могу подтвердить рассказ Джеральда, да и то косвенно. Их отправили на Тратний обманом? Так мы же темные — это у нас в крови. Так и ответит совет. Они скажут, что не надо было поддаваться. Если я заявлю, что Клитий отправил заведомо неподготовленных лордов, мне ответят, что он как раз и хотел их таким образом подготовить. Это тупик.
— А почему я сам не могу обратиться к совету? — спросил Джеральд.
— Уверен: Клитий не знает, что ты выжил. Ты останешься здесь до тех пор, пока у нас не появятся реальные доказательства, кроме твоих слов и слов Этьена, — заявил Тиберн.
— И совсем ничего нельзя сделать? — потерянным голосом произнесла Адель.
— Адель, ты мало успела побыть темной, а мы ни одну сотню лет варимся в этой каше. Поверь, без серьезных доказательств нас никто не станет даже слушать, — жестко сказала Лаура.
— Все, что мы можем пока сделать, — я неприятно усмехнулся, — это распустить слухи о трусости Клития. Дескать, он нашел новый мир, но сам испугался туда отправиться и заслал несмышленых юнцов.
— Тогда Клитий начнет гадать, откуда эти слухи, — сказала Лаура.
— Да пусть себе гадает, — отмахнулся я. — Главное, что найдутся те, кто поверит и начнет смеяться над ним. Пускай не в лицо, а за спиной, это уже неважно.
— Этьен, ну ты и подлец! — рассмеялся Хьюго, разряжая обстановку. Я пожал плечами и улыбнулся:
— А что еще остается?
— Мне больше интересно другое, — произнесла молчавшая до сих пор Ис’лаа. — Сами они действовали, или за ними кто-то стоит?
— Я тоже об этом думал, — медленно начал я. — Не Эрнанд ли это? Джеральд, не кори себя — тебя подставили.
— Как? — мгновенно отозвался он.
— Элементарно. Ты после первой игры полторы недели пил. Расчет был такой, что и после второго проигрыша ты тоже в загул уйдешь. И, скорее всего, не в одиночку. Вот вас и подловили. Ты не сам проиграл — это было сделано намерено. Вспомни, были ли в игре какие-то моменты, когда твои тщательные расчеты вдруг неожиданно шли прахом?
Джеральд задумался, потом кивнул:
— Да, теперь припоминаю. Было два таких момента. Один раз верховный маг чудом ушел из хорошо подготовленной ловушки и все-таки добрался до светлого, рассказав ему, кто он такой и что должен делать. А второй раз уже сам светлый избежал капкана совершенно непонятным образом.
— Вот видишь.
— А разве возможно снаружи влиять на ход игры? — удивилась Адель.
— Очень трудно, но, имея достаточно энергии, это вполне реально, — ответил ей Астанир. — Ввести какой-нибудь небольшой фактор, который на общем фоне кажется ничтожным, но в итоге влияет на всю картину. Но на это нужно действительно много энергии.
— Тогда это, похоже, Эрнанд, — заявил Тиберн. — У кого еще столько силы?
— Это могут быть истинные, — тихо, но отчетливо ответила ему Лаура.
— Слушайте, я ничего не понимаю! Кто такой Эрнанд и что за истинные?! — взмолился Джеральд. 
Я как раз думал, когда же его прорвет. Он продержался дольше, чем я предполагал. Лично я бы взбесился гораздо раньше.
— Долгая история, — ответил Хьюго. — Мы, с разрешения Этьена, тебе все расскажем чуть позже.
Он вопросительно посмотрел на меня, и я, подумав, кивнул. Раз уж парень ввязался во все это, хоть и не по своей воле, то пускай знает, с чем столкнулся. А у Хьюго хватит ума не посвящать его в некоторые вещи, которые Джеральду знать вредно. О Создателе, например. Точнее, о том, кем он был на самом деле.
— Ладно, хватит на сегодня, — неожиданно заявил Тиберн, доставая футляр с лютней. — Наливайте вина и устраивайтесь поудобнее. Для вас будет играть самый знаменитый менестрель Крелота! Между прочим, многие за это большие деньги готовы отдать.
— А ты? Берешь? — улыбнулся Джеральд.
— Я не играю по заказу, — гордо ответил менестрель, настраивая лютню. — Иначе какой же я, к демонам, менестрель? Нет, моя публика — это простые люди на площадях, в деревнях и тавернах. Кинут пару монет — хорошо, накормят — тоже неплохо.
Все рассмеялись. А потом Тиберн начал играть… Он спел несколько эльфийских баллад, пару своих композиций и закончил веселой песенкой, популярной, как я знал, в одном из нейтральных миров. До этого я никогда не слышал, как поет Тиберн, и сейчас откровенно наслаждался его голосом и игрой. Он ничем не уступал великим певцам прошлого — как людским, так и эльфийским, которые считались непревзойденными.
В академии нас учили играть на музыкальных инструментах, однако у меня с этим не сложилось. Со слухом все было в порядке, но вот с талантом дела обстояли — хуже некуда, и меня обычно выгоняли с занятий, чтобы я «не портил тонкую ауру настоящего мастерства». Так говорил наш учитель. Остальные худо-бедно чему-то научились. А Карвен вообще замечательно играл на флейте.
— А теперь, — сказал Тиберн, откладывая лютню, — действительно то, что мало кто слышал.
И он достал гитару. Но какую гитару! Это была работа не просто мастера, а великого мастера!
— Это подарок, — тихо произнес Тиберн с грустью. — Прощальный подарок моего друга, его последняя работа.
— Это же шедевр! — восхищенно выдохнула Лаура.
Тиберн лишь печально улыбнулся. Он легонько тронул струны, на секунду застыл, а затем закрыл глаза и заиграл. Мелодия лилась из-под его пальцев и проникала в самую душу. Тиберн не пел, но, казалось, поет сама гитара…
Это было потрясающе — щемящая грусть плавно переходила в легкую надежду, затем становилась робкой радостью, а под конец мелодия превратилась в безысходное отчаяние, в котором, впрочем, чувствовалась вера, что когда-нибудь наступит время для покоя и тихого счастья.
Когда Тиберн закончил, воцарилась тишина. Было ощущение, что никто даже не дышит, чтобы не спугнуть эту тишину.
Потом Лаура прошептала:
— Что же за великий эльф или человек создал эту красоту?
— Не угадала, — невесело усмехнулся менестрель. — Эту мелодию написал гном.
Мы удивленно уставились на него.
— Да, — продолжил Тиберн, — именно гном. Это его единственное творение. Так случилось, что он отлучился из клана по каким-то своим делам и задержался на несколько недель. А когда вернулся, клана уже не было. Погибли все, в том числе и его семья. Он так и не узнал, что же произошло. Написав эту мелодию, он выбил ее на стене пещеры, которая прежде была его домом, и умер рядом с семьей.
— М-да… — промолвил Хьюго с неподдельной печалью.
Других слов ни у кого не нашлось — мы просто тихо разошлись по своим комнатам.

ГЛАВА 6

Я сдержал данное Лауре обещание и всю ночь просидел в кресле у кровати, заботясь о том, чтобы ее не беспокоили. Незаметно для нее я поставил защиту от любых вызовов. Почти никто не знал, что такая защита возможна извне. Если лорд или леди не желали ни с кем разговаривать, они сами блокировали вызов. Но мне удалось случайно обнаружить способ внешней блокировки. Конечно, расстояние было ограниченным — не более нескольких метров, но защита была почти непроницаема и, что самое главное, практически незаметна.
В гостиную мы с Лаурой спустились незадолго до полудня и застали необычную картину. Джеральд под руководством Адель и Ис’лаа возился на кухне. Почуяв вкусные запахи, я непроизвольно сглотнул слюну и поинтересовался:
— Джеральд, и что это, собственно, значит?
— Ну, — ответил он, — должна же быть от меня хоть какая-то польза, раз уж я здесь застрял.
Джеральд улыбнулся и продолжил свое занятие. Адель весело нам подмигнула, подтверждая, что все в порядке. Ис’лаа, напротив, выглядела довольно напряженно.
— Этьен, надо поговорить, — сказала она.
Лаура, поняв, что она будет лишней в разговоре, присоединилась к Джеральду и Адель. Мы же устроились в дальнем углу гостиной, где нам никто не мог помешать.
— Я слушаю, госпожа.
— Мне всю ночь не давала покоя мысль о местонахождении Тратния. Несмотря на то, что я помогла тебе с Джеральдом, определить, где расположен этот мир, мне не удается. Словно его вообще не существует.
— Или кто-то его прячет, — задумчиво протянул я.
— Да, — кивнула кар’вааз. — Кто-то или что-то. Нам не удалось распознать природу этой силы. Она может быть и неразумной, а действовать на уровне инстинктов. 
— Верно, — я посмотрел на Ис’лаа. — Вы думаете о том же, о чем и я? Что надо проверить Тратний? Я бы рискнул, но мне нужно, чтобы в случае чего меня подстраховали.
— Я могу держать канал открытым довольно долго, поэтому страховка у тебя будет. Но мне все равно не хочется отпускать тебя одного. 
— Лауру я не потащу, а брать с собой Джеральда пока нельзя — парень еще не до конца очухался от первого посещения Тратния. Наверное, мне не стоит переноситься отсюда. Я пойду в свою комнату, подготовлюсь и перейду, чтобы никого не волновать.
— Думаю, ты прав. Хорошо, иди, а я пока на тебя настроюсь.
Я поднялся к себе, прицепил на пояс меч — не настроенный на меня, а тот, что был при мне на Найрите. Затем сосредоточился, выставил защиту и перенесся.
Странно, но я не попал на тот уступ, с которого тянул Джеральда, а очутился в небольшой канаве у проселочной дороги. Выругавшись, я выбрался наверх и осмотрелся. По обеим сторонам от дороги тянулись неухоженные поля, словно кто-то вспахал землю, посеял зерно, а потом забросил. Несколько странно, на мой взгляд.
Я сверился с солнцем. Но поскольку я не знал, который здесь час, мне это не слишком помогло в ориентации, поэтому я просто пошел по дороге.
Через три четверти часа произошел первый сдвиг. Если бы я не ожидал этого и не следил за потоками энергий, я бы ничего и не заметил, как не заметили ребята.
«Очень тонкая работа, — подумал я, — не похоже на неразумное существо».
— Этьен, — прошелестел голос Ис’лаа, — ты заметил?
— Да, — так же чуть слышно коротко ответил я.
Никакой угрозы я не чувствовал, но продолжал оставаться начеку. То ли работала поставленная защита, то ли никто не пробовал тянуть из меня силу, но все было спокойно. Я чуть было не засомневался, туда ли вообще попал. Но все-таки спустя немного времени произошел еще один сдвиг, и я оказался на холмистой равнине.
Неподалеку чернело какое-то пятно, и я, уже догадываясь, что это, направился к нему. Что ж, я не ошибся — это был Игорь. Точнее то, что от него осталось. Тело истлело почти полностью, вместо одежды свисали лишь жалкие лохмотья. То ли время здесь шло по-другому, то ли это — воздействие каких-то сил, но за те несколько дней, что прошли с момента гибели Игоря, таких изменений быть не должно. Еще одна загадка…
Подумав, что не стоит Джеральду этого видеть, я соорудил яму, куда и перетащил скелет. Силы я потратил совсем немного и надеялся, что меня не засекли. Вообще у меня возникло подозрение, что сдвиги — это неотъемлемая часть Тратния, а не действие чьей-то воли.
Я поделился этой догадкой с Ис’лаа. Чуть подумав, она ответила:
— Знаешь, вполне возможно. Я не ощущаю источника сдвигов, а это может означать, что таково действие самого мира.
— Что ж, попробую пройти дальше, — пробормотал я. — Хотя мне начинает казаться, что все это напрасно.
— Обед еще нескоро — у тебя полно времени, — иронично произнесла кар’вааз. 
Я в ответ только хмыкнул и двинулся дальше. Долгое время ничего не происходило. Я шел, то поднимаясь на невысокие холмы, то спускаясь с них. Это монотонное движение действовало отупляющее, что заставило меня внутренне встряхнуться. И вовремя. Сдвиг произошел настолько внезапно, что я чуть было его не пропустил — вокруг появились горы. Резко остановившись, я замер, осматриваясь и прощупывая местность.
Горы, мягко говоря, не впечатляли. Ни красоты тебе, ни опасности — вообще ничего. Серый невзрачный камень до самых вершин. Да и сами вершины высотой не отличались — без всякого снаряжения туда можно было спокойно забраться. Но поскольку делать этого я не собирался, а вокруг по-прежнему было тихо, стоило двигаться дальше.
Еле заметная тропа привела меня к неширокому ущелью, где я обнаружил второго спутника Джеральда. Прощупав статую, в которую превратился Альгар, и, не обнаружив признаков жизни, я оставил его, как есть. Повторять чужих ошибок я не собирался и пригасил силу.
Горы постепенно становились все выше, а стены ущелья — все отвеснее. Так просто на них уже было не забраться, что я и отметил про себя, продолжая неспешно шагать по тропе. Кое-где из-под камней стали появляться хиленькие травинки, что могло означать близость воды. Джеральд об этом не упоминал, а мне, когда я его тащил, было не до того, чтобы осматриваться.
— Этьен, осторожнее, — сказала вдруг кар’вааз. — Что-то происходит. Не могу понять, что именно.
Я насторожился, ничего не обнаружил и стал перестраивать восприятие. Довольно быстро я нащупал поток энергии недалеко от себя. Поток ничего не делал — он просто был.
— Такое чувство, что за мной наблюдают, — пробормотал я. — Но я не ощущаю разума или вообще чего-либо живого.
— Я тоже, — отозвалась Ис’лаа.
— Ладно, иду дальше, — честно говоря, мне было не по себе, но показывать свою тревогу госпоже и тому, что могло быть рядом, я не собирался. Это не дурацкая гордость или что-то подобное. Это в крови почти у каждого из нас — как темных, так и светлых. Думаю, что стремление выглядеть уверенно в любой ситуации, даже самой безнадежной, не самое плохое качество в нашем безумном мире.
Наконец горы стали похожи на те, что окружали Джеральда, когда он был на том злополучном уступе. С одной стороны скалы резко обрывались. Я подошел к краю и глянул вниз.
— Вот оно! — воскликнул я. — Думаю, это то, что мы ищем.
Внизу стоял замок, который выглядел заброшенным. Как туда спуститься, было пока непонятно. Ничего в голову не приходило, надеяться на чью-то помощь тоже не стоило.
«Кажется, это тупик», — промелькнула мысль мне, но тут вокруг что-то изменилось. Я лихорадочно начал оглядываться по сторонам и заметил неподалеку чью-то фигуру. Человеческого в ней было мало, но мне откровенно надоело шататься по этому миру, поэтому я решительно направился вперед. По мере приближения стали вырисовываться черты этого существа. Вскоре я понял, что когда-то видел изображения похожих созданий. Скорее всего, мы вскользь изучали их в академии. Антросы, кажется…
Существо смотрело на то, как я приближаюсь, но ничего не предпринимало. Скрываться или нападать оно, похоже, не собиралось. Но я все равно держал наготове пару заклятий и положил левую руку на эфес меча. 
Наконец я подошел и остановился в паре шагов. Несколько минут мы разглядывали друг друга. Антрос внешне походил на помесь обезьяны и кузнечика. Колени у него сгибались назад, четырехпалые руки доходили до середины бедер, а лицо напоминало гротескную пародию на человеческое. Оружия у антроса не было.
— Кто ты? — проскрипело существо на одном из очень древних языков. — Что тебе здесь нужно?
— Кто я, неважно. А вот зачем я здесь… — Я немного помолчал. — Несколько дней назад здесь погибли двое моих сородичей. Третьему еле-еле удалось спастись. И я хотел бы знать, почему на них напали без предупреждения, ведь они не желали никому зла.
Я не слишком надеялся на то, что он поймет мои доводы. Что поделать — иная и, возможно, чуждая нам логика. Но антрос ответил:
— Это не мы, это другой. Мы мирный народ и ни на кого не нападаем. Если пахнет злом, мы прячемся. От него пахло злом, большим злом. И мы спрятались.
— Какой другой? — быстро спросил я.
— Не знаю. Мы таких никогда не встречали и старшие тоже не помнят подобных. Он искал здесь могущество.
— Могущество? — поинтересовался я. — Он его нашел?
— Наш мир умеет защитить свои тайны, — ответил антрос. — Другой не смог взять ничего. А потом появились они, он напал на них и ушел.
— «Они» — это такие, как я?
— Да.
— Вы умеете читать ауру, — произнес я задумчиво. — А передать ее вы способны?
— Мы чувствуем запах.
Так, вот и начинаются трудности… Он не понимает, чего я хочу, а я не понимаю его. Весело, ничего не скажешь!
— Ты пахнешь яростью, но зла в тебе почти нет. Поэтому мы решили поговорить. — Антрос, видимо, тоже осознал, что мы не совсем понимаем друг друга. 
Надо было что-то придумать, и срочно.
— Хорошо, — наконец сказал я, — можешь ли ты передать мне запах того, другого?
— Да.
И на меня обрушился поток ощущений… Это сложно объяснить словами. Было чувство, что меня захлестнуло течение бурной реки, накрыло с головой, и там, под водой, я нащупал образ. После этого всего прекратилось.
— Спасибо! — искренне поблагодарил я антроса. — Вы можете не прятаться, я ухожу.
— Легкой дороги, — откликнулся антрос своим скрипучим голосом. Чувствовалось, что он был рад так быстро от меня отделаться.
Я вернулся в комнату. Лаура сидела в кресле, и по выражению ее лица можно было судить, что я вляпался…
— Итак, — начала она, — что это было?
— Э-э-э… — протянул я, лихорадочно соображая, что сказать.
— Этьен, может, хватит рисковать своей глупой головой? Почему ты в одиночку отправился на Тратний, никому ничего не сказав?
— Меня госпожа страховала. — Я тут же понял, что зря это сказал…
— Ах, госпожа, значит? — прошипела Лаура. — А я, получается, больше не нужна стала?
— Милая…
— Милый, — передразнила она, — с каких это пор ты начал от меня что-то скрывать? Или я недостаточно хорошо тебе помогаю? Объясни, будь любезен!
— Я не хочу тобой рисковать, — твердо произнес я. — Если я тебя потеряю, да еще и по своей вине, я не смогу дальше жить. Просто не смогу…
— Ладно, — смягчилась она, — в этот раз прощаю. Но впредь ты всегда будешь меня предупреждать!
Уф-ф-ф, вроде пронесло…
— Что-нибудь выяснил?
— Да, — и я быстро рассказал о своем путешествии.
— Антросы ощущают силу не так, как мы, — подтвердила Лаура, когда я закончил. — Они действительно используют обоняние. Тебе повезло, что антрос смог передать тебе свои ощущения. Это редко получается — слишком уж мы с ними разные.
— Да, было не очень приятно. — Я передернул плечами, вспомнив бурный поток чужих мыслеобразов.
— Догадываюсь, — усмехнулась моя леди. — Ты понял, кто это был?
— Нет.
— Плохо.
— Да, ничего хорошего, — согласился я. — Вопрос в том, он один или уже нет?
Мы спустились вниз, где я еще раз описал прогулку по Тратнию. Вопросы у всех возникли те же, что и у нас с Лаурой, но, как и у нас, идей ни у кого не появилось. Хотя от Астанира прозвучала мысль, которая в тот момент показалась мне неправдоподобной. Он спросил, а не может ли лидфнер как-то влиять на возникновение идеи изначальной тьмы, чтобы воспользоваться истинными в своих интересах. Повторюсь, в тот момент мне так не казалось.
Обед, приготовленный Джеральдом с помощью Адель, оказался весьма неплох, и поэтому сразу после него я пребывал в благодушном настроении, когда неожиданно Хьюго заявил:
— Мне кажется, что стоит снова побывать на Найрите.
Отвечать мне не хотелось, поэтому я предоставил другим право задавать вопросы. Этим правом воспользовался Астанир.
— А зачем? Оттуда тяжеловато выбираться вообще-то. И энергии там нет.
— В том и вся соль, — усмехнулся шут. — Там можно спрятать что угодно, поскольку по доброй воле туда никто не сунется. Жезл же там был.
— Думаешь, кто-то из древних упихал туда все артефакты? По-моему, глупо хранить все яйца в одной корзине, — не согласился Астанир.
— Не знаю, не знаю… — протянула Лаура. — Возможно, это как раз наоборот вполне разумно.
— Нетушки, — категорично заявил я, — я туда больше не полезу!
— А кто еще? Ты неплохо знаешь этот мир, у тебя есть корабль и власть, чтобы пройти через ту полосу штормов, — попытался меня уговорить Хьюго.
— Тебе хорошо — ты-то здесь останешься! — окрысился я. — А Лауре просто приключений хочется.
— Этьен, ты подонок, — заявила моя возлюбленная, вскакивая с кресла. Она ожгла меня яростным взглядом и, резко повернувшись, отправилась наверх.
Со всех сторон на меня были направлены осуждающие взгляды, но мне было плевать. Стыдно мне тоже не было. Лаура перебесится. А чувства Хьюго от моих слов, думаю, не слишком пострадали. Я встал и вышел из дома.
Наверное, все же какое-то чувство неловкости у меня присутствовало, потому как я не заметил, что прошел пару миль. Мое сосредоточение было прервано легким покашливанием. Я резко повернулся в сторону кашлявшего, готовый к атаке, но это был Тиберн.
— Ну? — весьма нелюбезно поинтересовался я у него.
Бард примирительно поднял руку.
— Этьен, я никоим образом не намерен лезть в твою личную жизнь и в чем-либо тебя упрекать, ведь это ваше с Лаурой дело. У меня есть информация.
Я вопросительно поднял бровь. Тиберн полез в карман, достал пачку сигар и протянул мне. Интересно, где он их откопал?
— Со мной опять связывался тот светлый, — произнес Тиберн, когда мы закурили. — Но на этот раз он не стал вешать мне на уши лапшу. Видимо понял, что мне все его разглагольствования глубоко безразличны.
Ой ли? Так уж и совсем безразличны? Не знаю, может, корни недоверия слишком глубоко в меня проникли, но я перестал полностью доверять даже Лауре…
— На этот раз его интересовал ты. Он спросил, не видел ли я тебя. Я спросил, с чего бы ты стал со мной встречаться. Он рассмеялся и уточнил, что не со мной, естественно, а с Астаниром. Ну, я, конечно, ответил: мол, нет, я тебя не видел. Тогда он усмехнулся, так, знаешь, неприятно, и попросил передать, что хотел бы с тобой поговорить.
Все интереснее и интереснее… Какого демона от меня надо светлому?
— Он не сказал, зачем? — поинтересовался я.
— Я задал ему тот же вопрос, но он сказал, что будет говорить только с тобой. Вызов такой — короткий, два длинных, короткий, и затем он ответит.
— А как я его вызову?
Тиберн резко швырнул мне образ.
— Эй, я еще не согласился! — протестующе воскликнул я.
Менестрель усмехнулся, пожал плечами и пошел прочь. Я развернулся и двинулся дальше. Видеть никого не хотелось, в голове было пусто. Может быть, я просто устал от всего этого. Прикинув, что вызов Нейлы был около десяти месяцев назад, я лишь вздохнул. А конца и края всем этим загадкам было не видно…
Внезапно разозлившись, я решился. Выловил из памяти образ, который мне передал Тиберн, и совершил процедуру вызова. Тот, кто мне ответил…
— Лорд Этьен, — приветственно наклонил голову высший светлый, которого я последний раз видел на Пяти Кольцах разрушающим все и вся, — меня зовут Аскольд.
Да плевать мне, как тебя зовут! Горло сдавила ярость, хотелось вцепиться этому мерзавцу в глотку и рвать его на куски без всякой магии!
— Скажите, Аскольд, после Пяти Колец вас совесть не мучит? — любезничать с ним я был абсолютно не намерен.
— А что? Неужели темному не по нраву разрушения и страдания? — иронично спросил светлый.
— Бессмысленные жертвы и неоправданная жестокость лично мне не по вкусу. Но я сейчас не про себя — я про вас, — говоря это, я прикидывал смогу ли до него дотянуться.
Аскольд пожал плечами:
— Признаюсь, мне это не доставило удовольствия, просто так было нужно. Но у меня к вам есть другой разговор…
Больше он ничего сказать не успел. Я ударил заклятием, воспользовавшись приемом, перенятым у Ис’лаа. Его глаза изумленно расширились, и он спешно разорвал контакт. Но, прежде чем вызов был окончательно прерван, я почувствовал, что попал.
— Этьен, демоны тебя раздери! С кем ты там воюешь? — Кар’вааз явно была рассержена.
— Уже ни с кем, — через силу улыбнулся я. — Сейчас вернусь. — Его зовут Аскольд, и он один из тех, кто куролесил на Пяти Кольцах, — сообщил я, входя в дом.
— Понятно, — протянул Хьюго.
Я осмотрелся. Все заинтересованно смотрели на меня, за исключением Лауры, которая с подчеркнутым безразличием рассматривала камин. Я обернулся к Тиберну, который утвердительно кивнул головой: рассказывай, мол, чего уж тут?
Ладно, сам разрешил. И я рассказал всю историю с вызовом светлого. История явно произвела впечатление на публику.
Воцарилось молчание. Все переваривали нашу с менестрелем скрытность и подробности разговора с Аскольдом.
— Этьен, — обманчиво ласковым голосом поинтересовался Астанир, — а как ты смог до него дотянуться? Через канал вызова пробиться практически невозможно. Кроме того, он же высший!
— Я воспользовался приемом госпожи, — ответил я. — Он мне понравился.
— Этьен, — это уже Ис’лаа, — это очень сложная магия, простому лорду она недоступна.
Тьма! И надо же было Астаниру выспрашивать об этом при Лауре! Шансы на наше с ней примирение становились все призрачнее…
— И когда ты стал высшим? — поинтересовался Хьюго.
Краем глаза я заметил, что Лаура резко повернулась в мою сторону. В ее глазах плескался гнев пополам с обидой.
— Перед тем, как отправится сюда в первый раз. Мне нужны были полномочия. — Я старательно не обращал внимания на Лауру.
— Та-а-ак, а почему ни я, ни Льорис об этом ничего не знаем?
Кажется, бури все-таки не избежать… Лаура была серьезно задета моими недомолвками, так что я не знал, как избежать серьезной ссоры. До этого мы разругались только один раз, но это было давно, и причина была более обыденной. Кроме того, тогда пострадавшей стороной был я.
— Совет решил это не афишировать до поры, — ответил я, все еще не глядя в ее сторону. И почувствовал переход.
Она ушла.
Я страдальчески посмотрел на Астанира:
— Зачем при ней-то?
И наткнулся на его жесткий взгляд.
— Нельзя скрывать от близких вещи, которые способны причинить им боль, — заявил он.
Что ж, пожалуй, он был прав, но от его правоты мне хотелось выть. Я попытался вызвать Лауру, но наткнулся на глухую стену. Обведя остальных страдающим взглядом, я понял, что сочувствует мне, пожалуй, только Адель, но и она смотрела осуждающе. Что ж, если так…
Вернувшись в свою комнату, я быстро собрал вещи. Одежду и безделушки Лауры я аккуратно упаковал и снова спустился вниз.
— Адель, передай это Лауре, — попросил я, протягивая ей сумку. — Здесь ее вещи.
Она согласно кивнула.
— Куда-то собрался? — поинтересовался Хьюго.
— Да, — уточнять я был не в настроении. — Джеральд, тебе лучше пока оставаться тут.
И я швырнул себя в пространство.
Перенесся я в мир, где встретил Эрнанда. Вошел в пещеру и плюхнулся в первое попавшееся кресло. Кресло жалобно скрипнуло. Этот звук слегка вернул меня в тонус. Я поднялся и занялся обследованием бывшего места обитания Девятого. Я понимал, что лидфнер перерыл здесь все, но, во-первых, Эрнанд как существо с иной логикой мог что-то и пропустить, а во-вторых, мне просто нужно было отвлечься.
Методично обшаривая пещеру, я постепенно приходил в себя. Все-таки быть темным лордом и не уметь отвлекаться от неприятностей — это глупо. Как и ожидалось, внутри ничего не было, а, если когда-то и было, то стало добычей лидфнера. Наконец я добрался до источника энергии. Он представлял собой богато декорированный фонтан с женской фигуркой на вершине. Похоже, что наш Девятый был ценителем женской красоты. Проницающий взор показал, что внизу бушевало целое море природной энергии, и ее часть Девятый остроумно направил в фонтан. Больше ничего видно не было.
Однако я не отчаивался. Вряд ли тот, кто столько веков успешно скрывался, выложит подсказку на поверхности. Я перестроился и уже ментально стал тщательно ощупывать стенки колодца, через который текла энергия. И внезапно наткнулся на легкий магический след. Но по всем признакам вел он не вниз, а куда-то в сторону.
«Тьма, это же проход!» — обрадовался я. Все дурные мысли окончательно выветрились из головы — я стал охотником, и азарт запел в моей крови.
Я вернулся к своим вещам, быстро переоделся в удобную для похода одежду, выбросив из сумки все лишнее. Случай с моим попаданием на Найрит в совершенно неподходящем виде научил меня быть готовым к любым неожиданностям. Затем я прицепил к поясу настроенный на меня меч, а второй клинок вместе с сумкой закинул за спину так, чтобы его можно было легко достать левой рукой.
Теперь я был готов.
Обойдя фонтан со всех сторон, я быстро обнаружил небольшой камень, не вписывающийся в общий рисунок. Нажатие на него открыло небольшое отверстие в углу. Я заглянул внутрь. Там оказались банальные металлические скобы, вереницей уходящие вниз. Что ж, придется лезть, как простому смертному… А может, для смертных эта лестница и создавалась? Я вспомнил слова кар’вааз о внезапном исчезновении всего населения этого мира.
Довольно быстро я добрался до места, где почувствовал след. Передо мной действительно находился проход, ведущий горизонтально в сторону и представляющий собой трещину в монолите скалы. Значит, мне туда.
Я легко протиснулся в расщелину и огляделся. Коридор уходил далеко вперед. Ничего подозрительного вокруг не наблюдалось, но я мысленно приготовился ко всяким неожиданностям и не спеша двинулся вперед.
Долгое время вокруг ничего не менялось. Хотя коридор и выглядел старым, но ощущения заброшенности не возникало. Может быть, им иногда кто-то пользуется, а может, он просто магически поддерживается в таком состоянии. Сырости и затхлости не ощущалось совершенно. Обвалов или просто осыпания — тоже.
Я шел, гадая, куда же меня приведет очередная авантюра? То, что это именно авантюра, я прекрасно осознавал, но меня все еще вел азарт. Если бы не он, я бы, возможно, повернул назад. И, если бы не этот азарт, я бы не угодил во всю эту историю…
Вскоре кое-что вокруг начало неуловимо меняться, но что именно, я не мог понять. То ли состав породы, то ли воздух. На всякий случай я огляделся проницающим взором. Ничего — пустота и темнота. Однако это продолжалось недолго, и я уперся взглядом в клубящийся туман. Внутри него не ощущалось магии — казалось, это просто природное явление. Но я уже не верил в подобные природные явления и швырнул вперед заклинание обнаружения. И получил отклик!
Из тумана на меня вывалилось нечто рычащее. Среагировал я мгновенно. Бросившись в сторону, левой рукой я швырнул огненный шар, а правой выхватил меч. Результат меня удивил. Существо плюхнулось на задницу, или что там у него было, и обиженно заскулило.
«Вот это да!» — подумал я, осторожно и медленно приближаясь к существу. Теперь я мог рассмотреть его получше. Ничего особенного — обычный пес. Если только представить себе пса с шестью лапами и четырьмя глазами.
— Тихо, песик, я не причиню тебе вреда, — спокойным голосом говорил я, продвигаясь к нему по полшага. Вскоре я добрался до него.
Пес поднял голову и обиженно посмотрел на меня.
— А нечего было рычать, — осудил я его, аккуратно протягивая руку к его холке. Пес склонил голову, как бы напрашиваясь на ласку. Что ж, пришлось погладить… Поглаживая, я незаметно применил усыпляющее заклинание, и не прошло и трех минут, как пес уже спокойно храпел, завалившись набок.
Я выдохнул. Но расслабляться не стоило — мне предстояло войти в этот проклятый туман. Делать это мне не очень хотелось, однако возвращаться назад тоже было глупо, поэтому я решился и шагнул вперед. Через несколько шагов произошел сдвиг, и мое чувство ориентации подсказало, что я уже не в том мире, откуда начал свое путешествие.
«Неплохо, господин Девятый, весьма неплохо. Но и не слишком впечатляет» — подумал я, продолжая неторопливо двигаться дальше. Вскоре туман постепенно начал редеть, а затем и вовсе рассеялся.
И снова впереди был каменный коридор.
Проницающий взор подсказал, что выход недалеко. Я выбрался на поверхность и с ругательством притупил зрение. Передо мной лежала широкая долина, залитая ярким солнечным светом. Бросив взгляд себе под ноги, я отметил, что у меня целых три тени. И как они здесь живут, если в небе три солнца? Лично для меня это было загадкой.
Долина выглядела необитаемой. Тогда оставался вопрос, куда же в одночасье делось население целого мира. Очередная загадка. Честно говоря, я уже устал от загадок — хотелось бы, наконец, получить ответы, пусть даже не на все вопросы!
Устроив себе небольшой привал, я перекусил, не забывая, впрочем, о бдительности. Но, на удивление, на этот раз ничего не произошло. Отдохнув в тенечке пару часов, я все же начал спускаться в долину. Троп не было, приходилось самому отыскивать безопасную дорогу. Отсутствие троп подтверждало первое впечатление о том, что здесь не было массового переселения.
Проскакав, как горный баран, еще пару часов, я все же добрался до более пологих склонов, ведущих к долине. Вокруг были тишь да гладь — пели птицы, яркие бутоны цветов покачивались на легком ветерке. Пару раз я спугнул мелких зверьков, похожих на полевых мышей или еще каких грызунов.
Постепенно мной овладевала непонятная апатия. Я все шел, шел и шел, а куда? И зачем? Неужели ответы стоят того, чтобы мотаться по мирам, рисковать собой, ссориться с близкими? К чему мне это все? Жил себе, играл — так нет же, влез в ненужную мне историю… Зачем? Зачем? Зачем?..
Стоп! Это не мои мысли!
Я прощупал окружающее пространство и смог определить, что вокруг разлита магия, которая и действует на меня таким образом. Я выставил легкий щит, и в голове моментально прояснилось.
Я усмехнулся — не на такого, как я, поставлено! Это примерно, как ребятишки камешки вверх подбрасывают — авось и попадет в кого.
Вскоре я набрел на ручей, где смог немного освежиться и наполнить свежей водой свои фляги. Здраво рассудив, что если здесь и есть кто-то живой, то вода ему необходима, я двинулся вдоль узкого потока.
С момента моего появления прошло уже несколько часов, но никаких признаков вечера, а уж тем более ночи, не наблюдалось. Веселый, вечно солнечный мир. Животные и растения, видимо, приспособились к отсутствию смены дня и ночи, а вот разумная жизнь вряд ли могла появиться в таких условиях.
«Идеальное место для укрытия», — отдал я должное Девятому. Здесь совершенно не нужно было беспокоиться о появлении аборигенов, а также ломать голову о защите. Защищаться следовало только от пришельцев вроде меня. Только вот защита какая-то хлипенькая, на мой взгляд. Мой замок Тернемау защищен куда как солиднее.
Размышления размышлениями, но ручей вскоре вывел меня к густой роще, в которой он, собственно, и исчезал. Похоже, моя цель близка.
Я очистил разум от посторонних мыслей и приготовился. Затем вошел в лесок.
Роща была самой обыкновенной, но между деревьями я все-таки видел какой-то просвет, в сторону которого и отправился. Выйдя на простор, я резко остановился. Мои ожидания были растоптаны в пух и прах.
Дело в том, что мы, лорды и леди, довольно предсказуемы в выборе жилища. Обычно это замки или дворцы, реже — особняки или поместья. Даже Ис’лаа вписывалась в общую картину. Дом, в котором жили Хранители, походил на загородную резиденцию аристократа. Но то, что я увидел здесь, меня слегка ошеломило.
Дом. Обычный сельский одноэтажный дом. Частично — из обработанного камня, частично — из бревен. Перед домом — палисадник с цветами, справа — небольшой огородик, слева — пруд, в который и впадал ручей. Да уж, Девятый явно был большим оригиналом! Если, конечно, здесь жил именно Девятый.
Постояв немного, я все же двинулся к дому. Никто не пытался меня останавливать, что настораживало. Правда, это могло означать, что со мной хотят поговорить. Ладно, что толку гадать? Сейчас все и узнаем.
Я подошел к двери и постучал. Несколько минут ожидания ни к чему не привели. Я решительно взялся за ручку двери и потянул на себя. Не заперто.
Я вошел внутрь.
Картина, представшая передо мною, ничем примечательным не выделялась. Все здесь напоминало обычное сельское жилище, каких множество во всех мирах, где население пошло по пути отказа от технологий.
Я сделал пару шагов вперед, как вдруг раздался женский голос с приятной легкой хрипотцой.
— С прибытием, лорд Этьен.
Я спокойно повернулся в сторону говорившей. Миловидная женщина чуть моложе средних лет, с вполне стройной фигурой, одетая в простенькое платье.
— Здравствуйте, — слегка поклонился я.
— Эрлика, — опередила она мой вопрос. — Так меня зовут. Вы же это хотели спросить?
— Э-э-э, да, — слегка опешил я.
— Проходите, присаживайтесь за стол. Вы не голодны? Или, может быть, чаю?
Я машинально опустился на стул, сбросив сумку на пол. Под таким напором сложно было устоять.
А Эрлика, накрывая на стол, продолжала:
— Да, путь сюда неблизкий, поэтому я сейчас буду вас кормить. Уж простите женщине маленькие слабости. Мы вечно беспокоимся о том, чтобы мужчины не остались голодными.
Она улыбнулась. Передо мной оказалась дымящаяся чашка с чаем, из которой я не преминул глотнуть.
— Мм, просто великолепно, — похвалил я. — Давно не пил такого вкусного чая!
— Спасибо за добрые слова, — снова улыбнулась Эрлика, устраиваясь с такой же чашкой напротив меня.
— Итак, чем обязана вашему визиту?
И тут я впал в ступор…
Кто это? Как она сюда попала? Откуда меня знает? Вопросы кружились в голове, не давая сосредоточиться и вычленить главное.
— Что это за место? — наконец спросил я, чтобы выиграть время.
— У этого мира нет названия. А где он находится… — Она пожала плечами. — Я нашла его случайно. Если честно, то даже не во время целенаправленного поиска.
Творилось что-то непонятное. Ну не чувствовал я ее, совсем не чувствовал! Словно я мирно беседовал с обычной смертной…
— Да, подобные находки обычно и попадаются, когда их специально не ищешь, — согласился я просто для поддержания разговора.
— Вам это известно, может быть, лучше других. — И опять она улыбается. 
Эта ее привычка улыбаться начинала действовать мне на нервы.
— Кстати, — невинно произнесла Эрлика, — могу подсказать, что за существо было на Тратнии.
Я подавился чаем и закашлялся. Хозяйка деликатно сделала вид, что не заметила этого, и продолжила:
— Демон. Не из сильнейших, конечно, но я бы не советовала встречаться с ним в одиночку даже вам. Как известно, демоны самими по себе не появляются, значит…
— Значит, его кто-то вызвал и не удержал, — задумчиво пробормотал я.
Теперь все вставало на свои места. Демона вызвали, но он оказался сильнее, чем его временный хозяин, и вырвался на свободу. Почуяв источник энергии, он последовал на Тратний. Затем туда отправили Джеральда с друзьями, а они не сумели одолеть противника. Именно поэтому я и не смог понять, что за образ мне передал антрос. Магия каждого демона индивидуальна, и если ты с ним раньше не встречался, то и не сможешь понять, кто это. Но если все было несколько иначе и демона специально отпустили на Тратнии, а потом отправили ребят?
Только вот зачем?
— Хороший вопрос, — сказала Эрлика, и я понял, что последние мысли произнес вслух. — Но ответа на него у меня, увы, нет.
У меня его тоже не было. Разве что Клития потрясти, так ведь не уцепишь его пока!
— А откуда вы все это знаете? И про меня, и про Тратний, и про мое здесь появление? От Девятого? — внезапно сообразил я.
— Этьен, мальчик мой, не разочаровывай меня. Неужели ты еще не догадался? — обиженно ответила Эрлика.
Мне хватило секунды. Я вскочил и поклонился:
— Простите меня, миледи! Просто я немного…
— Не ожидал, — закончила она. — Да сядь ты, что торчишь столбом. Пирожок вот возьми лучше.
Я хлопнулся обратно, машинально взяв предложенный пирожок и ругая себя всеми нехорошими словами, какие знал. А знал я их немало. Действительно, почему мы решили, что Девятый непременно мужчина?
— Это заблуждение помогало и помогает мне скрываться вот уже несколько веков, — словно прочитав мои мысли, усмехнулась Девятая. — Карстанор был мудрым существом и скрыл от восьмерых, что Девятым, а точнее Первым, была женщина.
— Карстанор — это имя Создателя? Да, я знаю, что он ничего не создавал, просто мне так привычнее его называть.
— Да, так он себя называл. Полагаю, что это не его настоящее имя.
— Догадываюсь, — теперь уже усмехнулся я. — Лидфнер тоже назвался выдуманным именем Эрнанд.
— Он всегда так себя именовал. Уж не знаю, чем его это имя так зацепило. Что ж, Этьен, давай все же ближе к делу, — внезапно продолжила она. — Что тебя интересует? Ведь зачем-то ты меня искал?
— Миледи, полагаю, вам уже известны мои вопросы, — не стал я отнекиваться. Наклонился и вынул из сумки жезл Девяти Звезд. Положил на стол, следя за реакцией Эрлики. Но ничего необычного в ее поведении не было.
— Для начала — это, — произнес я. — Меня интересует, для чего он нужен.
— Он соединяет девять однородных частей в одно, — пожала плечами Эрлика. — Как оружие, он пригоден, только если сильно приложить им кого-нибудь по голове.
Меня слегка задела ее ирония.
— Но как же записки одного из ушедших богов, что правильно он сработает в определенном месте, в определенных обстоятельствах и в определенных руках.
— Давай пока не будем об этом, — попросила Девятая. — Сейчас я буду рассказывать, а ты задавай вопросы, если тебе что-то будет непонятно.
Я согласно кивнул. И не только из-за уважения, но и просто потому, что так действительно было проще.
— И еще, Этьен, не зови меня миледи или госпожой. И вообще, давай на ты, — попросила она. — Мне нечасто выпадал шанс общаться с равными, а подобострастие низших давно надоело.
— Хорошо, Эрлика.
Особого удивления у меня ее просьба не вызвала — самому после игры всегда хотелось нормального общения. Хотя по поводу нашего равенства она явно лукавила. Но, как сказала сама Эрлика несколько минут назад, простим женщине маленькие слабости.
— Вот и хорошо. Тогда слушай. Когда Карстанор пришел в эту Вселенную, он поначалу был слаб и начал искать поддержку среди наделенных магией существ. Тебе уже известно, что он обращался к кар’вааз. Кроме них тогда существовали еще две расы, способные помочь в борьбе с лидфнером. Ему отказали все… Обращаться к более слабым Карстанор счел оскорбительным и стал искать выход самостоятельно. Все это время он тщательно скрывал свои поиски и местонахождение от пришедшего по его следам лидфнера. Как ты понимаешь, прятался он успешно.
В итоге Карстанор отыскал древние рукописи, в которых было описание ритуала разделения сущности на девять частей. Также в этих рукописях были указаны необходимые для ритуала артефакты. Ничего выдающегося — чаша, кинжал и перстень. Но эти предметы были утеряны задолго до появления во Вселенной богов, которых мы сейчас называем ушедшими.
Я присвистнул. То, что до богов были древние, мне, конечно, известно, но сам возраст артефактов!
— Да, — невесело усмехнулась Эрлика, — для Карстанора это стало большой проблемой.
— Но он их нашел, — утвердительно произнес я, — иначе нас бы не было.
— Нашел. А еще он отыскал и этот жезл. Но об этом позже. Еще для ритуала требовалось много энергии. И он отправился в Мертвую Пустошь…
— Он, что, был сумасшедшим? — искренне удивился я.
— Ты забываешь, что он из другой вселенной. Да и сила его несколько иного порядка, чем даже наша. В общем, Карстанор провел первую часть ритуала, после которого появилась я. Мне он дал знания. Все, что знал сам об этой Вселенной. Что было до его прихода, мне практически неизвестно, а те обрывки, которые мне удалось подсмотреть, совершенно непонятны. После того, как он разделил со мной эти знания, он выбросил меня из Пустоши. Что было дальше, я не знаю…
— Думаю, Карстанор был в полном отчаянии, раз пошел на такой шаг… Растворить себя в девяти существах — это слишком, — меня слегка передернуло.
— Согласна, — кивнула Эрлика. — Но он надеялся таким образом избавиться от лидфнера, поэтому доверил мне способ своего возвращения. С тех пор я жду, когда наступит подходящий момент.
А вот это уже более чем интересно! Наконец я подобрался к ответу на вопрос, какого демона нужно лидфнеру, если Созда… тьфу! Карстанора уже практически нет? Значит, у лидфнера есть способ вернуть Карстанора к жизни и выполнить задание. А что будет с нами?
— А нас не станет, — ответила на мой невысказанный вопрос Девятая. — Совсем не станет… О, Карстанор, конечно, мне ничего об этом не говорил, но я смогла прочесть эту мысль в его сознании.
— Весело, — пробормотал я. — Получается, что Эрнанду известно об этом ритуале, иначе он бы уже покинул нашу Вселенную.
— Да, он знает. Но вот откуда? — Она пожала плечами.
— А зачем Карстанору понадобились игры между светлыми и темными? — полюбопытствовал я.
— В игре победитель забирает часть энергии побежденного. Не той силы, которой пользуется, а энергии, которая составляет часть сущности Карстанора. Победитель становится сильнее и способен накапливать больше силы, а чем сильнее будут лорды и леди, тем сильнее станет он сам после возвращения.
— Понятно. А лидфнер устраивает войны между нами, чтобы ослабить будущего Карстанора?
— Не только. Чем больше вы сближаетесь и забываете вражду, тем сильнее размывается сущность Карстанора и тем дальше его пробуждение. Эрнанд просто сокращает вашу численность.
— Скотина! — ругнулся я.
— Со своей точки зрения он прав, — грустно возразила Эрлика. — Он живое существо и хочет домой…
— Ну так и шел бы!
— Он не может. Для него это вечный позор — вернуться ни с чем. Почему так сложилось в той Вселенной, не знаю.
— Тьма с ним, с лидфнером! Хотя… Истинные — его рук дело?
Девятая кивнула:
— Эрнанд считает, что в войне все средства хороши.
Значит, Астанир все-таки был прав. Только, боюсь, большой радости у него это не вызовет. Я снова выругался. Затем спохватился и извинился. В ответ Эрлика лишь рассмеялась.
— Вы, темные, удивительные создания. Одни действительно подлые и жестокие. Другие, как ты, например, благородны и следуют кодексу чести, который придумали сами. А третьи — ни то ни се, слишком непредсказуемы.
— Как Астанир, Хьюго и Адель?
— Не совсем. Хьюго был истинным темным лордом, а Адель могла стать одной из высших. Вот Астанир, тот да.
— Он никогда не хотел быть властелином, — сообщил я. — Однажды мы с ним сильно поссорились из-за этого.
Мы помолчали. Затем я спросил:
— Эрлика, что нужно для ритуала?
— Те самые чаша, кинжал, перстень. И еще одна вещь.
— Жезл, — догадался я.
— И ты его нашел, поздравляю, — иронично склонила голову Эрлика. Я покраснел.
— Теперь нам осталось собрать еще три вещи.
— Две. — Она продемонстрировала мне надетый на средний палец руки перстень с крупным фиолетовым камнем.
— Эрлика, — все же решился я на вопрос, — а ты сама хочешь вернуть Карстанора?
Она помолчала.
— Знаешь, Этьен, еще пару сотен лет назад я бы убила за такой вопрос. А сейчас… — Она снова помолчала. — Пожалуй, я предпочитаю еще пожить. Время у меня пока есть. Но только если не будет лидфнера!
— Тогда как его уничтожить? — перешел я к самой насущной проблеме, надеясь, что Девятая с ее знаниями что-нибудь да посоветует.
— Прости, Этьен, я не знаю…
Снова надежда разбилась вдребезги…
— Но, — продолжила она, — ответ может быть там, где ты нашел жезл.
Найрит. Лаура меня точно убьет…
— Последний вопрос из чистого любопытства. Что случилось с жителями мира, из которого ты ушла сюда?
— Увы, этого я тоже не знаю…

ГЛАВА 7

Вежливо отказавшись от предложения Эрлики побыть еще немного у нее в гостях, я отправился в обратный путь. Теперь, когда я достиг своей цели, у меня появилась возможность более внимательно осмотреть мир Трех Солнц. Перенестись отсюда было невозможно из-за энергетической структуры этого мира. Да я бы и не стал, чтобы не подставлять Эрлику.
Эрлика… Пока я осматривался, продолжал размышлять. У меня сложилось двойственное к ней отношение. С одной стороны, мне было ее жаль. Жить, не имея возможности общаться с равными и зная правду о Создателе и ритуале. С другой — чувствовалось внутри нее что-то чужеродное, словно проглядывала сущность Карстанора, оценивая возможность возвращения.
Брр!
Вскоре я добрался до входа в пещеру, хотя подъем мне дался гораздо тяжелее, чем спуск. Пса поблизости не было. Мельком подумав, что он должен был уже проснуться, я выбросил его из головы. Как я понял, мне он не угрожает. Спокойно вступив в туман, я почувствовал переход и одновременно с этим — четырех лордов. Или леди. Все они были светлыми.
Я начал осторожно продвигаться вперед и наткнулся на пса. Куда делось его добродушие? Он тихо рычал, оскалив пасть с впечатляющими клыками. Все тело было напряжено — он был готов броситься на незваных гостей. Против четверых шансов у него было немного, поэтому я опустил ладонь ему на голову и проговорил успокаивающе:
— Тихо, мальчик, тихо. Сейчас мы с ними поговорим.
Пес замер, словно поняв мои слова.
Обычно не в моих правилах нападать без предупреждения, но сейчас это было необходимо — убежище Девятой не должно быть раскрыто. Кроме того, возможно, что это место они нашли из-за меня. Я ведь не закрывал за собой проход и не маскировал его. Эта беспечность могла дорого обойтись. Значит, их нужно убить. Не насовсем, конечно.
Левой рукой я потянул из-за плеча меч. Вообще, лорды и леди мало отличаются физиологией от смертных — у нас есть и правши, и левши. Но я в этом плане отличаюсь от остальных, поскольку с самого раннего детства одинаково свободно владел обеими руками. Так что, сконцентрировав в правой руке силу, я запустил цепное заклинание моментального разложения плоти. Затем прыгнул вперед. Не отстав от меня, на врагов ринулся и пес.
Покинув завесу тумана, я увидел, что в одного из лордов попал основательно и зацепил второго. Оставшиеся двое то ли успели закрыться, то ли просто мне не повезло. Пес бросился на лорда, стоявшего слева, я — на того, что справа. Полоснул мечом по ребрам и ударом кулака в челюсть отправил его в нокаут. Затем добил тех, кого зацепил заклинанием. Не люблю лишних мучений. В конце концов, лично мне они ничего плохого не сделали…
Обернувшись, я увидел, что с последним Лордом сотворил пес. Честно говоря, после увиденного, я был рад, что эта милая собачка — на моей стороне.
Я вернулся к тому лорду, которого отправил в нокаут. Приставил кинжал к горлу светлого и легонько похлопал лорда по щеке, приводя в чувство. Пес за моей спиной неодобрительно заворчал. Я не оборачиваясь сказал:
— Он мне пока нужен, не ворчи.
Пес послушно умолк. Тем временем светлый постепенно пришел в себя. Увидев мое лицо и почувствовав сталь у горла, он дернулся было, но я посильнее прижал его к земле и проговорил:
— Не дергайся. Мне только нужно, чтобы ты ответил мне на пару вопросов.
Лорд притих.
— Я хочу знать, — продолжил я, — кто вас послал и зачем.
Он мрачно молчал. Отвечать он, по-видимому, не собирался. Я вздохнул и воткнул кинжал ему в бедро. Судя по выражению лица светлого, это было больно.
— Давай не будем впадать в крайности, — спокойно сказал я.
— Леди Ларита. Она сказала, что здесь может быть то, что ей необходимо получить раньше вас, темных, — скривился лорд. Помолчал и решился спросить: — Убьешь меня, как остальных?
— А как же — я же страшный темный лорд, — усмехнулся я. — Ведь этому вас учат? Знаешь, я не такой зверь, как эта ваша Ларита, которая убила Нейлу насовсем.
Его глаза удивленно расширились:
— Откуда ты это знаешь? Нейла пропала несколько месяцев назад.
— Она мне сама сказала. Успела перед смертью дотянуться. И заметь, она не стала звать светлых, а обратилась к темному лорду.
— Но почему? — похоже, в его голове сейчас царил полный кавардак. Мне даже стало жаль его убивать, но свидетелей быть не должно — безопасность Эрлики гораздо важнее. 
Ничего, миров вокруг много — возродятся через пару лет в телах каких-нибудь детишек. Пока подрастут и вспомнят, кто они на самом деле, пройдет много времени. Глядишь и поумнеют за годы беспамятства.
— Мне она доверяла больше, чем всем светлым вместе взятым. Ладно, демоны с этой Ларитой! Пусть с ней ваш совет разбирается. Хотя, если она мне попадется, жалеть ее я не буду. Как и Аскольда…
И я воткнул кинжал ему в сердце. Он даже не успел ничего понять.
Покидав тела в колодец, я потрепал пса по голове на прощание и полез наверх. Пес легонько тявкнул, словно желая мне удачи, и потрусил обратно в туман.
Я вылез наверх к фонтану, закрыл потайную дверь и, подумав, выставил дополнительную защиту. Она была совсем невесомой, но очень действенной — наподобие той, что я ставил Лауре. Вспомнив об этом, я снова ощутил угрызения совести, но вызывать ее не стал. У меня возникли подозрения, что кто-то умудряется подслушивать наши переговоры, и без крайней нужды вызывать я никого не собирался. Вот только кто бы это мог быть? На поверхности лежал ответ, что это лидфнер. Но я уже начинал сомневаться, что во всех наших бедах виноват только он один…
В том, что делать дальше, у меня сомнений не было. Пора было возвращаться домой, в Тернемау. Я собрал свои пожитки, которые оказались нетронутыми. Похоже, что эти четверо, почувствовав источник энергии, сразу ломанулись к нему, не удосужившись даже проверить остальные помещения.
Сосредоточившись, я перенесся в свой кабинет.
Мой мир был феодальным и почти незаселенным. Наверное, отсюда и моя нелюбовь к индустриальным мирам, поскольку детство я провел без всяких технологий. Академия была уже позднее.
Основная часть городков и деревень находилась вокруг Тернемау. Больших городов не было. Насколько я мог понять своих предков, это делалось нарочно. Меньше народа — меньше возможность мятежа. Тернемау являлся основным покупателем как у крестьян, так и у ремесленников. Налоги были минимальны, а земля — богата на урожаи, так что население процветало.
Самым современным в моем кабинете был сейф. Кроме обычных сканеров и кодового замка, я запечатал его еще и парочкой мощных охранных заклинаний. Просто на всякий случай. Собственно говоря, ничего особо ценного в нем не было. Теперь же этот сейф должен был сохранить одну из важнейших реликвий нашей Вселенной — жезл Девяти Звезд. Убрав жезл в сейф, я восстановил защиту и покинул кабинет. Жутко хотелось в горячую ванную.
К кабинету прилегал малый зал, в который я и вышел. У дверей зала уже стоял мой дворецкий. До сих пор не знаю, где мой отец его откопал. Ни в одном из миров я не встречал подобных существ. Иногда я подозревал, что он вообще демон, хотя магии в нем не было ни на грош. Больше всего мой дворецкий походил на помесь человека, гоблина и коршуна одновременно. Нет, крыльев и клюва у него, конечно, не было, но что-то по-птичьи хищное присутствовало.
— Милорд, — поклонился дворецкий, — рад вас приветствовать. Какие будут приказания?
— Здравствуй, Исгал, — приветливо отозвался я. — Горячая ванная и обед в кабинет. Хотя… Лучше в библиотеке. Но сначала — новости.
Исгал еле заметно усмехнулся. Я, как обычно, сделал вид, что не заметил. Я вообще позволял ему больше, чем остальным слугам. В конце концов, после смерти отца воспитывал меня именно он.
— На Пяти Кольцах… — начал было дворецкий, но я его оборвал:
— Про Пять Колец мне известно. И даже больше, чем многим.
Если Исгал и удивился, то виду не подал, просто продолжил:
— После этого ничего значительного не случилось. Игры продолжаются в обычном порядке, Совет не собирался уже несколько месяцев. Вам никаких личных посланий не было. Есть три приглашения на приемы и одно — на бал.
— У кого бал? — поинтересовался я равнодушно.
— У леди Ивонны, — уже более открыто усмехнулся дворецкий. Знал, паршивец, что я ее терпеть не могу. Она пыталась женить меня на своей безмозглой дочке, которая с треском проваливала все свои игры раз за разом. Да и внешность у дочурки была та еще!
— Выбрось все. Ванная — через десять минут, обед — через час.
Он поклонился и спросил:
— Поднять вымпел, милорд?
Я оценил деликатность Исгала. При поднятии вымпела отправлялся магический сигнал, означающий, что хозяин дома. То есть, если лорд или леди не хотели, чтобы кто-то знал, что они у себя в убежище, то вымпел просто не поднимали.
— Да, распорядись, чтобы подняли, — дальше скрываться я был не намерен. Скорее наоборот, мне было интересно, кто будет меня вызывать в первую очередь.
Дворецкий снова поклонился и неслышно проскользнул за двери. Я же отправился в гардеробную. Если перед Исгалом я мог появиться в запыленной простой одежде и грязных сапогах, то вот перед остальными я должен выглядеть как истинный лорд.
Вызывать меня начали примерно через полчаса, когда я нежился в ванной. Естественно, отвечать я не спешил. После ванной я прошел в библиотеку, где меня ждал то ли поздний обед, то ли ранний ужин. Каким-то шестым чувством мой повар понял, что после долгого отсутствия мне хотелось вкусной и изысканной пищи. Передо мной стояли мои самые любимые блюда.
Утолив первый голод, я ответил на первый же вызов. Конечно, это был дядюшка.
— Мальчик мой, ты все-таки решил вернуться.
— Да, дядя. — Я улыбнулся. — Решил, что достаточно отдохнул и пора прекратить игнорировать свои обязанности.
— Похвально, весьма похвально. — Дядя был само радушие, чего с ним не случалось уже давно.
— Как дела в совете? — не без умысла спросил я.
— Как всегда, рутина, рутина и еще раз рутина, — ответил дядя. — Собраний не было со времени Пяти Колец.
— Даже Малый круг не собирался? — невинно поинтересовался я.
Дядя поперхнулся.
— Откуда?.. Впрочем, неважно — ты все-таки сын своего отца… Малый круг собирался в прошлом месяце. Был доклад Согена о расследовании. Ничего нового. Никаких зацепок. Те, кто это сотворил, следов не оставили. У светлых — тоже ничего. 
Я невозмутимо продолжал трапезу.
— Этьен, — наконец не выдержал дядя, — если тебе что-то известно…
Я жестом прервал его фразу:
— У меня нет доказательств. Одних моих слов недостаточно. Кроме того, есть еще обстоятельства, связанные с этим преступлением. Ты согласен, что это было преступление?
— Ну, в общем, да, — слегка замялся дядя.
— То есть ни совет, ни Малый круг никаких конкретных решений так и не приняли? — Я довольно убедительно сыграл возмущение, так что дядя заметно стушевался.
— Этьен, пойми, это политика. А ты… Ты еще молод. Поэтому я выступал против твоего назначения.
— Ты же помнишь, что это было необходимо. Думаешь, мне самому это надо? — тут я не кривил душой. Если бы не Астанир, я бы не вызвался отправиться на Крелот, а значит, не стал бы высшим и не вошел бы в совет.
— Да-да, я помню. — Дядя явно был смущен.
— Ладно, — я легко поднялся из-за стола, — прости, дядя, но, сам понимаешь, за время моего отсутствия в Тернемау накопилось много дел.
— Понимаю. — Он отключился.
Дядя Арквист явно что-то скрывал. Младший сын в семье, он не мог претендовать на автоматическое место в совете. Про его карьеру я узнал уже гораздо позже. После окончания академии дядя не стремился, как все молодые, участвовать в играх. Скорее наоборот, старался их избегать. Он понимал, что так к власти не придешь. А то, что ему хотелось этой самой власти, я понял еще в юности. Поначалу меня это не смущало, но потом стало очевидно, что по большому счету ему на меня наплевать. Забота о племяннике была для него еще одной возможностью заручиться поддержкой более авторитетных темных. Мечтой дяди был Малый круг. Об этом неформальном объединении внутри совета мало кто знал, поэтому мой вопрос и застал его врасплох. Мне о Малом круге было давно известно. Еще учась в академии, я нашел старый дневник отца, где и прочел историю совета, Малого круга и… своего дяди. Собственно говоря, во многом это и было причиной охлаждения наших отношений. Как можно доверять тому, кто шел по головам, пусть даже и близкому родственнику? Сначала он стал секретарем совета, скомпрометировав своего предшественника, а затем и секретарем Малого круга. И вот уже более трехсот лет никто не мог его свалить. Менялся состав Малого круга, сменялись лидеры, но дядя был незыблем, как скала. Порой казалось, что он вечен.
Я продолжал отвечать на вызовы, но больше ничего интересного не произошло. Вызывали знакомые и полузнакомые, интересовались, где я пропадал, звали на приемы. Я вежливо улыбался и отшучивался. Вызвала меня даже леди Ивонна. Любезный разговор с этой старушкой стоил мне больших трудов, но я все-таки смог отказаться от приглашения на бал под вполне благовидным предлогом.
Наконец, поток иссяк. Однако того вызова, что я ждал больше всех, не случилось. Лаура не собиралась так просто меня прощать. Я скрипнул зубами от досады и, что там говорить, обиды — тоже. Да и Льорис не объявлялся… Уж он-то мог со мной и пообщаться. Радовало только одно — мое повышение до высшего еще не стало достоянием широкой общественности.
Я подошел к высокому, в полный рост, зеркалу и тщательно осмотрел себя. Чуть выше среднего роста, обычного телосложения. Волосы темные, но не черные. Лицо худощавое с узким подбородком. Глаза темно-зеленого цвета, с серыми вкраплениями, хотя цвет глаз у меня меняется в зависимости от освещения и моего настроения. Сейчас оно, то есть настроение, было хуже некуда. А вот признаков собственной исключительности я не обнаружил. То, что я стал высшим, внешне никак не проявлялось.
Мне было необходимо отвлечься. Я решил покопаться в библиотеке и поискать сведения о жезле, лидфнере и, чем тьма не шутит, ритуале возвращения Создателя. А точнее, Карстанора.
Засиделся я за полночь. Слуга несколько раз приносил мне вино, пока я не отправил его отдыхать. Если господин полуночник, слуги в этом не виноваты. Самому за вином сходить ноги не отвалятся! Самое интересное, что пил я, совершенно не пьянея, хотя в обычном своем состоянии старался спиртным не злоупотреблять. Передо мной на столе уже накопилась гора свитков, старинных фолиантов и прочей ерунды, но я так ничего и не нашел.
Я уже подумывал отправиться спать, когда меня вызвали условным сигналом. Ответил я сразу.
— Значит, ты дома? — спросил Льорис.
— Как видишь, — криво улыбнулся я.
— Я подумал, что сразу к тебе будет не пробиться, поэтому решил подождать и вызвать тебя попозже.
— Что-то долго ты ждал, — ответил я. — Лаура все рассказала?
Он кивнул. Потом добавил:
— Я тебя не виню. Конечно, рано или поздно ты должен был войти в совет как наследник отца. Мы все это знали, но уж больно это неожиданно.
Извиняться я не собирался, и он это понял. Мы помолчали. Затем я как можно более безучастно спросил:
— Лаура у тебя?
— Да. Из библиотеки не вылезает. Ей передать что-нибудь?
Я отрицательно покрутил головой.
— Кстати, Адель отдала ее вещи. Спасибо. Хотя Лаура не знает, что это твоя просьба.
— Хорошо, — все так же безучастно ответил я.
— Ты собираешься с ней поговорить? Если да, то когда?
— Не знаю! — меня все-таки прорвало. — Она мне не отвечает! Я не представляю, что мне делать!
— Хочешь, я с ней поговорю? — участливо взглянул на меня Льорис. — Скажу, что ты раскаялся и жаждешь примирения.
— Пожалуй, не стоит. — Я сумел взять себя в руки. — Лучше я сам. Но попозже.
Он понимающе кивнул. Затем посмотрел на заваленный бумагами стол и поинтересовался:
— Как успехи? Нашел что-нибудь?
Я вздохнул:
— Нет, к сожалению. Но завтра продолжу поиски. А Лауре скажи только, что я вернулся в Тернемау.
— Хорошо. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — ответил я, прерывая контакт. Спать расхотелось, вино не помогало. Я совершенно запутался в своей проклятой жизни…
Порой, когда у меня случались приступы подобного дурного настроения, я отправлялся в какой-нибудь из соседних городков. Там, в трактирах и тавернах, можно было отрешиться от своей сущности, почувствовать себя простым смертным и просто понаблюдать за кипящей вокруг жизнью. Иногда случались и драки. Может, действительно устроить себе ночную прогулку?
Я задумался.
— Милорд, — Исгал, как всегда практически бесшумно, появился в библиотеке, — если вам понадобится, то Тайфун оседлан и ждет вас на конюшне. Одежда в кабинете. Да, и я позволил себе дерзость почистить ваши пистолеты. Кстати, позвольте поинтересоваться, откуда у вас такое замечательное оружие.
Если у Исгала и был недостаток, то это любовь к оружию. Причем именно к старинному. Его личная коллекция мало чем уступала моей. Я про себя усмехнулся.
— Подарок одного хорошего человека.
— Превосходный подарок! — Исгал аж светился от удовольствия.
— Не отдам, — шутливо погрозил ему я пальцем. — Подарки не передариваются и не продаются.
— Что вы, милорд, и в мыслях не было! — запротестовал было Исгал, но потом понял, что я не всерьез, и сокрушенно улыбнулся:
— Вы меня опять подловили, лорд Этьен.
— О, Исгал, это несложно, — рассмеялся я. — То, что ты с ума сходишь по подобному оружию, известно каждой собаке в этом замке. Можешь идти отдыхать, я, пожалуй, буду нескоро.
Он поклонился и направился к дверям.
— Да, и спасибо за коня и одежду.
— Конюхи спят — никто вас не увидит. Для всех вы уже отдыхаете, — не оборачиваясь, ответил дворецкий. — Доброй ночи, милорд.
— И тебе, Исгал.
Выбор моего дворецкого был идеален. Как и всегда, впрочем. Карвен часто шутил, что сманит у меня Исгала, подарив ему свою коллекцию пистолетов. Простые коричневые бриджи, темно-синяя рубашка, жилет, тоже коричневый, со стальными вкладками под подкладкой. Шпага, мой любимый кинжал и пара пистолетов. Дворянский сынок решил вкусить запретный плод в злачных местах.
Я тихонько рассмеялся. Исгал, паршивец, прекрасно понял, что я не против сегодня подраться, и подготовил прекрасную почву для ссоры с завсегдатаями подобных мест. Я накинул на плечи темный плащ и вышел из кабинета.
Далеко ехать мне не хотелось, поэтому я выбрал Варнон — городок в паре миль от Тернемау. Был там один трактир, в котором собиралось откровенное отребье из тех, кого не жалко и пришибить при случае. Туда я и отправился.
Войдя внутрь, я понял, что веселье здесь в самом разгаре. Исходя из того, что я услышал, пробираясь к стойке, мои верные подданные из числа известных по всему Тернемау разбойников сорвали солидный куш и теперь добросовестно его прогуливали. Кутили уже давно, но останавливаться, похоже, не собирались. Что ж, моя роль — чванливый гордец, распираемый чувством собственной значимости и потому считающий себя неуязвимым.
Поначалу мое появление осталось незамеченным. Я спокойно взял себе кувшин пойла, которое здесь считалось красным вином, и пристроился в углу за свободным столом. С презрительной миной на лице я принялся свысока осматривать посетителей.
Минут через двадцать это сработало. Один из господ разбойников заметил, как ему казалось, юнца, невесть как оказавшегося в пределах его досягаемости. Он неспешно двинулся ко мне, неуклюже огибая столы и посетителей.
— Ой, и кто это у нас здесь? — весело поинтересовался он, наваливаясь ладонями на стол и дыша перегаром. 
С первого взгляда слишком пьяным он не казался, несмотря на то, что его слегка покачивало. Но я знал такое состояние. Тебе кажется, что ты трезв и ловок, хотя на деле все твои движения заторможены.
— А тебе какое дело? — высокомерно поинтересовался я.
— Мне? — громко спросил разбойник. — Это мои владения, и поэтому я должен знать, кто сюда заглядывает. Так кто ты?
На нас стали оборачиваться. Дружки разбойника наконец сообразили, что грядет веселье, и потихоньку стали подходить ближе к моему столу.
Меня это вполне устраивало.
— Я не обязан представляться каждому простолюдину, который спросит, — все так же высокомерно отозвался я.
— Ах, ты! — Разбойник потянулся ко мне и тут же пропустил короткий удар в солнечное сплетение. Он отшатнулся, согнувшись и задыхаясь. Я медленно поднялся с места и вежливо поинтересовался:
— Еще кто-то хочет знать мое имя?
Это возымело эффект. С воплями ко мне бросились еще несколько разбойников. Я пинком опрокинул стол под ноги двоим из них, успев подхватить полупустой кувшин с вином. Сделал большой глоток и швырнул кувшин в голову еще одного из нападавших. Попал. Разбойник со стоном рухнул на пол.
Да, забыл упомянуть одну деталь. Пол в трактире был земляным, чтобы хозяину не приходилось каждый раз смывать кровь — она просто впитывалась, не оставляя следов.
Сверкнули ножи. Видимо, я успел разозлить оставшихся на ногах разбойников. Краем глаза я заметил, что часть посетителей незаметно покидает трактир. Разумно, ничего не скажешь. Рассудив, что в такой тесноте толку от шпаги будет немного, я обнажил кинжал. Пистолеты я с собой брать не стал, оставив их в седельной сумке.
Первого, кто подскочил ко мне достаточно близко, я встретил ударом кулака слева. Второй практически самостоятельно напоролся на кинжал. Я подхватил его падающее тело, крутанулся и швырнул в самого первого разбойника, который уже отошел от удара под дых и теперь горел жаждой мести. Еще четверых я легко раскидал в разные стороны, одного полоснув по лицу, а другого ударив кинжалом в плечо.
На несколько секунд все замерли. Я быстро огляделся. Никто больше не спешил прийти на помощь оставшейся семерке разбойников. Те, в свою очередь, были озадачены тем, что беззащитная с виду жертва уже вывела из строя одного из них и убила второго. Будь они потрезвее, может, и отступились бы, но хмель и злость ударили им в головы. Драка возобновилась. Только нападали уже не они.
Нападал я.
Я мягко скользнул вправо и левой ногой залепил ближайшему ко мне разбойнику в висок. Судя по хрусту, кость я ему раздробил. Промелькнула мысль: «Не жилец». И я тут же переключился на остальных. Раненный в лицо разбойник, хоть и вытирал беспрестанно рукавом кровь, заливавшую глаза, но все еще оставался опасным. А вот тот, которому я пробил плечо, судя по кривящейся физиономии, был уже не бойцом. Левая рука повисла, как плеть, и каждое движение явно причиняло ему невыносимую боль.
Тот разбойник, что подходил к моему столу, выбрался, наконец, из-под трупа своего товарища. Он вынул из-за спины небольшой топорик и прохрипел:
— Я тебя щас на куски порву!
Атаки со спины я не боялся, так как, сдвинувшись вправо, оказался в углу. Нападать на меня могли максимум двое. Или, может, трое, если с умом. Оказалось, они это умеют. Троица разбойников двинулась ко мне, остальные находились за их спинами, готовые в любой момент атаковать. Я выругался сквозь зубы.
Наметив себе первую жертву, здоровенного амбала с широким ножом из тех, что не без оснований называют разбойничьими, я сделал обманное движение, затем резко прыгнул вперед и ударил амбала в левый бок. Он успел блокировать, но не сообразил, что кинжала у меня в этой руке уже нет. Я пробил ему правую подмышку и отшвырнул его в сторону. Если ему повезет, выживет. Хотя это маловероятно. Не давая остальным опомниться, я резко развернулся на месте и, снова перебросив клинок из руки в руку, полоснул второго разбойника по шее, перерезав артерию. Он схватился за рану, выронив нож. Добивать его не было смысла. С ревом на меня бросился разбойник с топориком. Рассуждения его были просты и бесхитростны — кинжал против топорика не оружие. Пришлось доказать, что он ошибается. Я повернулся на месте, пропуская его мимо себя, и помог продолжить движение. Многострадальный разбойничек с гулким звуком влепился в стену и получил сталь справа в печень.
Я быстро обернулся. Оставались трое. Раненный в лицо, раненный в плечо и еще один, до этого державшийся в тени. У меня возникло подозрение, что это и есть главарь. Подозрение тут же подтвердилось, когда он подтолкнул своих товарищей ко мне, а сам бочком стал двигаться к выходу. Упускать его не хотелось, поэтому надо было действовать быстро. Уйдя от неплохого удара раненного в лицо разбойника, я влепил ему прямой в кадык. Сразу и насмерть. Добить последнего уже не составило труда.
И я бросился вдогонку главарю.
Выскочив на улицу, я обнаружил, что главарь никуда бежать не собирался. Он стоял посреди улицы со шпагой в руке. Я бросил взгляд в сторону конюшни и понял, что он просто отправился за привычным для него оружием.
— Ну что, молокосос, в драке ты хорош, а вот как с благородным оружием? — с вызовом крикнул он.
Правильная речь и манера держать оружие подсказали мне, что это не простой разбойник. Бретер, причем не из последних. Интересно, как он оказался среди этого отребья? А впрочем, неважно. Я пожал плечами и обнажил свою шпагу.
Начался поединок. Мы кружили, обмениваясь пробными выпадами и пытаясь распознать манеру соперника. Обычное начало. Я давно не фехтовал, предпочитая сражаться мечом, поэтому мне требовалось время, чтобы привыкнуть к весу оружия и вспомнить навыки. Но вскоре наши шпаги скрестились в первый раз.
Выпад. Звон клинков. Оскалившееся лицо бретера. Он желал моей смерти, он хотел ранить меня, а потом медленно добивать, мстя за свою шайку. В мои планы это не входило. Мучить я его не собирался, один-два удара — и все. Но главарь избрал простую и эффективную тактику. Он просто защищался, иногда пытаясь контратаковать, но как-то вяло, больше для проформы. Он все еще не сомневался, что перед ним обычный сын дворянина, наловчившийся неплохо драться.
Я старательно делал вид, что купился на его уловку. Яростно атаковал то справа, то слева. Постепенно я стал замедлять свои движения, словно начиная уставать. На физиономии бретера промелькнула ухмылка. Он снова чувствовал себя всемогущим. Сейчас еще один противник ляжет на землю, купаясь в собственной крови. Наконец он, посчитав, что время пришло, взорвался вихрем атак.
Я отступил назад, давая понять, что он якобы застал меня врасплох. Главарь уже не скрывал злорадной усмешки, обрушивая на меня стальной ураган. А затем я, отведя очередной его выпад далеко в сторону, шагнул вперед и легко пробил ему горло.
Высыпавшие на улицу посетители потрясенно молчали. Видимо, слава превосходного бойца, наверняка закрепившаяся за главарем, не давала им повода сомневаться в победе бретера. Но то, с какой легкостью я с ним расправился, лишило их дара речи.
Я вложил шпагу в ножны и отправился на конюшню за Тайфуном. Вскочив в седло, я нарочито медленно выехал на улицу и проследовал мимо зрителей. Адреналин еще кипел у меня в крови, требуя продолжения, но остановить меня никто не попытался. Слегка разочарованный, я направился к городским воротам.
Неподалеку от замка меня наконец отпустило. Я спешился, вынул из сумки заботливо приготовленные Исгалом тряпки и начисто вытер клинки. Расстелил на земле плащ и улегся, направив взгляд в глубокое звездное небо. Да, напряжение я сбросил, но вот проблема с Лаурой так и оставалось недоступной для разрешения. Сейчас мне было наплевать и на лидфнера, и на демона, гуляющего на свободе, и на загадку жезла.
Да, я эгоист. А кто может сказать о себе противоположное? Только те, кто лжет самому себе. Настоящих праведников во Вселенной не так уж много…
Постепенно небо стало светлеть. Пора было возвращаться, пока не проснулись конюхи и не заметили, что их господина где-то носило всю ночь. Причем в неподобающей положению одежде.
Я вернулся в замок, самостоятельно расседлал Тайфуна и незаметно вернулся к себе. Стремительно входя в кабинет, я на ходу сбросил пояс с клинками и уже развязывал жилет, как услышал:
— Развлекаемся, значит?
Лаура. Только она может вложить в простой вопрос столько язвительности.
Я стремительно повернулся. Она сидела за столом, с ногами забравшись в огромное кресло, и хмуро смотрела на меня.
— Ну-у-у… В общем, да, — сконфуженно промямлил я.
— Я тебя полночи жду, между прочим, — продолжая буравить меня взглядом, проговорила Лаура.
Но я уже собрался:
— Да? А откуда ты тогда знаешь, что я развлекался?
Теперь смутилась уже она, не зная, что ответить.
— Ладно, — махнул я рукой, — оба хороши. Забыли.
— Ладно, — скопировала она мой тон, — забыли так забыли. Больше ничего не хочешь мне сказать?
Я пожал плечами:
— Много чего. Но сначала — попросить прощения.
— Принято. — Лаура улыбнулась. — Знаешь, я уже привыкла к твоим выходкам. Просто иногда…
Она не закончила, но я и так все понял.
— Глупо было ревновать к Ис’лаа, — все-таки решилась моя возлюбленная на признание. — Кстати, спасибо за вещи.
— Не за что. Я надеюсь, твоя ревность угасла?
— А что? — насторожилась Лаура.
— Я нашел Девятого. Точнее, Девятую. И ее зовут Эрлика.
— Не может быть! Но как? — потрясенно выдохнула любимая.
— Рассказ будет долгим, — предупредил я, открывая шкафчик с вином. Очень хотелось смыть привкус того жуткого пойла из трактира. В ответ Лаура пожала плечами, давая понять, что ей все равно, насколько долгим будет мое повествование.
— Будешь? — спросил я, доставая из шкафчика пыльную бутыль с моим любимым «Лорни». Лаура кивнула. Я откупорил бутылку, разлил вино по бокалам и, усевшись прямо на стол, принялся рассказывать.
— Не жалко было этих светлых? Мальчишки же еще, совсем как Джеральд.
— Нельзя было допустить, чтобы они нашли мир Эрлики. Кто знает, что этой Ларите нужно от Девятого?
— Согласна. — Лаура пригубила вино. — Но все же.
— Честно говоря, было немного жаль, особенно последнего, — признался я.
Любимая улыбнулась:
— И как ты умудрился родиться темным лордом?
— А ты темной леди? — не остался в долгу я.
Мы рассмеялись. На душе у меня было тепло и уютно.
— Почему ты решила меня навестить? — задал я мучивший меня вопрос.
— Льорис. Он сообщил, что ты вернулся в Тернемау. Я ответила, что мне это неинтересно. Он ничего не сказал, но его молчание… Ну, ты знаешь.
О да! Как умеет молчать Льорис, мы все прекрасно знали! Любая опасная затея глохла на корню, если Льорис многозначительно замолкал, исчерпав все словесные аргументы. Его неодобрение разливалось вокруг так, что, казалось, его ножом можно резать вместо масла.
Я мысленно поблагодарил друга.
— Значит, я все-таки была права насчет Найрита, — тем временем Лаура уже переключилась на другую тему.
— Эрлика сказала «возможно», — ответил я. — Но у меня нет причин не доверять ее мнению. Хотя бы потому, что она гораздо старше и опытнее нас.
— Так какие планы? — Моя возлюбленная уже была готова хоть сейчас отправиться в путь.
— На ближайшие несколько дней — никаких, — улыбнулся я и потянулся к ней.
Много позже, уже в постели, Лаура сонно пробормотала:
— Последний выпад был великолепен. Я бы так не смогла.
И, уткнувшись в мое плечо, она уснула. Я улыбнулся, поправил сползшее одеяло и тоже закрыл глаза.
Меня разбудил вызов. Я машинально ответил. Потом спохватился, но было уже поздно. Хвала древним, это был всего лишь Льорис. Я поднес палец к губам, призывая не будить Лауру. Он улыбнулся, кивнул и разорвал связь.
Стараясь не потревожить любимую, я выбрался из постели, быстро оделся и прошел в кабинет. Затем привычно уселся на стол и вызвал Льориса.
— Ты опять на столе? — вместо приветствия усмехнулся мой друг.
— Терпеть не могу это кресло, — кисло ответил я, поддерживая сложившуюся традицию.
— Так смени его, — в который раз посоветовал Льорис.
В ответ я скорчил скорбную мину:
— Не могу. Семейная реликвия. В этом кресле восседал мой великий дедушка — глава Всеобщего совета.
— Один из пятерых, — уточнил этот насмешник.
— Исгалу без разницы. — Я только рукой махнул. — Ладно, что там у тебя?
— Нашел кое-что. Лаура немного не докопалась — к тебе отправилась.
— Я у тебя в долгу, — серьезно проговорил я.
Он промолчал, но по его виду легко можно было прочесть: «Пустяки, не стоит даже упоминания».
— Перебирайся ко мне в библиотеку через час. Думаю, Лауре тоже будет интересно.
— Хорошо, — кивнул мой друг и исчез.
— С кем ты там? — входя в кабинет и зевая во весь рот, поинтересовалась возлюбленная. Она была очаровательна, укутанная в одеяло, края которого волочились за ней по полу.
— С Льорисом. Он что-то нарыл, и, скорее всего, по жезлу. Через час будет у нас. Заодно позавтракаем. — Я посмотрел в широкое окно и уточнил: — Точнее, поужинаем.
Лаура негромко рассмеялась.
— Исгал, — крикнул я, зная, что мой дворецкий наверняка где-то неподалеку, — у нас гости. Леди Лаура. Приготовь нам ванную, будь любезен.
— Уже, — материализовался в дверях Исгал. — Одеяния для леди тоже готовы. Что-нибудь еще?
— Да, примерно через час к нам прибудет лорд Льорис. Накрой нам ужин в библиотеке.
— Будет исполнено. — Дворецкий помедлил, но все-таки спросил: — Как ваша прогулка, милорд?
Мы с Лаурой весело расхохотались.
— Великолепно, Исгал, просто великолепно.
— Ходят слухи, — едва заметно усмехнулся Исгал, — что банду знаменитого Синего Адриана порезал на ремни заезжий юнец из дворян.
Мы с Лаурой переглянулись и снова расхохотались.
— Синего? А почему Синего? — сквозь смех выдавила Лаура.
— Я в нем ничего синего не увидел. Он весь в сером и черном был, — добавил я, вытирая выступившие от смеха слезы.
— Говорят, присказка у него была такая: «Небо синее, трава зеленая, а деньги всяких цветов бывают», — уже более открыто улыбнулся дворецкий.
— Ну и дурацкая же присказка! Правильно я его убил, — продолжая смеяться, сказал я.
— Я тоже так думаю. Разрешите удалиться?
— Да, Исгал, спасибо.
Все еще посмеиваясь, мы с Лаурой отправились в ванную.
Льорис был пунктуален, как светила на небосклоне. Когда мы с любимой вошли в библиотеку, он уже был там. Сидел в кресле, по обыкновению вертел в пальцах карандаш и читал одну из книг из моей библиотеки. Заслышав нас, он встал, поставил книгу на место и только потом повернулся. Всем бы такую аккуратность! Особенно вашему покорному слуге. У меня вечно все разбросано по разным местам.
— Льорис! — подскочив, Лаура обняла его и чмокнула в щеку. — Спасибо, что помирил нас.
— Да ничего я не делал, — запротестовал тот. — Просто напомнил, что вас многое связывает, вот и все.
— Этого было достаточно, — возразил я, пожимая ему руку. — Что за книга?
— Один древний трактат. Вернее, его поздняя копия. У меня такого нет, — огорченно вздохнул Льорис.
— Могу одолжить для копирования, — усмехнулся я.
— Правда? Спасибо! — И мой друг бережно снял книгу с полки.
Книги для Льориса были такой же страстью, как для Исгала — оружие. Если он находил у нас в библиотеках отсутствующий у него фолиант, мы всегда одалживали его другу. Льорис возвращал книги в целости и сохранности и был безмерно благодарен. 
Стол уже был накрыт, так что мы расселись вокруг и приступили к трапезе.
— Значит, так, — начал Льорис, — вы ешьте, а я буду говорить. Я, в отличие от вас, обедал.
Отвечать с набитым ртом как минимум невежливо, поэтому я лишь согласно кивнул, приглашая его продолжать.
— Нашел я один свиток, настолько древний, что он чуть у меня в руках не рассыпался. Там что-то вроде прощального послания ушедших богов. Сейчас, — и он прикрыл глаза, вспоминая. Затем начал цитировать: — «Уходим мы, последние из великого народа. Пришел незнакомец из далеких миров и принес с собой кровь. И создал он новый народ, который сильнее нас. Мы же, последние, потеряли связь с мирами, где прежде почитали и боялись нас. Нет больше места гордым сынам Иштани под звездами этой Вселенной. Ушли те, кто был до нас, уходим мы. Уйдут и те, кто пришел после нас. Но, уходя, оставляем мы жезл Девяти Звезд, что был создан не здесь, но предназначен для этой Вселенной. Создал его тот, кто всегда был против жизни, но также был и против смерти. Забыто имя его, и не нужно его вспоминать. Пришелец из далеких миров нашел этот жезл и испугался его мощи. Отдал он его нам, последним, чтобы унесли мы его за пределы Вселенной. Но древние знания говорят нам, что не вправе мы сотворить подобное. Погибель или спасение несет этот жезл. И не нам решать его судьбу».
Память у него всегда была великолепной. Мне сейчас показалось, что через него с нами говорит старый усталый бог. Я даже жевать перестал.
— Там дальше еще есть, но к нашим делам это не относится.
— Про лидфнера ничего?
Льорис отрицательно помотал головой, откусывая большой кусок жареного мяса.
— «Погибель или спасение», — задумчиво пробормотала Лаура. — Интересно, о чем это?
— Полагаю, о Создателе, — проговорил я. — Нашел он жезл, почуял опасность и решил от него избавиться.
— Тоже так считаю, — прожевав, сказал Льорис. — Поэтому Эрнанд и ищет этот жезл.
Мы с Лаурой переглянулись. Интуиция Льориса не подвела. Не зная о моей встрече с Девятой, он легко догадался об истинных намерениях лидфнера. Про то, что я нашел Эрлику, мы условились не рассказывать никому, кроме Ис’лаа. На всякий случай.
Поболтав немного о пустяках, Льорис откланялся, сославшись на какие-то неотложные дела. Я в полной мере оценил его деликатность. Он прекрасно понимал, что нам с Лаурой хочется побыть вдвоем. На прощание я пообещал, что сообщим ему, когда отправимся к Ис’лаа. Может, мне и показалось, но при этих словах взгляд Льориса приобрел слегка мечтательное выражение. Уж не влюбился ли мой вечно одинокий друг? Случайные подружки не в счет. Они были у всех. Даже у меня.
Я поделился своим наблюдением с Лаурой, на что она спокойно ответила:
— Ничего удивительного. Ис’лаа — замечательный собеседник. Кроме того, она многое знает и помнит. Естественно, что Льорис, который обожает древнюю историю, увлекся сначала ее рассказами, а затем и самой Ис’лаа.
Я только неопределенно хмыкнул. В логике моей любимой не откажешь, что еще сказать?

ГЛАВА 8

Несколько дней мы отдыхали, наслаждаясь обществом друг друга. Даже вездесущие слуги нам не мешали. Я подозревал, что умница Исгал просто отослал всех прочь и делает все самостоятельно.
Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. В один из дней утром я сидел в кресле в спальне и вдруг осознал: все, пора. Я поднялся и полез в гардероб. Походную одежду для себя я нашел сразу, а вот в ворохе платьев и костюмов Лауры мне пришлось копаться.
— Этьен, что ты там делаешь? — спросонья поинтересовалась любимая.
— Милая, тебе не кажется, что нам пора? — мягко поинтересовался я.
— Я еще вчера об этом думала, но вечер был таким замечательным, что я не решилась тебе об этом сказать.
Я улыбнулся своей возлюбленной, получив в ответ такую же улыбку. Она выскользнула из-под одеяла и полезла в гардероб.
— Ты бы хоть накинула что-нибудь, — попытался пристыдить ее я.
— Вот сразу и оденусь, — отмахнулась Лаура. — Не мешай. И возьми себе еще пару рубашек.
— Зачем? — удивился я. — На Найрите отличные портные.
Она лукаво посмотрела на меня:
— На пиратском корабле?
— Хм… И вправду, — пробормотал я.
— Кстати, а как отнесутся твои пираты к женщине на корабле, да еще и в штанах?
— Нормально. На Найрите среди наемников есть женщины, и ходят они в мужской одежде. Не в платье же воевать. Кроме того, ты же не просто женщина, а жена капитана.
— Кто-кто? — Она резко повернулась ко мне. — Ну-ка, повтори.
Я пристально посмотрел ей в глаза и произнес:
— Леди Лаура де Гранье, я прошу вас стать моей женой.
Эти слова явно вывели мою любимую из равновесия — она плюхнулась на пол, ошеломленно хлопая ресницами.
Я терпеливо ждал.
— Но, Этьен… — Она собралась с духом и продолжила: — Мы же говорили об этом. Ты тогда сказал, что еще не готов обзавестись семьей и обязательствами.
— Это было лет двести назад, — ответил я.
— Двести шестьдесят семь. Ой! — спохватилась Лаура.
Я весело рассмеялся. Спустя секунду она присоединилась ко мне.
— Милорд… Ох, простите…
Первый раз я видел смущенного и покрасневшего Исгала. Он поспешно выскочил за дверь и уже оттуда сообщил:
— Вам приглашение от лорда Арквиста на сегодняшний прием в его столичной резиденции.
— Вот как? — Я повернулся к Лауре: — Тебе не кажется, что это великолепный повод официально объявить о нашей помолвке?
— Этьен, а ты не думаешь, что сейчас не время для столь серьезных решений? Привычный мир рушится. Что будет дальше, неизвестно.
— Именно сейчас самое время. — Я нежно обнял ее и прошептал в самое ухо: — Я люблю тебя, слышишь.
— Ты никогда не говорил этих слов, — так же тихо ответила она. 
Кажется, в ее голосе послышались слезы. Я легонько погладил ее по волосам.
— Я тоже тебя очень люблю, Этьен. — Лаура помолчала. — Ты прав. Если не сейчас, то когда?
— Кроме того, мне очень хочется увидеть позеленевшую от злости рожу любимого дядюшки, — усмехнулся я.
Она хихикнула:
— Да, нас ждет незабываемое зрелище!
Потом отстранилась и произнесла:
— Лорд Этьен де Брилен, я согласна стать вашей женой.
За дверью раздался неопределенный звук. Похоже, мой дворецкий тоже не ожидал такого развития событий.
— Исгал, — произнес я лукаво, — сообщи дяде, что я принимаю приглашение.
— Да, милорд, — в обычно бесстрастном голосе Исгала чувствовалась неподдельная радость.
— У нас есть еще время? — невинно поинтересовалась Лаура. — А то невестой я еще ни разу не была…
И она потянула меня обратно в постель. Что ж, отказавшись одеваться, она опять оказалась права.
На следующий день, ближе к полудню, мы собрались в кабинете. Я привычно устроился на столе, Лаура в легком сарафанчике с ногами забралась в кресло моего деда, Льорис, который оставался у нас ночевать, оседлал стул. Мы все ждали моего дворецкого с последними новостями.
Вспоминая вчерашний прием, я жмурился от удовольствия. Выражение лица моего дяди и вправду было непередаваемым. Я догадывался, что он мечтает от меня избавиться, чтобы самому стать главой рода де Брилен, и вчера мои догадки подтвердились. Поздравлял он нас с настолько вымученной улыбкой, что, казалось, у него заболели все зубы сразу. Большинство же присутствовавших на приеме гостей вполне искренне радовались нашей помолвке.
Льорис, правда, не одобрил нашего решения заявить об этом прилюдно.
— Твой дядя не простит, — заявил он мне накануне. — Он сделает все, чтобы свадьба не состоялась.
— Думаешь, он может пойти на убийство? — встревоженно спросила Лаура.
— Не знаю, — серьезно произнес мой друг, — но не исключаю такой возможности. Вам обоим стоит опасаться покушений.
Я усмехнулся:
— А мы как раз собирались исчезнуть на пару месяцев.
— Да? И куда же направитесь? На Крелот? — заинтересовался Льорис.
— Сначала туда, а потом на Найрит.
— Ты же вроде не хотел, — удивился мой друг.
— Я передумал. Полагаю, большого риска в этот раз не будет. Да и госпожа присмотрит, если что.
Пока я все это вспоминал, явился Исгал.
— Ну что? — поинтересовалась Лаура, выводя меня из раздумий.
— Потрясающе! — Дворецкий улыбался во весь рот. Впечатляющее, между прочим, зрелище! — Все только и говорят о вашей помолвке. А когда появилось известие о том, что вы, милорд, стали высшим и получили место в совете, все словно с ума посходили! Леди Ивонна, по слухам, заперлась вместе с дочерью в поместье и отменила все приемы и балы.
Лаура захихикала. Мы с Льорисом просто улыбнулись.
— Исгал, мы с леди Лаурой исчезнем на какое-то время. Скорее всего, почти до самой свадьбы. Проследи, чтобы посторонних в Тернемау не было. Не пускать никого, — подумав пару мгновений, я уточнил: — Особенно Лорда Арквиста. Я поставлю дополнительную защиту, но кто знает, что может произойти.
Дворецкий понимающе кивнул. Он всегда терпеть не мог моего дядю.
— С вами можно будет как-то связаться в случае крайней необходимости, милорд?
— Боюсь, что нет.
— Сообщай мне, — предложил Льорис, — а я найду способ передать твое сообщение.
— Хорошо, — облегченно вздохнул Исгал.
Что ж, все было готово. Быстро переодевшись, мы с Лаурой вернулись в кабинет, где нас ждал Льорис, тоже захотевший посетить Крелот. Я связался с кар’вааз, попросил разрешения на визит и тут же его получил. Мы перенеслись в дом Ис’лаа. Все были в сборе и радостно нас приветствовали.
Мы с Лаурой держались за руки, но сначала никто ничего не понял. А потом Джеральд как более любопытный заметил кольца и спросил:
— И когда вы успели?
— Успели что? — меланхолично спросил Тиберн. Потом сообразил и добавил: — О, мои поздравления!
— Мы еще только помолвлены, — скромно потупив глаза, ответила ему Лаура.
— Все равно это замечательно! — воскликнул Хьюго.
— Значит, Этьен, ты все-таки решился? — с легкой грустью спросил Астанир и бросил взгляд в сторону Адель. Та сделала вид, что не заметила. Похоже, у этих влюбленных не все так гладко, как кажется.
— Тост! — провозгласил Хьюго, обходя всех присутствующих и раздавая стаканы с вином. — У всех есть? Никого не забыл?
Мы дружно подняли стаканы.
— Итак, тост! — Хьюго лукаво посмотрел на нас с Лаурой и тихо произнес: — За вас! И пусть все беды осыплются прахом! Живите долго, дети мои.
В тот вечер мы веселились допоздна. Тиберн играл, Хьюго шутил, и лишь Ис’лаа и Льорис немного выпадали из общего веселья.
Я улучил минутку и быстро рассказал кар’вааз об Эрлике, жезле и ритуале.
— Так вот куда ты исчезал. Я уж было забеспокоилась, особенно когда появились те четверо светлых. Но потом ты снова возник, а их не стало.
Я рассказал ей про пса. В ответ она слабо улыбнулась:
— Это ларн. Очень древние существа — сейчас почти вымерли. Они тонко чувствуют угрозу для своего хозяина. Заметь, тебя, темного, он пропустил, хоть ты и влепил в него огненный шар.
— Да, нехорошо получилось, — пробормотал я.
— А на светлых он был готов напасть и защитить хозяйку даже ценой своей жизни. Если бы ты не подоспел вовремя, он бы, скорее всего, погиб.
Потрясающая преданность! Я порадовался, что не стал задерживаться у Эрлики подольше, как она предлагала. Быть может, тем самым я не только спас ларна, но и саму Девятую.
Кар’вааз немного помолчала и спросила:
— Значит, хотите поискать на Найрите? Я присмотрю за вами.
— Спасибо, — искренне поблагодарил я. Затем, немного подумав, я все же решился на вопрос: — Скажите, госпожа, что вас беспокоит? Если это, конечно, не очень личное.
— Личное, и даже очень, — машинально ответила она и спохватилась: — Прости, Этьен. У тебя праздник, а я здесь с постной миной.
— Ничего, все в порядке, — ободряюще улыбнулся я ей.
— А, впрочем, — задумчиво произнесла Ис’лаа, — хуже явно не будет. Только у меня есть условие.
— Да?
— Хотя бы вы с Лаурой перестаньте называть меня госпожой — я устала. Я и хранителей пытаюсь отучить от этой привычки.
Я согласно кивнул.
— Понимаешь, меня стали одолевать давно забытые чувства. Я считала, что все в прошлом и я никогда больше не смогу, — она помолчала, — испытывать сильную привязанность к кому-либо. Если честно, это сильно отвлекает от выполнения обязанностей. А тут еще ваша помолвка. Вот и навалилось.
Заметив мое очевидное смущение, она мягко улыбнулась:
— Не переживай, это не ты. Хотя не скрою, ты мне тоже нравишься. Как друг, разумеется.
— Льорис, — утвердительно произнес я.
Она кивнула и с печалью сказала:
— Только зачем ему такая, как я? Мне не одна тысяча лет. По сравнению со мной он еще ребенок. Ну или как минимум подросток. Что мне делать, Этьен?
— Все просто, — ответил я, — сказать прямо о своих чувствах. Хотя что-то мне подсказывает, что это может и не понадобится. Секунду.
Я вернулся в гостиную, где Тиберн играл очередную эльфийскую балладу. Наклонился к другу:
— Льорис, надо поговорить. Срочно.
Он нехотя поднялся и двинулся за мной. Я поймал острый взгляд Лауры и подмигнул. Она понимающе кивнула.
Мы вошли на кухню.
Увидев Ис’лаа, Льорис встал, как вкопанный.
— Вот теперь объясняйтесь, — непринужденно заявил я. — Не буду вам мешать.
Выходя, я услышал тихий голос лорда: 
— Госпожа…
И в ответ яростное: 
— Еще раз госпожой назовешь, уши оборву!
Дальше слушать я не стал — некрасиво это. Вернулся в гостиную и сел на пол подле кресла невесты. Она тихо спросила:
— Как там?
— Разберутся, не маленькие, — прошептал я в ответ.
Наутро я проснулся поздно. Но, судя по тишине, все еще спали. Я оделся и спустился вниз. К своему удивлению, в гостиной я обнаружил слегка помятого Льориса с бокалом вина в руке. Он мечтательно смотрел в стену и улыбался. Или я ничего не понимаю в жизни, или он явно ночевал не в своей постели.
Заметив меня, товарищ оживился и приглашающе махнул свободной рукой. Я не стал кочевряжиться и сел в соседнее кресло.
— Вино будешь?
— Я сам налью, — опередил его я, беря со столика кувшин и чистый стакан.
— Этьен, я…
— Умолкни, — слегка прикрикнул на друга я, — я вас только подтолкнул.
— Но…
— Никаких «но», успокойся. Ты сам нам недавно точно также помог.
Льорис наконец утих. Мы молча пили вино и думали каждый о своем. Разговаривать не хотелось.
— Этьен, — услышал я голос Ис’лаа, — можно с тобой поговорить?
Я обернулся в ее сторону. Кар’вааз стояла наверху в халатике, который почти не скрывал ее тело. Я смущенно отвернулся.
Льорис бросил на меня насмешливый взгляд и произнес:
— Иди-иди, она без дела звать не будет.
Решившись, я отставил полупустой стакан в сторону и поднялся по лестнице. Ис’лаа ждала возле первой слева двери. Увидев меня, она вошла внутрь, я за ней. И тут понял, что меня смутило кроме почти прозрачного халата. Куда-то делась полнота зрелой женщины, да и сама Ис’лаа, казалось, помолодела на полтора десятка лет. Сейчас она выглядела не старше Лауры или Адель.
Заметив мое недоумение, она пояснила:
— Для кар’вааз обличие не имеет значение. Почему бы не сделать мальчику приятное? Если уж я понравилась ему в зрелом возрасте, то теперь пусть будет так.
— А остальные хранители?
— А что хранители? У них свои обязанности, — улыбнулась она.
У Ис’лаа была отличная фигура. Хотя, если она принимает обличие по своему желанию, ничего удивительного в этом нет.
— Я тебя не смущаю? — кокетливо поинтересовалась кар’вааз.
— Уже нет, — улыбнулся я. — Так о чем ты хотела поговорить?
— О Найрите. Я полагаю, что вам стоит отправиться дальше того острова, где был жезл. Перетряхивать весь континент не имеет смысла.
— Разумно, — согласился я.
— Если ничего не найдете, боюсь, вам придется попытаться договориться со старейшинами хранителей. Их академия может скрывать много тайн.
— Пожалуй, ты права.
— Собственно, это все.
Хитрость Ис’лаа была мне понятна. Она проверяла меня на верность Лауре. Показаться мне в полуобнаженном виде, заманить в свою комнату и посмотреть на реакцию. Льорис то ли знал, то ли тоже догадался. Возвращаясь к себе в комнату, я слегка посмеивался про себя.
На Найрит мы отправились только на следующий день. Провожали нас все.
— Куда думаешь перенестись? — спросила Ис’лаа. После устроенной мне проверки она снова превратилась в строгую госпожу и наставницу. Разве только облик менять не стала. Я же старательно делал вид, что ничего не понял.
— На одну из пиратских баз. Надо найти Андрэ и «Морскую лань», — ответил я ей. — А заодно узнать новости.
— На пиратской базе? — недоуменно переспросила Адель.
— Именно, — развеселился я. — Пиратам по роду их занятий необходимо знать все последние новости. Ладно, пожелайте нам удачи!
И мы перешли на Найрит.
Это поселение было не очень большим. Я решил, что искать Андрэ или своих матросов на большой базе будет проблематично, и выбрал эту. Мы дважды пополняли здесь припасы, поэтому я хорошо знал это место.
Первым делом мы отправились в гавань. Среди мелких суденышек и одного небольшого шлюпа «Морской лани» не было. Да я и не надеялся.
Но неподалеку от продуктового склада нам повезло.
— Андрэ, — окликнул я своего бывшего помощника. Он резко обернулся и обомлел. Но быстро справился с собой и поспешил навстречу.
— Капитан, вы вернулись! — воскликнул он, пожимая мне руку. Вопросительно взглянул на Лауру.
— Моя жена Лаура. Лаура, это Андрэ — мой бывший старший помощник, а затем капитан «Морской лани», — представил я их друг другу. При упоминании «Лани» Андрэ помрачнел.
— Капитан, должен вам сказать… — Он замялся, явно не зная, как продолжить. Неужели с моим судном что-то случилось?
— Вы его продали?
Андрэ отрицательно помотал головой.
— Тогда что же?
— Большая часть команды разбежалась сразу после продажи груза. Тех, что остались, едва хватило, чтобы добраться сюда. Никто не хочет идти под мое начало. Мы уже несколько недель на берегу. Но если вы вернулись, то все получится. — Он умоляюще взглянул на меня.
Не станем разочаровывать неплохого человека.
— Я вернулся, Андрэ. Только я не вижу «Лани» на рейде.
— Она не здесь. Тут неподалеку есть неплохой заливчик. Вокруг скалы, то есть с берега не подберешься — только со стороны моря. Но мы готовы к любым атакам!
— Были попытки? — поинтересовался я.
Андрэ кивнул.
— Робер. Вы должны его помнить. 
Я кивнул, что помню. Этот щенок строил из себя крутого пирата, а на деле оказался трусом и подлецом. Надо было его тогда убить…
— Тогда я и решил спрятать корабль. Но Робер не успокоился. Нашел где-то похожий корвет, перекрасил в наши цвета и стал грабить купцов под вашим именем.
Вот скотина! Поймаю — прибью к демонам!
Но тут Андрэ рассмеялся:
— Помните, капитан, что на нас объявили охоту? Робер попался. Пытался доказать, что он не вы, но его все равно повесили на рее собственного корабля. Затем корвет сожгли. Так что, капитан, мы все мертвы.
Мы с Лаурой тоже рассмеялись. Задача немного упрощалась. Оставалось собрать приличную команду и захватить несколько судов, чтобы потом матросы не роптали, отправляясь в полосу штормов.
Следующие несколько дней прошли в хлопотах по закупке необходимых материалов, провианта и всяких мелочей, жизненно важных для дальнего плавания. С вербовкой матросов мы решили пока повременить. Кроме того, о моем возвращении сообщать было рано. Полный экипаж для корвета составлял около ста пятидесяти матросов и младших офицеров. В нашем распоряжении было сорок два человека и боцман, который не смог бросить любимый корабль. Однако их хватило на то, чтобы перегнать «Морскую лань» в гавань поселения. Все заботы по закупке я поручил Андрэ и боцману Рэнду, поскольку сам в этом почти не разбирался. Мы же с Лаурой занялись обустройством каюты капитана, где должны были жить вдвоем.
Обойдя вместе с Андрэ судно, я убедился, что оно действительно в порядке и что ему требуется лишь мелкий ремонт. Медная обшивка днища позволила обойтись без кренгования. В общем, мы вполне управились своими силами, не привлекая наемных работников.
Лауру команда приняла вполне благосклонно, особенно после того, как она легко расправилась с напавшими на нее на берегу двумя пиратами. Я в тот день был занят на корабле, по мере сил помогая своим людям, и она отправилась на берег в одиночку. Два отморозка, посчитав мою невесту легкой добычей, несмотря на шпагу на поясе, попытались затащить ее в пустой склад, но просчитались и поплатились за это своими жизнями. Так что авторитет Лауры среди команды был на высоте, тем более, что со всеми она вела себя приветливо и даже вызвалась заменять кока, пока мы не найдем подходящего.
Через десять дней мы были готовы отчалить, но тут возникла проблема нехватки экипажа. Для плавания на короткие расстояния матросов было достаточно. Но вот на то, чтобы довести «Лань» до Лонтира — самого крупного пиратского порта — сорока с небольшим человек было маловато. Поэтому мне все же пришлось объявить о своем возвращении. Благо, что историю с Робером знали все и практически сразу поверили, что я и есть тот самый удачливый капитан Этьен. Из почти восьмидесяти человек, пришедших наниматься на корабль, я отобрал тридцать четыре. Остальные доверия у меня не вызывали, хотя и отобранные тоже были не подарок. На двенадцатый день с утренним приливом мы отплыли в Лонтир.
До места мы добрались без происшествий. Ни штормов, ни военных кораблей, ни других пиратов. В Лонтире я намеревался набрать полноценную и умелую команду. Затем я хотел захватить несколько торговых судов, чтобы матросы не взбунтовались, когда мы пойдем в полосу штормов. Андрэ и Рэнд были в курсе моих планов. Конечно, им это пришлось не слишком по душе, но протестовать они не стали. Теперь все зависело от того, сможем ли мы взять хорошую добычу или нет.
В Лонтире мы пробыли пять дней. От желающих присоединиться к команде под моим началом отбоя не было, поэтому у меня была возможность придирчиво отобрать наиболее подходящих для моей задумки людей. На шестой день, пополнив запасы провианта и пресной воды, мы вышли в море.
— Капитан, вы уверены в этом курсе? — спросил молоденький штурман.
— Да, — коротко ответил я.
С момента нашего отплытия из Лонтира прошло три недели. Мы захватили восемь торговцев различных размеров, но повезло нам только с тремя. На них мы взяли дорогие ткани и меха, вино и даже дюжину ящиков с серебром. На остальных была мелочь. Посчитав, что добычи более чем достаточно, чтобы успокоить команду, я отдал приказ повернуть на северо-восток. Это и удивило штурмана.
— Но там нет торговых маршрутов, капитан…
— Я знаю, — раздраженно ответил я. — Они мне не нужны. Мы идем в шторм.
— Зачем? — удивленно воскликнул штурман.
— Не забывайся, Ганс, — прикрикнул на него подошедший Андрэ. — Планы капитана — не твоего ума дело. Просто выполняй приказ! Курс норд-норд-ост.
— Слушаюсь, — И штурман исчез.
— Спасибо, Андрэ, — поблагодарил я старшего помощника. — Я был готов сорваться и врезать этому наглецу.
— Я так и понял, — усмехнулся тот в бороду.
По моим расчетам, исходя из силы ветра, к полосе штормов мы должны были подойти ближе к ночи. Однако к вечеру ветер стал понемногу стихать, и мне пришлось умерить свое нетерпение. Я спустился в каюту.
— Что такое? — поинтересовалась Лаура, увидев мое недовольное лицо.
— Ветер стихает. Как бы в штиль не попасть, — ответил я хмуро, — а то застрянем здесь, тьма знает, насколько…
— Будем надеяться, этого не произойдет.
Мы говорили на языке темных. Лишних ушей на судне быть не должно, так как я тщательно отбирал людей в команду, но лучше было не рисковать.
Мои опасения все-таки не подтвердились, и, несмотря на существенное падение скорости, к полудню следующего дня мы подошли к своей цели.
— Закрепить и проверить каждую мелочь на борту! Всем быть готовыми! — ревел Рэнд.
— Парни, не стоит беспокоиться! Мы уже бывали в этих водах и, как видите, живы и здоровы! — вторил ему Андрэ.
Я не вмешивался. Мы с Лаурой стояли на мостике и пристально вглядывались в приближающуюся темную полосу на горизонте, обозначающую границу шторма.
— Не боишься? — спросил я любимую, зная, что ей никогда не приходилось попадать в ураганы на деревянных парусниках.
— Немного страшновато, но я справлюсь, — ответила она нервно.
— «Морская лань» — крепкий и надежный корабль, — успокаивающе произнес я вполголоса.
— Я же сказала, что все в порядке! — немного резковато бросила Лаура.
— Хорошо, — не стал дальше навязываться я и вместо этого крикнул вниз: — Все готово?
— В трюме заканчиваем, капитан, — отозвался кто-то из матросов.
— Пушки надежно закрепили?
— Двойными талями, — подошел Рэнд. — Не беспокойтесь, капитан, парни свое дело знают.
— Хорошо, — улыбнулся я. — Тогда давайте сбросим немного скорость и спокойно пообедаем. И выдайте матросам вина — вечером на выпивку не будет времени.
— Да, капитан, — козырнул боцман и спустился с мостика.
— Знаешь, — уже в каюте сказала Лаура, отрезая себе кусок тушеного мяса, — я удивлена дисциплиной на корабле. Вроде бы вы пираты, а порядки, как в военном флоте.
— На военных кораблях дисциплина гораздо жестче, — усмехнулся я. — А почему у нас все так серьезно, элементарно. Если команда доверяет капитану, а он оправдывает их доверие, то матросы слушаются беспрекословно. Ну, почти беспрекословно. Мы взяли неплохую добычу в предыдущие недели, поэтому на судне порядок. Если бы я сразу повел корабль сюда, меня бы попытались сместить. То есть был бы бунт. А теперь они верят: капитан знает, что делает.
— Понятно, — протянула моя невеста. — Психология.
— Вроде того, — согласился я.
В дверь постучали.
— Войдите, — откликнулся я.
Вошел вахтенный офицер. Его я взял в команду сразу, как увидел. Ланс был под моим началом в прошлый раз, и я запомнил его как дотошного и исполнительного человека.
— Капитан, до шторма три мили.
— Огонь на камбузе потушили?
— Да, капитан. Угли выбросили за борт.
— Хорошо, я сейчас поднимусь.
Вахтенный вышел. Я ободряюще подмигнул любимой:
— Ну, сейчас начнется. Поднимешься на палубу или здесь останешься?
— Не знаю пока. — Она явно волновалась. — А где страшнее?
— На палубе. Но там хотя бы видно, что происходит.
Она кивнула, подтверждая, что приняла мои слова к сведению.
— Побуду пока в каюте.
Накинув непромокаемый плащ, я поднялся на мостик. Ветер крепчал, и матросы на реях уменьшали площадь парусов. «Разумно, — подумал я. — Наверное, Андрэ приказал». Так оно и было. Помощник, увидев меня на шканцах, тут же подошел и отчитался. Я в ответ похвалил его за расторопность.
«Лань» медленно двигалась вперед. Напряжение потихоньку нарастало, но это было напряжение ожидания, а не неодобрения. Хвала тьме, мне доверяли, иначе мне пришлось бы прекратить свои поиски. Нанимать другое судно мне не хотелось. Наемные матросы есть наемные матросы. А у меня — преданный мне экипаж, хорошие офицеры и отличный корабль.
Пока я об этом размышлял, мы подошли вплотную к границе, за которой нас ждала неизвестность.
— Чуть правее на два румба, — распорядился я. Идти в лоб на шторм было слишком опасно. Рулевой послушно повернул штурвал. И почти сразу первая серьезная волна ударила в левый борт «Лани». Наша битва со штормами началась…
Лаура выбралась на палубу через пару часов. Выглядела она хоть и бледной, но вполне спокойной. По крайней мере, внешне. Что творилось у нее на душе, непонятно.
— Я там заскучала, — перекрикивая свист ветра, сообщила она мне.
Я кивнул, затем крикнул в ответ:
— Привяжись к поручням на всякий случай! 
Она, увидев, что мой пояс обмотан тонким тросом, который привязан к ограждению мостика, последовала моему примеру.
Мы шли сквозь шторм весь день и всю ночь. Дважды пришлось брать рифы, уменьшая площадь парусов. Ближе к полуночи я отправил Лауру вниз. Поспать при такой качке ей, конечно, вряд ли удастся, но хотя бы переодеться в сухую одежду и немного отдохнуть не помешает. Наверное, я обошелся с ней немного резко, но она не обиделась, понимая, что мне сейчас нелегко, и без возражений отправилась в каюту. Я же до самого утра был на палубе, пока шторм немного не утих. Можно было слегка расслабиться. Я отправил Андрэ отдыхать и сам ушел в каюту, приказав вахтенному посылать за мной при любых изменениях погоды.
Лауре все-таки удалось задремать. Я не стал ее тревожить. Стараясь не шуметь, переоделся в сухую одежду и прилег на соседнюю койку, почти сразу провалившись в сон.
Спал я часа три. За это время ничего кардинально не изменилось. Когда я, наскоро перекусив, снова поднялся на палубу, все так же дул сильный ветер, но серьезного шторма не предвиделось. Вахта шла в обычном режиме. Я приказал немного изменить курс, поскольку помнил, что нужный нам остров находился восточнее.
Так прошло еще три дня. Сильных штормов не было, но болтанка надоела всем. Все это время нам приходилось довольствоваться только холодной пищей, поскольку никто не хотел рисковать — ураган в этих водах мог налететь внезапно, а пожар на корабле чреват катастрофой.
Наконец мы прошли границу. Я внимательно изучал карты, которые прихватил еще с «Ласточки». Координаты были указаны довольно приблизительно, но вместе со штурманом, который проникся ко мне уважением после перехода через полосу штормов, мы все-таки определились с курсом.
Мы завтракали, когда раздался крик впередсмотрящего: «Земля!» Лаура вскочила было, но, заметив, что я спокойно продолжаю трапезу, села на место.
— Не суетись, — посоветовал я ей. — Во-первых, до острова нам еще плыть и плыть, а во-вторых, не надо терять достоинство. Вот сейчас закончим завтрак и поднимемся.
Она негромко рассмеялась:
— То есть это должно выглядеть так, что ты ни капли не сомневался в правильности курса и знаешь, что за земля впереди?
— Именно, — очень серьезно подтвердил я, но потом не выдержал и тоже рассмеялся.
— Как будем действовать? — спросила любимая, отсмеявшись.
— Думаю, надо обследовать остров, — рассудил я. — Просто на всякий случай. Не уверен, что здесь что-нибудь есть, но проверить стоит. Заодно пресной воды наберем.
Мы поднялись на палубу. Судя по моим воспоминаниям, это был тот самый остров, где я нашел жезл и потерял четверых товарищей. Подзорную трубу я уступил Лауре.
— Ничего угрожающего я не вижу, — сообщила она, тщательно осмотрев берег.
— Андрэ, подготовь большую шлюпку, бочки для воды и отбери людей понадежнее, — попросил я старшего помощника. — С оружием.
— Хорошо, капитан, — ответил он и спустился на палубу, раздавая на ходу приказы.
Через час с четвертью мы бросили якорь в полумиле от берега. Ближе подходить я не рискнул, чтобы ненароком не сесть на мель.
— Мы на берег, ты за старшего, — отдал я распоряжение Андрэ. — Спускайте шлюпку.
С собой я взял Ланса. Высадившись на берег, я приказал ему поискать пресную воду, а сам в компании Лауры и двух матросов отправился к развалинам, предварительно предупредив их о возможных ловушках. Дорогу я помнил хорошо, поэтому шли мы довольно быстро и вскоре добрались до границы комплекса.
Оставив матросов на страже, мы направились к храму, где находился жезл, решив, что логично начать именно оттуда. Но за почти четыре часа поисков, обшарив более полутора десятков зданий, мы ничего не обнаружили. За исключением непонятной схемы в развалинах рядом с храмом. Тщательно ее перерисовав, мы, посовещавшись, решили возвращаться. Скоро должно было начать темнеть, а тащиться по небезопасным зарослям в темноте мне совершенно не улыбалось.
Но, когда мы вернулись к шлюпке, выяснилось, что нам неожиданно повезло. Ланс, разыскивая воду, наткнулся на еще одну группу развалин. Ручей с чистой водой они, впрочем, тоже нашли. Подумав, я решил переночевать на судне и уже с утра заняться исследованием найденных руин. Лаура была со мной полностью согласна — ночевать на незнакомом острове ей, как и всем, не хотелось.
Утром мы снова отправились на берег. В этот раз я не стал брать с собой много людей, обойдясь Лансом и матросами на веслах. Офицер объяснил нам дорогу, и мы с Лаурой вдвоем двинулись в путь.
Развалины отыскали быстро. С первого взгляда было понятно, что здесь когда-то находилось поселение, причем довольно развитое. Стены домов когда-то были из обработанного камня, но сейчас, спустя тьма знает сколько времени, все заросло буйной растительностью. Контраст с развалинами храма был огромным.
— Не думаю, что мы здесь что-нибудь найдем, — скептически заявила моя невеста.
— Но посмотреть все-таки стоит, — слегка отстраненно отозвался я, вглядываясь в центр поселения. — Нам туда.
И я указал на руины довольно большого здания в центре того, что раньше, скорее всего, было главной площадью. Лаура согласно кивнула. Добравшись до этих руин, мы обнаружили, что, в отличие от остальных домов, это здание не было опутано растениями и вообще неплохо сохранилось. Не успел я опомниться, как Лаура уже была внутри.
— Этьен, сюда, — послышался ее напряженный голос.
Недоумевая, что же она там увидела, я пробрался внутрь. Моя возлюбленная стояла рядом с камнем, похожим на алтарь. Там что-то было. Я подошел и присвистнул. По алтарю были рассыпаны каменные таблички с письменами. 
— Ничего себе находка!
Я взял одну из табличек. Лаура придвинулась ближе, чтобы тоже получше рассмотреть надпись.
— Знаешь этот язык? — спросила любимая.
— Кажется, да, — пробормотал я. — Только надо вспомнить, а на это мне понадобится какое-то время.
— Хорошо. — Она решительно, но аккуратно сгребла все таблички в сумку.
— Пойдем. Вернемся на корабль и там спокойно разберемся. Мне кажется, я тоже знаю этот язык.
Вернувшись на корабль, я распорядился без нужды нас не беспокоить и разрешил Андрэ отправлять на берег матросов небольшими партиями. Столько недель в море — пусть немного отдохнут. При этом предупредил, чтобы на всякий случай не теряли бдительности.
Распределив таблички примерно поровну, мы с Лаурой взялись за расшифровку. Странно, но на борту этот язык вспомнился довольно легко. Все-таки какая-то защита на острове была.
— Ничего не понимаю. — Лаура отложила очередную табличку в сторону. — Какая-то чушь!
— Мм? — Я как раз записывал перевод с одной из своих табличек.
— Ну вот, смотри. — Лаура подхватила свои листы с переводом.
Я поднял голову, оторвавшись от своих записей. Жестом показал, что готов слушать.
— «И пришел сверкающий бог, и приказал он возвести храм во славу древнего народа. И вознесся храм, и возрадовались существа земные и небесные. И только один был недоволен, но сверкающий бог низверг его в глубины подземные, где быть ему отныне до скончания времен». Ну вот что это? — обиженно сказала любимая. — Никакой конкретики. Хоть бы имена указали, что ли…
— У меня не лучше пока, — ответил я. — Слушай: «И стекался народ со всех земель, дабы узреть величие храма. И кланялись они могуществу древнего народа, и трепетали пред алтарем сверкающего бога. Но шло время, и боги перестали приходить в храм, а затем и люди забыли дорогу сюда. Остались только мы. Те, кто еще помнит. Те, кто еще хранит. Те, кто еще несет в сердце пламя сверкающего бога». Действительно, ерунда какая-то…
— Ладно, давай все переведем, а потом сложим все вместе. Может, что и выяснится.
И мы продолжили работу. Стемнело. Вестовой принес подсвечник и зажег свечи. Мы могли обойтись и без них, создав пару световых шаров, но демонстрировать магию перед непривыкшей к таким фокусам командой было неразумно.
Постепенно на судне наступила тишина, прерываемая лишь негромкими переговорами вахтенных. Уже далеко за полночь я наконец закончил и устало откинулся на спинку стула. От постоянного напряжения слегка слезились глаза. Я провел ладонью по лицу, снимая усталость.
— Я все, — было заметно, что Лаура тоже устала.
— Я тоже. Будем сразу разбираться или отдохнем сначала?
— Столько веков эти записи ждали тех, кто сможет их прочесть… Подождут еще немного.
— Согласен.
Лаура забралась на свою койку и принялась неспешно раздеваться. Я прикрыл глаза, отдыхая.
— Иди ко мне, — прозвучал голос любимой.
Я открыл глаза. Она уже лежала под одеялом и призывно смотрела на меня. Я встал, запер дверь на ключ и погасил свечи.
Утром мы проснулись довольно поздно. Нас не тревожили. Позавтракав, я поднялся наверх. Андрэ как раз отправлял на берег очередную партию матросов. Узнав, что все в порядке, я сообщил, что мы задержимся здесь еще как минимум на несколько дней, и снова спустился в каюту.
Лаура уже ковырялась в записях, пытаясь разложить их по порядку. Мешать я не стал, просто сел рядом, наблюдая.
— Все, — наконец сообщила она.
— И что у нас получилось? — заинтересованно подался я к столу.
— Тут вначале рассказ о строительстве храма — для нас ничего интересного. Но вот дальше! Сам посмотри, — она протянула мне несколько листов. Я быстро пробежал их глазами.
— Хм… Значит, артефакт был не один. Так. Жезл был в храме, а вот где второй, пока неясно. Есть мысли на этот счет? — Я взглянул на Лауру.
— Пока нет. Посмотри внимательнее, может, ты найдешь какие-нибудь указания?
Я всмотрелся в записи. Она права — что-то определенно меня смущало. Я задумчиво потер лоб, и вдруг меня осенило. Таблички! Аккуратная Лаура разложила их по порядку, так что довольно быстро я обнаружил то, что искал.
— Вот оно, — удовлетворенно произнес я после пристального изучения.
— Что? — полюбопытствовала любимая.
— Тут кроме текста еще рисунки есть. И от таблички к табличке они продолжаются, словно дополняя друг друга. Смотри. — Я присел и стал выкладывать таблички на пол по порядку.
Лаура с интересом наблюдала за моими действиями. Постепенно в ее глазах стало проступать понимание.
— Молодец! — Она чмокнула меня в щеку. Затем наклонилась над получившейся картиной. — Итак, что мы имеем? — задумчиво пробормотала моя невеста. — Вот этот рисунок похож на карту нашего острова. А это что?
Я иронично наблюдал. Все происходящее живо напомнило мне академию, когда Лаура точно так же готовилась к очередному сложному занятию.
— Это еще один остров. — Я решил все-таки подсказать.
— Точно! — воскликнула она. — То есть храм, о котором мы читали, не здесь, а там?
— Получается, что так, — согласился я.
— Когда отплываем? — в глазах Лауры уже горело нетерпение.
— Не торопись. Мы еще даже не знаем, в какую сторону нам плыть. Теперь определение координат — наша с Гансом работа. А ты пока попробуй связаться с Ис’лаа. Вина принести? Не хочу наше портить.
Она согласно кивнула. Я кликнул вестового, распорядился насчет вина, а сам отправился к штурману.
Мы с Гансом работали почти до вечера. Ничего не получалось, пока я не вспомнил про еще один рисунок, который мы скопировали со стены. Быстренько сбегав в свою каюту, я принес лист, и мы попытались сложить рисунки вместе. На этот раз вышло. И, хотя указания так и остались довольно расплывчатыми, но направление мы все-таки определили.
Выяснив у Андрэ, что все матросы уже побывали на берегу, припасы пополнены, пресной воды хватит еще на месяц, я отдал распоряжение отплывать с утренним приливом. Этим известием я тут же обрадовал поднявшуюся на мостик Лауру. Ей новость понравилась. Меня же наоборот снедало беспокойство.
Я поделился своей тревогой с любимой. Она отреагировала довольно спокойно.
— Ис’лаа тоже советовала быть осторожными. Сказала, что засекла какое-то возмущение энергии возле Найрита, но что это может быть, она не знает.
Что ж, по крайней мере, я был не одинок в своих опасениях.
Рано утром мы подняли якорь. Наш путь лежал дальше на север, ветер был почти попутным. Так далеко еще никто не забирался, если верить словам Андрэ. Но я почему-то сомневался в том, что мы в этих водах одни. Тревога не проходила. Она грызла изнутри, заставляя меня нервно ходить туда-сюда по шканцам.
— Этьен, не маячь, пожалуйста, — не выдержала вскоре Лаура. — Раздражает.
— Извини. — Я усилием воли заставил себя успокоиться и встал рядом с ней.
С самого утра Лаура была на мостике с подзорной трубой в руках, беспрестанно взглядом обшаривая горизонт. Несмотря на внешнюю невозмутимость, она тоже заметно волновалась. Но ни в этот день, ни на следующий ничего не изменилось — вокруг было лишь пустынное бескрайнее море.
И только на третий день поисков с мачты наконец раздалось долгожданное: «Земля!» Вскоре темное пятно острова на горизонте стало видно и с палубы. Лаура тут же направила трубу в его сторону, но почти сразу разочарованно ее опустила.
— Слишком далеко, — с горечью произнесла она, — ничего не разберешь.
— Наберись терпения, — посоветовал я ей. — Через несколько часов мы будем уже возле острова.
— Если храм действительно был настолько велик, как указано в записях, он должен возвышаться над островом и быть виден издалека.
— Возможно, — не стал спорить я. Скоро сами все увидим и поймем, правильно ли мы расшифровали таблички.
— Эй, на мачте, смотреть в оба! — крикнул я впередсмотрящим.
— Чего-то опасаетесь, капитан? — спросил Андрэ.
— Не знаю, — пожал я плечами. — Какое-то нехорошее предчувствие. А я привык доверять своим предчувствиям — они редко меня подводят.
— Объявить тревогу?
— Нет пока. Не стоит зря волновать команду.
— Как скажете, капитан.
Через час я приказал убавить парусов. «Морская лань» постепенно замедляла ход, а мы продолжали всматриваться в приближающийся берег. Затем Лаура указала на что-то, возвышавшееся над верхушками деревьев.
— Этьен, кажется, это то, что мы ищем. — Она говорила на языке темных.
Я жестом попросил у Андрэ трубу, присмотрелся. Больше всего эта штука напоминала шатер бродячего цирка, только из камня и металла.
— Неплохо, — оценил я мастерство древних строителей. — Оригинальное сочетание.
— Угу, — отозвалась моя невеста. — Думаю, богам было не зазорно являться в этом храме перед смертными.
Через полтора часа мы уже спускали шлюпку. Я снова взял с собой Ланса, но к храму мы собирались идти одни — Лаура перестала игнорировать мои дурные предчувствия и согласилась с тем, что рисковать людьми мы не вправе. Уже на берегу Ланс попытался было протестовать. Он настаивал на том, чтобы мы взяли пару матросов с мушкетами, но я прикрикнул, и он умолк. Как впоследствии оказалось, я был прав.
До цели нашего похода мы шли молча. Да и о чем было говорить? На душе у меня по-прежнему скребли кошки. Взглянув на любимую, я заметил, что она тоже начинает тревожиться, хотя и старается этого не показывать. Я усмехнулся про себя. Нашла кого пытаться обмануть! Я ее знаю настолько давно, что по малейшим признакам могу определить настроение. Вот сейчас легкая складка на лбу выдавала ее беспокойство. Ничего говорить я не стал — не время и не место.
Показались руины прилегавших к храму строений. Мы пошли медленней, постоянно осматриваясь вокруг. Кто его знает, что могло таиться среди развалин? Пройдя пару сотен метров, мы резко остановились и, не сговариваясь, бухнулись в траву.
Возле храма были люди. Нас все-таки опередили.
Мы пригасили силу и стали наблюдать. Люди в матросских робах суетились вокруг неплохо сохранившегося здания. Когда-то храм действительно был великолепен, но время его не пощадило. Стены обветшали, резные барельефы частично откололись, стрельчатые окна давно лишились не только стекол, но и рам, а фрески, покрывавшие сооружение, настолько потускнели, что было уже не разобрать изображений. Перед входом возвышалась груда камней, осыпавшихся с крыши и стен.
Люди как раз расчищали проход, оттаскивая эти огромные камни в сторону. Работенка была не из легких, но действовали они весьма слаженно, и вскоре проход был очищен. Один из матросов нырнул внутрь. Его не было всего несколько минут. Когда он показался наружу, в руках у него было что-то, напоминающее рог огромного животного, но плоское на конце. Матрос протянул эту вещь человеку, нетерпеливо шагнувшему вперед. И тут я увидел лицо этого человека, точнее, совсем даже не человека.
Это был Эрнанд.
Я прерывисто выдохнул. Затем аккуратно послал вперед импульс, одновременно используя проницающий взор. Когда импульс достиг цели, в голове у меня слегка помутилось — такая в этом предмете была сокрыта мощь.
Я повернул голову и взглянул на Лауру. Она тоже болезненно морщилась. Почувствовав мой взгляд, она посмотрела на меня и произнесла одними губами:
— Чаша.
Дела наши были неважными — лидфнер получил один из артефактов, необходимых для воскрешения Карстанора.

ГЛАВА 9

— Значит, лидфнер заполучил чашу, — задумчиво произнесла Ис’лаа. — Это плохо, но не фатально. Без жезла он все равно ничего не сможет сделать, если верить Девятой.
— Я ей верю, — отозвался я.
С момента нашей неудачи прошло больше месяца. Мы с Лаурой не стали бросать команду и корабль, добравшись вместе с ними до Лонтира. Там мы договорились с Андрэ, что он снова спрячет «Лань». У меня, да и у моей невесты, было чувство, что судно нам еще понадобится. По пути назад мы взяли еще несколько торговцев. Без особого успеха, но матросы все равно были довольны добычей. Кроме того, мы встретили «Морского ворона» капитана Конрада. Я даже не стал с ним сближаться. На невысказанный вопрос команды я пояснил:
— Я знаю этот корабль и его капитана. Отличное вооружение, умелая и сплоченная команда. В общем, драться они будут насмерть. А еще капитан — мой друг.
Намек был понят.
Теперь же мы сидели в комнате кар’вааз. Я только что закончил подробный рассказ о нашем путешествии. Лаура помогала, уточняя некоторые детали.
— Я, в принципе, тоже верю Эрлике, но…
Ис’лаа замолчала, о чем-то задумавшись. Мы не мешали.
— Этьен, — наконец прервала свои размышления Ис’лаа, — полагаю, Эрлике стоит знать о чаше.
— Я думал об этом, — признался я. — Но мы решили сначала рассказать тебе. Завтра утром отправимся к Эрлике.
Я повернулся к Лауре и лукаво поинтересовался:
— Хочешь познакомиться с Девятой?
— Конечно, — улыбнулась моя невеста. — Она же легенда.
— Вот и отлично, — произнесла кар’вааз. — Когда вы вдвоем, мне спокойнее.
Мы спустились вниз, где уже обретались Льорис с Джеральдом. Хранители снова разбрелись по Крелоту по своим делам, и без них в доме было несколько неуютно. Я спросил Льориса, как дела у меня дома.
— Исгал каждую неделю отчитывается. Все в порядке, не переживай. Попыток проникновения не было, дядя твой не объявлялся. Напомни, когда там у вас свадьба?
— А свадьбы не будет, — заявила моя невеста.
Льорис поперхнулся, Джеральд насторожился, и только Ис’лаа понимающе улыбнулась. Я, внутренне потешаясь, пояснил:
— Пышной церемонии не будет — приглашать будем только своих.
— А-а-а, — успокоился мой друг. Затем сообразил: — Вы хотите здесь свадьбу устроить?
— Ну, не в этом доме, конечно, — ответила Лаура. — Купим себе небольшое поместье и уже там проведем церемонию.
— Кого еще пригласите? — поинтересовался Джеральд.
— Твоих родителей хотели пригласить, но не уверен, что получится. Еще думали Горгора позвать, но не знаю, оправился ли он от ран.
— А кто это Горгор?
— Ах да, ты же не в курсе, — спохватился я и коротко пересказал ему события произошедшие на Арлиции.
— Так вот как Карвен погиб, — глухо пробормотал Джеральд.
Я только кивнул. Гибель Карвена до сих пор отзывалась болью в сердце. Судя по лицам Льориса и Лауры, они испытывали схожие чувства.
А на следующее утро мы с Лаурой отправились к Эрлике. Уже на входе в пещеру я почувствовал неладное.
— Что-то не так, — вполголоса сказал я. — Будь готова.
Она кивнула. Ее внешняя расслабленность меня нисколько не обманула — она была готова к бою.
Мы вошли внутрь. Источник энергии полыхал, как факел, хотя я перед тем, как покинуть это место, надежно его прикрыл. Приблизившись к фонтану, мы обнаружили, что вход открыт, а моя защита уничтожена. Переглянувшись, мы спустились по лесенке. Неподалеку от завесы тумана лежал ларн. Он был мертв.
Не сговариваясь, мы ринулись вперед. Ларна мне было искренне жаль. Оставалось надеяться, что он сумел прихватить с собой кого-нибудь из нападавших.
Выскочив наружу в мире Эрлики, я оторопел.
Долины больше не было.
Осторожно мы спустились вниз. Вокруг тянулась выжженная земля, торчали обугленные стволы деревьев, ручей просто перестал существовать. Стало понятно, что мы опоздали.
Дом Девятой был цел. Я вошел внутрь, пока Лаура осматривала территорию вокруг в поисках подсказок о том, что же здесь случилось. В доме все осталось так же, как при моем прошлом визите. Я понял, что Эрлика, почувствовав приближение врагов, вышла им навстречу.
Я быстро осмотрел дом и обнаружил короткую записку без подписи, адресованную мне.
— Что в ней? — спросила Лаура, входя в дом. — Снаружи — никаких следов.
Я зачитал:
— «Береги жезл. Лидфнера можно победить, но цена будет слишком высокой. Поверь мне, я иногда могу видеть будущее». И еще здесь координаты какого-то места. Насколько я помню, это неподалеку от Мертвой Пустоши. Возможно, это проход, через который Карстанор выкинул Эрлику.
— То есть теоретически мы можем попасть внутрь? — уточнила моя возлюбленная. Сейчас она была охотником. Наверное, я выглядел так же.
— Надо подумать, как это сделать, — ответил я.
В подавленном состоянии мы вернулись в дом Ис’лаа. Новости никого не обрадовали.
— Если он рискнул захватить Девятую, то значит ли это, что он собрал все нужные предметы, кроме жезла? — поинтересовался Льорис.
Я неопределенно пожал плечами.
— Кое-что проверю, — заявил я и перенесся в свой кабинет в Тернемау. Проверил сейф — жезл был на месте. Я восстановил защиту, добавил еще парочку заклятий и вернулся назад.
— Жезл на месте, — сообщил я остальным.
— Ненавижу, когда ты так делаешь, — пробормотала Лаура.
— Как быть дальше, господа и дамы? — поинтересовался Льорис.
— Думаю, что жизни Эрлики ничего не угрожает, — сказал я. — Однако не стоит обольщаться насчет лидфнера — он способен на все ради достижения своей цели.
— Если Создатель разделил себя на восемь сущностей, не считая Эрлики, — произнесла Лаура, — то для проведения ритуала лидфнеру, возможно, потребуются потомки восьмерых.
— Логично, в принципе. — Я помолчал, вспоминая. — Так. Кроме меня, есть еще Давид Ардорн, Виктор де Истэн и…
Я выругался.
— Клитий, — закончила Лаура. — Кроме тебя, кстати, есть еще твой дядя. Пусть он и не глава рода.
— Да, — согласился я, — и это может стать проблемой.
— Отправляйтесь в Тернемау, — посоветовала Ис’лаа, — и охраняйте жезл.
Что ж, ее совет был совсем неплох. Собрались быстро. Затем, дождавшись Льориса, который прощался с Ис’лаа, перенеслись в Тернемау. Исгал был уже у дверей.
— Милорд, миледи, — поклонился он. Лаура для него уже стала членом семьи. — Лорд Льорис, лорд Джеральд. Добро пожаловать! Обед будет через полчаса в библиотеке.
— Спасибо, Исгал, — в один голос дружно отозвались мы. По-моему, мы слегка оглушили моего дворецкого, поскольку он, едва заметно морщась, поспешил покинуть кабинет.
Мы дружно рассмеялись.
Вечер прошел спокойно. Джеральд с Лаурой затеяли игру в меджент, Льорис закопался в свитках и книгах, я же просто расслабленно развалился в кресле и вполглаза за ними наблюдал. Мне не давала покоя записка Эрлики. Особенно та фраза, где было сказано о высокой цене за победу над лидфнером. Конечно, это могло означать что угодно, но я беспокоился за свою любимую…
Следующие несколько дней прошли вполне спокойно. Хотя я и распорядился поднять вымпел, меня никто не вызывал. Я связался с родителями Джеральда, сообщил им, что он у меня и, не вдаваясь в подробности, попросил, чтобы они никому об этом не говорили. От серьезных расспросов меня спасло только их безоговорочное доверие. Еще я попросил Исгала разузнать о Давиде и Викторе, но через пару дней он сообщил, что с ними все в порядке. Виктор недавно присутствовал на приеме у главы столицы и выглядел вполне довольным жизнью. Давид же был в игре. Я немного успокоился. Единственное, что меня продолжало немного тревожить, — молчание дяди.
— Мне кажется, мы что-то упускаем, — в один из дней заявила Лаура за завтраком.
Мы были втроем. Льорис отправился домой, заявив, что определил круг документов, в которых может быть информация о ритуале возвращения Карстанора.
— Например? — поинтересовался я.
— У Давида и Виктора есть родственники. Не такие близкие, как у тебя, но все же. Что если Эрнанд попробует использовать их?
— Хм… — протянул я. — Об этом я как-то не подумал.
А ведь она права! Мы зациклились на непосредственных потомках четверых прародителей темных, а надо было подумать и о непрямых родственниках.
Я выругался сквозь зубы.
— Исгал!
— Да, милорд? — Дворецкий тут же возник в малой столовой, где мы расположились.
— Разузнай, пожалуйста, все о родственниках Давида Ардорна и Виктора де Истэна.
— Хорошо, лорд Этьен. Вам послание из совета, — добавил он, протягивая мне конверт.
Я тут же его раскрыл. Пробежал глазами и сообщил:
— Заседание завтра. Соберется Малый совет, но я обязан на нем присутствовать. Что бы это значило?
Лаура и Джеральд были озадачены не меньше моего. У меня была версия моего обязательного присутствия, но озвучивать ее я не стал. На самом деле, все было очень просто.
Дядя.
Он что-то задумал в отместку за мою помолвку. И поэтому собирается всего лишь Малый совет, а не Высший. На Малом совете не присутствовали остальные лорды и леди. Решения Малого совета были необязательны к исполнению, пока их не утвердят на Высшем. Но мне от этого знания было не легче.
В зале Малого совета я появился с видом независимым и слегка скучающим. Кивнул нескольким знакомым. Собрались еще не все, но дядя уже сидел на своем месте, демонстративно не обращая на меня внимания.
Я внутренне усмехнулся. Большинство присутствующих не рисковали ко мне подойти, однако нашлись все же те, кому было наплевать. Родители Джеральда, например.
— Лорд Джерард, леди Рианна, — склонил я голову при их приближении.
— Брось, Этьен, — поморщился Джерард, — мы на твоей стороне.
— И не мы одни, — многозначительно добавила Рианна, улыбаясь.
— Хорошо, — улыбнулся я в ответ, — я перестал валять дурака. Что вообще происходит?
— Толком ничего неизвестно. Твой дядя…
— Что-то задумал, — закончил я за него. — Я догадывался, что это его рук дело.
— Мне тревожно за тебя, — волнуясь, произнесла Рианна.
— Я смогу за себя постоять, — уверил ее я. — Не переживайте.
— Если что, помни — мы тебя поддержим.
— Спасибо, — искренне поблагодарил я. На сердце потеплело.
— Как Джеральд? — спросил Джерард.
— Ему недавно досталось, но сейчас все хорошо. Только ему пока рано объявляться в обществе. На то есть причины.
Заметив их очевидное беспокойство, я поспешил добавить:
— В свое время вы все узнаете, обещаю. Да и не только вы.
Слегка успокоившись, они отошли. Вскоре в зале появились главы Совета и заседание началось. Я сидел в своей ложе и спокойно рассматривал потолок. Красивый, между прочим, потолок.
— Итак, мы собрались сегодня по инициативе секретаря совета лорда Арквиста де Брилена. Лорд Арквист, вам слово.
Дядя откашлялся и начал:
— Мне ужасно неловко об этом говорить, но дело касается моего племянника лорда Этьена де Брилена. Ко мне обратился один из уважаемых членов совета и попросил созвать внеочередное заседание Малого совета. Лорд Витольд Престон, прошу вас.
Еще один старый козел, который всю свою жизнь ненавидел моих родителей!
— Да, я… — Он замолчал, собираясь с мыслями. — Я заявляю, что лорд Этьен де Брилен причастен к трагическим событиям на Пяти Кольцах. Всем прекрасно известно, что в момент этого… э-э-э… происшествия лорд Этьен находился в том мире.
Так вот в чем дело! Ну, тут они не угадали! Но я предпочел с легкой улыбкой дальше рассматривать потолок. Молча.
— Лорд Этьен? У вас есть что сказать?
Я медленно перевел взгляд на глав совета, затем на дядю, который светился довольством, потом, наконец, на лорда Витольда. Пожал плечами, усмехнулся и произнес:
— А что можно ответить на подобный бред?
— Есть факты, — повысил голос Витольд.
— Да? — с иронией спросил я. — И какие, если не секрет?
— Согласно расследованию… — начал было Престон, но я его оборвал:
— Согласно нашим законам у Малого совета нет полномочий проводить расследования без одобрения Высшего совета, а его, насколько мне известно, не созывали. Расследование проводит Всеобщий совет. Это, во-первых. Во-вторых, — я помолчал, — как вы все понимаете, мне не под силу в одиночку уничтожить целый город, который, помимо прочего, защищал целый орден Магов.
— Вам могли помогать ваши друзья.
Ах ты ж, сволочь! Ну, держись…
— Лорд Витольд, — вкрадчиво произнес я, — вы отвечаете за то, что сейчас сказали?
Витольд побледнел.
— Заочное обвинение недопустимо, — продолжил я. — Кроме того, один из членов совета не вправе обвинить другого члена совета на Малом совете. Ведь так, лорд Арквист?
Дядя не ответил, уткнувшись в протокол. Его лицо постепенно наливалось красным. Он понял, что на этот раз проиграл. Он ожидал, что я буду оправдываться, а я сам пошел в наступление.
Я перевел взгляд на Витольда, который слепо шарил рукой, пытаясь нащупать спинку кресла.
— Итак, лорд Витольд, вы настаиваете на своих обвинениях?
В зале послышались одобрительные смешки. Демоны подери, меня действительно поддерживали! Пусть не половина совета, но около того.
Лорд Витольд плюхнулся в кресло, но промолчал.
— Лорд Витольд, я жду ответа, — мягко напомнил я.
Он отрицательно покрутил головой и промычал:
— Нет-нет, не настаиваю. Это было лишь предположение.
— Факты, — произнес я. — Факты и доказательства, а также показания свидетелей. Живых свидетелей. Когда они у вас будут, лорд Витольд, тогда выносите этот вопрос на обсуждение в Высший темный или Всеобщий совет. А сейчас я могу в ответ обвинить вас в причастности к событиям на Пяти Кольцах.
В зале уже откровенно веселились. И, что отрадно, доброжелателей стало существенно больше.
— М-м-меня? — проблеял Витольд. Он уже явно жалел, что во все это ввязался.
— Именно, — вежливо пояснил я. — Вы, конечно, будете все отрицать, а это значит…
Я не договорил. Все знали, что это значит. При взаимном обвинении, если нет доказательств, назначается дуэль. Казалось, бледнеть уже было некуда, но Витольду это удалось. Он прекрасно понимал, что против меня шансов у него немного.
— Да, — продолжил я, вбивая последний гвоздь в крышку его гроба, — вы упомянули моих друзей. Не подскажете, кого именно вы обвиняете? Я любезно передам им ваши слова.
Это был конец. Лорд Витольд смог лишь слабо помотать головой, как бы говоря, что отказывается от всех своих обвинений. Иначе дуэль была бы последовательной, с каждым, кого обвинили.
— Хорошо, — сказал я, пружинисто поднимаясь с кресла. — Если других вопросов на повестке дня нет, вынужден откланяться. За время моего отсутствия в Тернемау скопилось много дел, требующих моего непосредственно участия.
— Лорд Арквист? — вопросительно произнес один из глав совета.
— Нет, больше никаких вопросов, — потерянно ответил дядя.
— Тогда, лорды, леди… — Я поклонился и перенесся в свой кабинет в Тернемау.
Лаура и Джеральд были там и напряженно ждали. Появился и Льорис.
— Ну, что там? — тревожно спросила моя невеста.
Я показал жестом, что сейчас все расскажу, и двинулся к шкафчику с вином. Взял бутыль с «Алой куарной», которую прихватил с Найрита, и надолго к ней приложился. Остальные продолжали ждать.
— Меня пытались обвинить в бойне на Пяти Кольцах, — наконец соизволил ответить я.
— Но, — воскликнула Лаура, — этого по закону нельзя делать на Малом совете.
— Я любезно об этом напомнил, — усмехнулся я.
— Кто? — коротко спросил Льорис.
— Витольд. По указке дяди, естественно.
— Опять этот старый козел! — возмутилась моя возлюбленная.
— Старый козел имел бледный вид. — И я пересказал все, что произошло на заседании. 
По мере моего рассказа напряжение постепенно спадало, а к концу все уже откровенно веселились.
— Да, Джеральд, разговаривал с твоими родителями.
Джеральд поскучнел. Что-то явно не так в их отношениях…
— И как они?
— Беспокоятся, конечно, но я их уверил, что с тобой все в порядке.
— Хорошо, — закрыл он тему.
— Какие мысли? — поинтересовался Льорис.
— У меня ощущение, что Эрнанд сделал очередной ход в партии, — ответил ему я.
— Партии? — слегка удивилась Лаура.
— Да, — произнес я. — Подозреваю, что он игрок. Причем, азартный. Он легко мог меня уничтожить в убежище Девятой, но вместо этого навешал лапши и предложил помочь ему в поисках. Хотя существо подобной мощи не могло не ощутить источник энергии в соседнем помещении.
Все согласно закивали. Я прошелся по кабинету.
— И еще, — продолжил я, — подозреваю, он догадался, что жезл у меня.
— Как? — взволнованно спросила моя невеста.
— На первом острове были упоминания о каком-то артефакте. Он так же, как и мы, расшифровал письмена и нашел чашу. При этом сообразил, что ненароком закинул меня на Найрит, а я его опередил с жезлом. Поэтому сегодняшняя атака была направлена именно на меня.
— Логично, — протянул Льорис. — Этьен, в этой связи у меня плохие новости.
Я резко повернулся к нему. Выглядел мой друг действительно очень расстроенным.
— На первом этапе ритуала ему не нужен жезл.
А вот это уже и вправду плохо…
— Кинжал используется для убийства Эрлики и потомков восьмерых. Их кровь смешивается в чаше, затем туда опускается перстень — и все. Должна появиться тень Карстанора. И только потом с помощью жезла девять частей крови соединяются воедино.
Я выругался. Надо было спешить. Решение появилось внезапно и было окончательным.
— Исгал, — позвал я.
Появился мой дворецкий.
— Мы вынуждены покинуть Тернемау. Приказы остаются в силе — никого не впускать.
— Привести Сумеречный легион в боевую готовность, милорд?
Я подумал, потом отрицательно махнул рукой.
— Пока не стоит. Незачем нашим недругам знать, что мы начеку. Вымпел оставить — пусть думают, что я в замке.
— Будет исполнено, милорд, — склонил голову Исгал.
— Если со мной что-нибудь случится, все распоряжения по наследству ты получишь.
— Милорд! — воскликнул дворецкий.
— Исгал, ты всегда знал, что однажды я могу не вернуться, поэтому успокойся.
Он судорожно кивнул.
— Вот и хорошо. Все готовы? Тогда вперед, — и мы перенеслись к дому Ис’лаа.
Быстро рассказав о предшествующих событиях, мы принялись размышлять о дальнейших действиях.
Обсуждение затянулось. Выдвигались идеи, одна другой нереальнее. Я отмалчивался. Наконец Хьюго спросил:
— А у тебя, Этьен, есть мысли? А то ты молчишь и молчишь.
— Есть. — Я невесело улыбнулся краешками губ. — Кто-нибудь умеет управлять космокатером?
Повисла потрясенная тишина. Затем Астанир осторожно поинтересовался:
— Этьен, за какими демонами тебе космокатер?
— У нас есть координаты. Эрлика бы их не оставила просто так. Значит, нам туда. А дышать в открытом космосе я, к сожалению, не могу.
Все прекрасно понимали, что мой вопрос был адресован не хранителям.
— Я не умею, — ответила Лаура. — Как-то не сложилось.
— Я тоже, — произнес я. — Я вырос в феодальном мире и поэтому всегда больше тяготел к подобным же мирам. А во время игры мне это попросту было не нужно.
Льорис лишь отрицательно качнул головой. М-да, похоже, мой план летит к демонам…
— Я умею, — неожиданно для всех заявил Джеральд. — Я, в отличие от вас, помотался по разным мирам и в одном из них научился управлять не только космокатером. Могу хоть звездным крейсером, если нужно.
— Ну, крейсер нам ни к чему, — слабо улыбнулась Лаура. — Ведь так, Этьен?
— Ни к чему, — согласился я. — Только вот, Джеральд, мой ответ — нет.
— Но почему? — запротестовал тот.
— Во-первых, у тебя мало опыта, — жестко ответил я. — Во-вторых, я обещал твоим родителям позаботиться о тебе.
— Родители, — пробормотал Джеральд. — Всегда родители…
— Джеральд, в чем дело? — участливо спросила его Адель.
— Меня опекают с самого рождения. Это не делай, то не делай. Эти друзья не твоего круга, эта девушка тебя не стоит. Надоело! — с жаром проговорил Джеральд.
Теперь мне стало понятно, почему он очертя голову бросился в авантюру с непредсказуемым финалом. Придется поговорить с Джерардом как с более разумным на эту тему.
— Все равно нет, — произнес я.
— Этьен, — сказала мне Ис’лаа, — тебе не кажется, что ты не вправе решать за него, что и как ему делать? Не уподобляйся его родителям.
Я покраснел. Мне стало безумно стыдно. Она права. Джеральд — взрослый лорд и может сам все решать.
— Извини, Джеральд, я был неправ, — покаялся я. 
Он кивнул — принято, мол.
— Но сначала нам нужно еще кое-что сделать, — продолжил я деловым тоном. — Тиберн, ты исполнил мою просьбу?
Все удивленно повернулись к менестрелю. Он улыбнулся и кивнул:
— Да. Небольшое уютное поместье неподалеку отсюда. Держи. — Он бросил мне связку ключей. — Оно ваше. Хозяева недолго упирались.
Он снова улыбнулся.
— Спасибо, — поблагодарил его я. — Сколько я тебе должен?
— Нисколько, — продолжая улыбаться, ответил бард. — Считайте это свадебным подарком.
Я встал и благодарно поклонился. Тиберн лишь махнул рукой, как бы говоря, что это пустяки.
— Когда церемония? — поинтересовался Хьюго.
— Завтра утром.
Церемония вышла короткой и не очень торжественной. В основном благодаря весело шутившему Хьюго. Мы с Лаурой произнесли древние клятвы, обменялись кольцами, и на этом все закончилось.
— Куда отправимся, Джеральд? — спросил Льорис за праздничным ужином.
Что ж, Льорис прав — сейчас главным был самый юный из нас.
— На Арвентию. У них один из самых больших флотов во Вселенной, — ответил тот. — Там я и научился управлять космокатером.
— Завтра же и отправимся, — сказал я. — У меня ощущение, что медлить нельзя.
— У меня — тоже, — произнесла моя новоиспеченная жена.
— Какая-то невеселая у нас свадьба получается, — не подумав, брякнул Астанир. Адель укоризненно ткнула его в бок.
— Так уж сложилось, — это не я, это Лаура. 
Я лишь неопределенно пожал плечами.
Утром мы уже были на Арвентии, появившись неподалеку от космопорта.
— Что будем делать дальше? — вопросительно взглянул я на довольного Джеральда.
— Найдем полностью заправленный катер и полетим, — весело ответил он.
— Так просто? — удивилась Лаура.
— Ага, — кивнул Джеральд, — никто нас не заподозрит. Каждый час в небо поднимаются десятки катеров, частных яхт, гондол и тому подобного. Не все из них сообщают о своем полете диспетчерам, так что…
Все оказалось действительно просто, как и говорил Джеральд. Довольно быстро мы нашли подходящий космокатер с гипердвигателем и взлетели. Орбита Арвентии была забита разнообразными кораблями. Там были и огромные межзвездные лайнеры, и небольшие грузовики, и военные крейсеры. Про всякую мелочь и говорить нечего.
— Ох, ничего себе! — потрясенно прошептала Лаура.
Джеральд отвлекся от приборов и усмехнулся:
— Говорил же, один из самых больших флотов во Вселенной.
Он снова повернулся к приборной панели, маневрируя среди скопления судов. Признаюсь, мне было слегка не по себе. Я совершенно не понимал, как Джеральд умудряется здесь ориентироваться. Наконец мы выбрались на открытое пространство.
— Готовы? — спросил наш пилот, касаясь какого-то рычага. Мы кивнули.
— Тогда поехали. — И он сдвинул рычаг вперед.
Оказалось, что этот рычаг запускал гипердвигатель. Оставалось надеяться, что Джеральд ничего не напутал при вводе координат. Спустя несколько минут мы вышли в обычное пространство.
— Здесь не очень далеко от Арвентии, — сказал Джеральд в ответ на наши вопросительные взгляды. — Отчасти поэтому я ее и выбрал.
Мы стали ощупывать пространство в поисках каких-нибудь аномалий, и вскоре Лаура воскликнула:
— Вот оно. Чуть левее, прямо по курсу.
Я направил импульс в ту сторону.
— Да, — пробормотал я, — что-то похожее на портал.
Джеральд уже корректировал курс, направляя катер прямо к аномалии. Спустя некоторое время стало понятно, что это действительно портал. Несколько необычный, но все же портал.
— Летим туда? — полуутвердительно спросил пилот.
— Летим туда, — согласился я. А что еще нам оставалось?
Вход прошел без происшествий, и спустя мгновение мы уже были внутри Мертвой Пустоши. В отличие от хаоса снаружи, внутри было спокойно. Мне это напомнило «глаз» внутри урагана в океане. Впереди маячил большой астероид, и Джеральд направил катер в его сторону. Проход внутрь астероида нашелся сразу. Мы влетели в пещеру, где я приказал садиться.
Выбравшись наружу, я обнаружил, что дышать здесь можно, хотя воздух и был необычно сухим. Попререкавшись пару минут с Джеральдом, которого хотел оставить на катере для охраны, я плюнул на это дело и спросил:
— Все готовы?
Никто не ответил — и так было понятно, что готовы. В воздухе витало напряжение.
Перед нами был тоннель с редкими узкими ответвлениями. Но я почему-то был уверен, что нам нужно именно вперед. 
Шли быстро, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Наконец перед нами возник вход в обширную пещеру. Я осторожно заглянул внутрь.
Там находился лидфнер и группа лордов и леди, среди которых я заметил Клития, Аскольда и еще несколько знакомых лиц, как среди темных, так и среди светлых. С кем-то из светлых я сражался в игре, кого-то просто видел на Всеобщем совете. Высших было немного.
А вот и мой дядя. Он что-то с жаром объяснял Эрнанду. В конечном итоге тот раздраженно махнул рукой, и мой дядя, кланяясь, попятился к основной группе. Сволочь!
Я усмехнулся. Видимо, дядя пытался объяснить лидфнеру причины провала моего устранения.
— Что там? — шепотом спросила Лаура.
Я повел рукой, призывая к осторожности, и обшарил взглядом остальное пространство. Эрлику я заметил не сразу. Ее приковали магическими цепями к дальней стене, и, казалось, она была без сознания. Неподалеку от Девятой находились еще несколько пленников. Четверо темных и четверо светлых. Их удерживали такие же магические оковы. Я вспомнил, что у Клития был двоюродный брат, который еще учился в академии. Нет, ну что за ублюдок! Собственного брата готов принести в жертву.
И еще дядя. Я все думал — неужели он готов пожертвовать собой? А сейчас вспомнил, что у моего прадеда был младший брат, и от него возникла боковая ветвь нашего рода. Они носили другое родовое имя, которое с ходу мне вспомнить не удалось, и, по сути, тоже являлись хоть и не прямыми, но потомками одного из восьми.
Я показал жестом, что нужно отойти. Затем кратко обрисовал обстановку.
— Эрлика слабее Эрнанда — это очевидно, — заметила Лаура. — Карстанор боялся лидфнера, иначе зачем ему было искать союзников, а затем и вовсе разделить себя на девять частей? А она лишь часть от силы Карстанора.
— Согласен, — задумчиво произнес я. — Но нам-то что делать? Их слишком много, даже без Эрнанда.
— Не знаю, — ответил Льорис, — но я думаю над этим.
— В первую очередь необходимо как-то вытащить Эрлику, — заявил самый юный лорд.
— Разумно, — язвительно оценил я его слова. — Вот только как?
Джеральд слегка стушевался.
Мы снова приблизились к входу в пещеру и заглянули уже все вместе. Лидфнера не было, но остальные находились там же. Навскидку их было более трех десятков, среди них — около десяти высших. Невеселые перспективы…
Мы наблюдали примерно с полчаса, когда в середине пещеры появился Эрнанд.
В руках у него был жезл.
Я выругался сквозь зубы. Судя по шипению рядом, остальные сделали то же самое. Но как, тьма меня подери?! Если он прорвался сквозь нашу защиту, то его мощь не просто огромна — она практически безгранична!
И тут я почувствовал кар’вааз. Она возникла рядом, но не обратила на нас никакого внимания. Ее взгляд был прикован к лидфнеру. Черты лица Ис’лаа исказила безумная ненависть.
Она двинулась вперед.
Эрнанд заметил кар’вааз только тогда, когда она преодолела почти половину расстояния до него.
— Ты? — ошеломленно произнес он.
— Я, — прошипела Ис’лаа. — Рада, что ты меня не забыл.
И она швырнула в него сгусток энергии. Лидфнер с трудом увернулся.
— Ты убил моих родителей, — продолжала кар’вааз, бросая в него заклятия. — Ты убил моего жениха. Ты превратил мою расу в растения. За это я тебя уничтожу!
Эрнанд закрывался, не помышляя о контратаках. Затем Ис’лаа обвела рукой круг, и возник магический барьер.
Льорис рванулся вперед. Пытаясь его удержать, мы влетели внутрь пещеры, к удивлению всех, в ней находившихся.
Но мы их проигнорировали — наши взгляды прикипели к происходящему внутри барьера. Впрочем, атаковать нас не пытались.
Ис’лаа приняла настоящий облик. Я впервые видел настолько прекрасное существо. За спиной у кар’вааз были огромные черные крылья, позади — роскошный хвост — она была похожа на грациозную птицу готовую к полету.
Лидфнер тоже принял привычную форму. Омерзительное зрелище! Ни на что знакомое он похож не был. При взгляде на эту мерзость мне стало не по себе, даже слегка затошнило и заломило в висках.
Ис’лаа подняла руки в древнем ритуальном жесте, означающем, что битва будет насмерть. В ответ Эрнанд нанес магический удар. Кар’вааз легко закрылась. Дуэль началась.
Льорис прерывисто вздохнул. Я успокаивающим жестом положил ладонь ему на плечо. Он, похоже, этого даже не заметил, напряженно наблюдая за поединком.
Внутри барьера воздух кипел от высвобождаемой заклятиями энергии. Противники кружили рядом друг с другом, атаковали, защищались, контратаковали. Раньше я и представить себе не мог, насколько сильна Ис’лаа! Ее мощь не уступала силе лидфнера. Почему же она раньше не использовала ее в борьбе с Эрнандом? Потом я понял. Во-первых, она действительно полюбила Крелот и готовила себе замену, чтобы его защитить. Во-вторых, не были найдены артефакты для ритуала, и лидфнер скрывался. И, в-третьих, ей была необходима помощь, чтобы проникнуть в убежище этой твари. Мы дали такую возможность, и она ею воспользовалась.
Меж тем как-то внезапно все закончилось. Барьер исчез, и мы увидели лежащую навзничь Ис’лаа.
Она была мертва.
— Не-э-эт! — закричал Льорис, бросаясь к ней.
Эрнанд, который тоже лежал на полу пещеры с трудом приподнялся и направил какое-то заклинание в моего друга. Льорис споткнулся и упал. Из горла у него хлынула кровь.
Я рванулся вперед. Подхватил жезл, на бегу поворачиваясь к лидфнеру. Не знаю, что я хотел сделать…
Жезл внезапно ожил в моих руках. Я направил острие прямо на Эрнанда. Его глаза испуганно расширились — он поднял руку в защитном жесте, но энергия жезла смела все его барьеры и обрушилась на лидфнера. Жезл раскалился, но я не чувствовал жара, продолжая поливать тело Эрнанда энергией, пока, наконец, жезл окончательно не расплавился в моих руках, превратившись в бесформенный кусок металла. Кажется, я кричал, точно не помню.
Медленно повернувшись к сторонникам лидфнера, я почувствовал присутствие рядом Лауры и Джеральда. Взглянув в глаза возлюбленной, я прочел в них то же желание, что испытывал сам. Она медленно кивнула. Я кивнул в ответ.
Мы ударили одновременно. Я справа, она слева. Мы столько раз сражались плечом к плечу, что понимали друг друга без слов. Через секунду к нам присоединился и Джеральд. Он целился в Клития, за что я не мог его винить.
Пока сторонники Эрнанда сообразили, что к чему, мы успели уничтожить более десятка из них.
Затем случилось неожиданное.
Вокруг них возник мощный барьер. Причем непроницаемый, с обеих сторон. Несколько лордов и леди, бросив в него изнутри смертельные заклятия, упали замертво — заклинания отзеркалили. В итоге на ногах осталось менее десятка из них.
— Этьен, — хлестанул меня непривычно жесткий голос Эрлики, — их нужно судить.
— Нет, — прохрипел я, — здесь и сейчас!
— Этьен, тьма тебя возьми, ваша раса должна знать правду! Хотя бы для того, чтобы впоследствии избежать повторения, — смягчила тон Девятая.
Я, с трудом успокаиваясь, нашел в себе силы на согласный жест. Рядом медленно приходили в себя Лаура с Джеральдом.
— Этьен, — тихо сказала мне жена, пока Эрлика заковывала оставшихся в живых изменников, — моя сила увеличилась. И намного. Почему?
— Потом объясню, — лукаво ответил я.
Вскоре, погрузив в катер всех изменников, а также освобожденных пленников, мы отправились в обратный путь.
— Нужно сообщить хранителям, — обеспокоенно сказала мне Лаура.
— Думаю, они уже знают. Но рассказать, как именно это произошло, конечно, необходимо.
— Вот, значит, как, — прошептал Хьюго. В глазах у него стояли слезы. Тиберн выглядел совсем потерянным. Адель, не стесняясь, плакала, уткнувшись в грудь Астаниру. Тот даже не пытался как-то ее утешать. Вид у него был не лучше Тиберна и Хьюго.
— Мне жаль Льориса, — сквозь слезы проговорила Адель. — Правда, жаль.
— Нам тоже, — прошептал я. — Нам тоже…

ГЛАВА 10

Внеочедное заседание Всеобщего совета катилось своим чередом. Я находился в своей ложе, старательно игнорируя направленные со всех сторон любопытные взгляды. Выступал Джеральд, поведав совету о событиях на Тратнии. Мы решили, что будет лучше, если он выступит первым.
Обвиняемые находились в центре зала. Большинство были явно напуганы, но Аскольд, Клитий и мой дядя держались довольно уверенно и даже независимо. Казалось, происходящее их нисколько не волнует. Выдавали их только желваки на скулах.
Джеральд закончил и опустился на свое место. Мать попыталась было его обнять, однако он мягко, но непреклонно отстранился. Я мысленно ему поаплодировал.
Теперь наступил наша с Лаурой очередь. Мы рассказывали все без утайки. Я начал с событий на Пяти Кольцах и на Найрите. В частности, поведал и о жезле Девяти Звезд. Лаура рассказала о своих поисках, о помощи Ис’лаа в моем возвращении. Затем я перешел к первой встрече с лидфнером, к своему путешествию на Тратний и к тому, как я все-таки сумел отыскать Эрлику.
Для многих правда о Создателе оказалась настоящим откровением, если не сказать потрясением. Раздался недоверчивый гул, который только усилился после того, как мы закончили.
— Чем вы можете подтвердить ваши обвинения? — раздался вопрос одного из шестерых председателей совета, темной леди Илоны. Я хорошо ее знал. Она была жесткой, порой даже жестокой, но справедливой. Но к моей семье всегда относилась с определенной симпатией.
Я развел руками:
— К сожалению, жезл был уничтожен. Но есть свидетели — пленники, которых держали в пещере.
— Пригласите их, пожалуйста, — обратился другой председатель, светлый лорд Ронан, к секретарю. — По одному.
Пока заслушивали показания свидетелей, я внимательно наблюдал за троицей главных обвиняемых. Они несколько подрастеряли свою самоуверенность, но старались держаться спокойно. В целом, им это удавалось.
— Итак, обвиняемые, что вы можете сказать в ответ? — спросил Ронан после того, как последний свидетель дал показания.
— Отрицаем, — заявил Клитий. Остальные согласно закивали.
Зал загудел. Ронан пристукнул кулаком по кафедре, за которой сидели председательствующие.
— Тишина!
Затем снова обратился к обвиняемым.
— Многочисленные показания вас не смущают?
— Это лишь слова, — уверенно заявил Аскольд. 
Я скрипнул зубами. Наденыш уже откровенно меня достал.
— Лорд Этьен, у вас есть еще доказательства?
— У меня есть, — прозвучал голос Эрлики. Я восхитился, как точно она рассчитала момент для своего эффектного появления.
Девятая была великолепна. Ее фигура была затянута в облегающее элегантное платье цвета морской волны, волосы тщательно уложены в сложную прическу, на руках — роскошные браслеты. От нее исходила скрытая сила. Я в очередной раз подумал, насколько же она выше любого из нас! Если мы высшие, то она великая…
— Меня зовут Эрлика, и я первая из девяти, — заявила она.
Никто не посмел даже усомниться. По крайней мере, вслух. Все были ошеломлены.
Эрлика неторопливо направилась к кафедре. Дойдя до председателей, она повернулась лицом к залу и громко заявила:
— По праву первородства, являясь прямым воплощением Создателя Карстанора, я заявляю, что все сказанное обвинителями истинно, и поддерживаю их обвинения.
Зал тихо зашумел. Послышались перешептывания — местами недоверчивые, но большинство присутствующих поверило Эрлике сразу и безоговорочно.
В руках у Девятой был сверток. Развернувшись к кафедре, она все так же неторопливо развернула сверток, и на свет появились артефакты.
— Это, — положила на кафедру первую вещь Девятая, — чаша, в которую нужно добавить кровь убитого потомка восьмерых. А еще — мою.
Она помолчала. Затем достала следующий артефакт.
— Это — кинжал, которым следует нас убить.
И на стол лег последний предмет.
— А это — перстень, который связывает воедино все девять частей крови.
Она извлекла еще один хорошо знакомый мне предмет. До сих пор меня бросало в пот при воспоминании о мощи, которая была в нем сокрыта.
— Остатки жезла, которым лорд Этьен уничтожил лидфнера по имени Эрнанд. Совет сомневается в моих словах? — обратилась она к председателям.
— Нет-нет, что вы, миледи, — смущенно пробормотал кто-то в ответ.
— Итак, — взяла происходящее в свои руки леди Илона. — Обвинения вынесены и подтверждены. Однако обвиняемые отрицают свою причастность к вышеописанным событиям. Но обвинения поддержаны лишь одним членом совета, высшим лордом Этьеном де Бриленом. Рядовой темный не может быть вторым обвинителем.
— Прошу слова, — поднялся я с места.
Илона жестом показала, что я могу продолжать.
— Согласно древним традициям супруг после свадьбы получает все привилегии другого супруга, если до этого ими не обладал. Таким образом, леди Лаура, будучи моей законной женой, становится высшей и членом совета.
В полной тишине я повернулся к возлюбленной:
— Леди Лаура де Брилен, прошу вас занять подобающее место. — И я указал на кресло по левую руку от себя.
Она поднялась, прошла к моей… нет, к нашей ложе и грациозно опустилась в кресло.
— Протестую, — прохрипел дядя, — и требую доказательств.
— Я свидетель! — вскочил на ноги Джеральд. — Церемония была соблюдена, а клятвы произнесены.
— Второй свидетель, к сожалению, погиб. — Я помолчал, не в силах справиться с горечью утраты. — Однако, — сумел все-таки продолжить я, — есть и другие способы доказать, что церемония состоялась.
Мы с поднявшейся с кресла Лаурой подняли правые руки, и на безымянных пальцах засияли древние кольца верности. Эти кольца испокон веков принадлежали моему роду, о чем мало кто знал. Они не только подтверждали законность брака, но и связывали воедино энергии супругов. Это было чревато тем, что при разводе кто-то из супругов терял часть жизненной энергии. Поэтому ими мало кто пользовался.
Раздались потрясенные вздохи. Дядя заметно поник. Крыть ему было нечем.
Леди Илона обвела тяжелым взглядом весь зал совета и продолжила:
— Трое темных, из которых двое высших членов совета, обвиняют двоих высших темных членов совета и одного высшего светлого члена совета в измене, многочисленных убийствах, покушениях на убийство и похищениях. Свидетели были заслушаны, доказательства представлены. Какое решение примет Всеобщий совет?
— Удивительно, — пробормотала Эрлика. Говорила она негромко, словно бы про себя, но ее слова услышали все находящиеся в зале.
Она приподняла голову и продолжила:
— Темные, коих считают безнравственными жестокими чудовищами, выказали благородство и мужество, чтобы вступить в заведомо неравную схватку с существом, которое могло погубить весь наш народ. Кто из светлых может этим похвастаться? А из других темных?
Стояла мертвая тишина. Многие отворачивались от гневной фигуры Девятой.
— Нет, кое-кто предпочел предательство, не осознавая всех последствий своих действий! Остальные же просто промолчали. Хотя, я уверена, некоторым было известно и раньше об этих преступлениях. Мне стыдно за вас, стыдно за свой народ…
Она замолчала, повернулась в сторону нашей ложи и уважительно склонила голову. Мы с Лаурой вернули ей поклон. Краем глаза я заметил, что Джеральд сделал то же самое.
— Что ж, — смущенно откашлявшись, произнес лорд Ронан, — есть лишь одно решение. Поединок.
Дядя заметно побледнел. Он прекрасно осознавал мои возможности и не обольщался по поводу исхода дуэли между нами. Аскольд заметно нервничал, и лишь Клитий казался непоколебимым.
— Мы согласны, — заявил он. — Трое обвинителей против троих подсудимых. Кто будет выбирать соперников?
— По древней традиции, выбор за обвинителями, — заявила Леди Илона. — Однако они могут предоставить право выбора подсудимым.
Ну уж нет! Время игр в благородство закончилось.
— Выбирать будем мы, — ответил я. 
Леди Илона понимающе улыбнулась. А вот и не угадали!
— Поскольку один из подсудимых — мой кровный родственник, я отказываюсь от поединка с ним.
Тут уже занервничал Клитий. Заметив умоляющий взгляд Джеральда, я усмехнулся про себя. Не переживай, мальчик, я не стану отнимать у тебя добычу!
— Я вызываю его. — И я указал на Аскольда. 
Тот побелел, но справился с собой и поклонился:
— Почту за честь.
— А вот я, дядя Арквист, с удовольствием вызову тебя, — с веселой злостью заявила моя жена, легко поднимаясь с кресла. — Моему мужу претит марать о тебя руки, я же не столь щепетильна. 
На дядю было жалко смотреть. Он съежился, понимая, что это конец. Клитий же уверенно произнес, обращаясь к Джеральду:
— Я тебя размажу, щенок!
— Посмотрим, — спокойно ответил Джеральд, направляясь к нам с Лаурой. — Я вызываю Клития.
Этот мерзавец не знал, что в день нашей схватки в пещере Джеральд стал высшим. Такое иногда случается, когда за проявленное мужество и доблесть тьма сама делает выбор. Мы решили не афишировать это до поры и оказались правы.
— Все готовы? — спросила Илона. Она явно была удивлена, что я не выбрал дядю. Просто она не видела того, что видел я на Пяти Кольцах.
Я снял пояс с церемониальной шпагой, небрежно швырнул его на кресло и кивнул. Лаура и Джеральд тоже подтвердили, что готовы.
— Поединки будут проведены одновременно, чтобы противники не знали исхода других дуэлей. Правил нет. Бой идет либо до сдачи, либо до смерти одного из противников. Всем понятно?
Мы подтвердили, что все поняли. То же сделали и наши противники. Мы спустились вниз. Я встал напротив Аскольда и пристально посмотрел ему в глаза. Он заметно стушевался, но мой взгляд выдержал. Тем лучше. Не придется убивать слизняка, это все же противно.
— Начинайте! — раздался голос Ронана.
— Удачи, Этьен, — прозвучал у меня в голове голос Ис’лаа. Я слегка тряхнул головой, избавляясь от наваждения, глубоко вдохнул и шагнул в круг. Аскольд сделал то же самое. Вокруг нас возник барьер.
— Прежде чем мы начнем, позволь задать один вопрос, — попросил Аскольд.
Я показал, что готов слушать.
— Почему ты вызвал меня?
— Пять Колец, — коротко ответил я, начиная сплетать защиту.
Он понимающе кивнул и внезапно ударил, но я уже был готов. Аскольд выругался, поняв, что ему не удалось застать меня врасплох.
— Ай-ай-ай, — укоризненно помахал я ему пальцем, одновременно посылая левой рукой легонькое заклятие послушания, — негоже светлому лорду так ругаться!
Это заклятие было сущей безделицей — начальный уровень обучения, но он озверел. Заклятия посыпались на меня, как из рога изобилия.
«Похоже, моя насмешка угодила в цель», — подумал я, выставляя дополнительную защиту.
Аскольд бросал и бросал заклинания. Он ударил солнечным молотом, молниями. Применил даже очень сложную стрелу рассвета. Но моя защита держалась надежно.
Наконец, улучив момент, я швырнул ему под ноги свое любимое заклинание мгновенного разложения плоти. Аскольд среагировал и подпрыгнул, пропуская его под собой. Опустившись на пол, он выставил щит. Додумался, наконец!
Теперь уже атаковал я. Защита Аскольда трещала по швам. Слишком много силы он потратил сразу, но понял это уже позно. Кроме того, к светлому постепенно приходило осознание, что я его переиграл. В глазах Аскольда проступила обреченность. Об атаках он уже и не помышлял.
Вскоре сумеречное лезвие пробило последний щит Аскольда, и он остался без защиты. Я влепил в него обычный огненный шар и угодил прямо в лицо. Он рухнул. Я медленно приблизился.
Аскольд лежал, прикрыв ладонями выжженные глаза.
— Заканчивай, темный, — глухо произнес он с ненавистью.
Сам попросил. Я соткал темное копье и с силой вонзил его ему в грудь.
— За Пять Колец и Нейлу, — тихо прошептал я.
Барьер исчез.
Я огляделся. От дяди не осталось почти ничего, но и Лауру, похоже, зацепило. Я ринулся к ней, но меня опередила Эрлика.
— Все в порядке, — ответила Лаура на мой невысказанный вопрос.
— Это так, — подтвердила Девятая, водя руками над телом моей жены. — Пара дней отдыха, и она восстановится.
— Спасибо, Эрлика, — искренне произнес я, вызвав еще одну волну удивления в зале. Усмехнулся, поняв, что для многих наш дружеский разговор — нонсенс. Для них Эрлика была кем-то вроде богини. Девятая, поняв мою иронию, посмотрела на меня и улыбнулась:
— Только нос не задирай.
— Не буду, — покаянно отозвался я. 
Лаура негромко рассмеялась.
Этими незначительными фразами мы скрывали свою тревогу за Джеральда, чей поединок еще не закончился. Я обернулся в сторону барьера, но ничего не было видно. Я обернулся. Родители Джеральда не отводили взглядов от барьера. Рианна нервно комкала в руках платок, Джерард хоть и был внешне спокоен, но застывшее лицо выдавало его волнение. Я вздохнул. Мальчик вырос, а они предпочитали этого не замечать и теперь расплачивались. Жестокие слова, конечно, но они это заслужили.
Наконец барьер исчез.
Клитий лежал лицом вниз и скреб ногтями по полу, умирая от мощного заклятия тления. Одежда и часть плоти на нем расползлись в тошнотворное месиво. Клитий уже был мертв, но все еще не осознавал этого, пытаясь доползти до противника.
Джеральд, покачиваясь, стоял у края круга. Из носа у него текла кровь, губы были разбиты, а правая рука беспомощно повисла. Но во всей его позе сквозила законная гордость, а еще — удовлетворение от хорошо проделанной работы.
Рианна бросилась к нему, ненамного отстал и Джерард. Но Джеральд отстранился от них, подошел к нам и тяжело опустился рядом с Лаурой. Эрлика повернулась к нему для осмотра. Он не возражал.
— Как ты? — спросила Лаура.
— Бывало и лучше, но в целом терпимо, — морщась от прикосновений Девятой, ответил Джеральд. И, в свою очередь, поинтересовался:
— А ты?
— Несколько дней постельного режима — и все будет в порядке.
— Похоже, только Этьен выбрался невредимым, — усмехнулся Джеральд.
Я вопросительно взглянул на Эрлику. Она слегка прикрыла глаза, показывая, что все будет хорошо и Джеральд вскоре поправится.
— Решение вынесено путем проведения поединков, — произнесла леди Илона после короткого совещания с другими председателями. — Лорды Арквист, Клитий и Аскольд признаны виновными и приговорены к смертной казни. Впрочем, — она улыбнулась краешками губ, — наказание уже приведено в исполнение. Ни у кого нет возражений?
Всеобщий совет согласно загудел. А что им оставалось?
— Хорошо. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, — что ж, в иронии леди Илоне не откажешь. — Кроме того, мы рады приветствовать нового высшего и члена совета лорда Джеральда Инфонтена д’Оравье.
Джеральд поднялся на ноги и поклонился. Кое-где раздались аплодисменты. А вот его родители выглядели не слишком довольными.
— Понимаю, что стать высшим так рано — это большое испытание и большая ответственность, — сказал Джеральд, снова опускаясь рядом с нами.
— Ты справишься, — твердо ответил ему я. — Я уверен.
Лаура и Эрлика утвердительно закивали. Джеральд слегка расслабился.
— Ну что? — спросил я. — На Крелот?
— На Крелот, — неожиданно мне ответила Девятая и, поняв наше замешательство, пояснила: — Хочу познакомиться со всеми участниками этой истории.
Мы перенеслись. Боюсь, что этим заслужили легкое неодобрение совета, но мне было все равно.
Дом Ис’лаа казался осиротевшим и каким-то погрустневшим, что ли. Мне подумалось, захотят ли хранители остаться здесь или найдут себе другое жилище? Подойдя к двери, я вежливо постучал. Спустя несколько секунд дверь распахнулась. На пороге стояла Адель.
— Это вы! Наконец-то! Все давно собрались и ждут вестей. — Она посторонилась, пропуская нас в дом. — Обед через несколько минут будет готов. Проходите.
Если она и заметила постороннего, то не подала виду. Раз этот посторонний с нами, значит, все в порядке. Я мысленно поблагодарил ее за доверие.
Тут Адель увидела Лауру и Джеральда.
— Вы опять в какую-то драку ввязались? — всплеснула она руками.
— И да, и нет, — ответила моя жена. — Сейчас все расскажем.
Мы вошли в гостиную. Я опустился в ближайшее кресло. Лаура подошла и села ко мне на колени, удобно устроившись у меня на груди.
— Раньше ты так не делала, — шепотом произнес я.
— Раньше мы не были женаты, — так же шепотом ответила жена.
Эрлика выбрала кресло, в котором и она могла видеть всех, и ее могли все видеть. Адель вышла из кухни спустя минуту.
— Все почти готово, — сказала она, садясь рядом с Астаниром.
Девятая поднялась.
— Сразу представлюсь. Заочно мы с вами уже знакомы. — Она приветливо улыбнулась. — Эрлика, первая из Девяти.
Первым вскочил Астанир, за ним — Адель и Хьюго. Тиберн поднялся последним. Эрлика подняла руку в успокаивающем жесте:
— Предупреждаю сразу — того, кто будет называть меня миледи или госпожой, прибью на месте.
— Мы поняли, миледи, — ну, Хьюго не может без шуточек!
Все рассмеялись.
— Значит, ты Хьюго? — весело спросила Девятая.
— К твоим услугам, — слегка поклонился шут. Указав на влюбленных, представил: — Адель и Астанир. А рядом со мной — Тиберн. Ты на него не слишком обращай внимания — он не от мира сего.
Все снова рассмеялись. Улыбнулся и сам Тиберн, крутя в пальцах костяной плектр для игры на лютне.
— Что ж, вот и познакомились. — Эрлика повернулась ко мне и попросила: — Расскажи ты, Этьен. Я-то позже появилась и начала не видела.
Я начал рассказывать. Пока я говорил, Адель накрыла на стол, и мы переместились поближе к еде. Мне есть не хотелось, поэтому я только изредка прихлебывал вино, чтобы не пересохло в горле. По ходу повествования меня дополняли то Джеральд, то Лаура, уточняя мелкие детали. Закончив свой рассказ смертью Аскольда, я передал слово остальным.
Лаура и Джеральд быстро описали свои поединки. По-настоящему тяжело пришлось лишь нашему юному другу. Лаура угодила под шальной отскок — просто не повезло.
Когда мы закончили, все какое-то время молчали. Затем Лаура вдруг вскочила.
— Ох, мы же все вещи там оставили, включая чашу, кинжал и перстень!
— Спохватилась, — насмешливо произнесла Эрлика. Достала из-под стола сверток и бросила его на стол:
— Разбирайте.
Мы извлекли наши с Джеральдом шпаги, короткий клинок Лауры и те самые артефакты. Хранители с любопытством разглядывали легендарные предметы.
— И что теперь с ними делать? — задал вопрос Астанир.
— Они принадлежат Эрлике. Ей и решать, — ответил я. — Но я бы посоветовал их уничтожить, чтобы избежать повторения произошедшего. Лично я устал от подобных приключений.
— Ты прав, но сможем ли мы уничтожить вещи, созданные еще до древних? — Эрлика с сомнением покачала головой.
— По крайней мере, мы можем попробовать, — сказал Джеральд.
Так мы и поступили на следующий день.
Накануне вечером я вернулся к себе в Тернемау, где узнал, что никто не пострадал. Эрнанд воспользовался небольшой брешью в щите замка, которую я раньше не замечал, а защиту на сейфе сумел взломать. Да и то не до конца, но ему хватило. Исгал заверил меня, что присмотрит и за Тернемау, и за Верданом — домом Лауры. Смерть Льориса, безусловно, огорчила моего дворецкого. Ему всегда нравились мои друзья — открытые, не высокомерные и приветливые даже со слугами. Но узнав, что мы с Лаурой поженились, Исгал безумно обрадовался, хотя к его радости примешивалась легкая обида, что свадьба произошла не в родовом замке. Уверив его, что мы обязательно устроим пир для всех жителей Тернемау, я вернулся назад.
Сломать кинжал нам все-таки удалось, но вот чаша и перстень не поддавались. От чаши вообще смердело чуждой энергией. В конце концов, мы решили снова спрятать ее на Найрите, только уже в другом месте. Лаура вызвалась с моей помощью составить головоломку для ее поисков. Кто знает, может артефакт еще пригодится будущим поколениям. Перстень Эрлика оставила себе на память. На том и закончили. Мы с женой отправились домой, Эрлика решила еще задержаться. Но перед этим за ужином состоялся такой разговор.
— Скажите, если Ис’лаа погибла, то вы свободны и перестали быть хранителями? — обратился Джеральд к Хьюго.
— Нет, — рассмеялся шут, — госпожа была умна. Наша сила теперь тесно сплетена с энергией Крелота, и потеря Ис’лаа не играет большой роли. Мы все равно можем защитить этот мир от почти любой угрозы.
— Да мы бы и не ушли, — воинственно заявила Адель. Остальные хранители согласно закивали.
— Скажите, когда вы двое прекратите валять дурака и поженитесь? — неожиданно поинтересовалась Эрлика.
Астанир слегка покраснел. Адель же пояснила:
— Мы боимся, что это может повлиять на наше отношение к обязанностям хранителей. Кроме того, смерть Ис’лаа…
— Она была бы только рада, — отрезала Эрлика. — Если вы боитесь, что дети вам помешают, — бросьте эти глупости! Кто после вас будет защищать Крелот, не подумали?
— Хм… — замялся Астанир. — Так далеко мы не заглядывали…
— А стоило бы! — Девятая была непреклонна.
— В скором времени ждите приглашения на свадьбу, — безапелляционно заявил Хьюго. — Я за этим прослежу.
— А что там с тем демоном? — меняя тему, спросила Адель.
— Совету о нем известно, так что теперь это их проблема, — пожала плечами Лаура.
Дальше разговор пошел о пустяках. Под конец Тиберн спел несколько песен, аккомпанируя себе на лютне. Гитару в тот вечер мы так и не услышали.
Ночь мы с женой провели в ее поместье, а утром уже были в Тернемау. Весть о нашей свадьбе уже распространилась по всему замку и его окрестностям, поэтому волей-неволей пришлось устраивать праздник. Ну да не обеднею! Подданных надо уважать, в конце концов.
Так прошло несколько безмятежных недель. Изредка мы связывались с хранителями, а также с Эрликой, которая вернулась в свой мир, чтобы восстановить уничтоженную долину. У всех все было в порядке. Астанир и Адель постепенно готовились к свадьбе.
В один из дней я возвращался в Тернемау. Лаура отправилась к себе в Вердан, чтобы уладить накопившиеся дела, а я решил устроить небольшую конную прогулку. Ехал я неторопливо, погрузившись в безмятежные мысли о нашем с женой будущем. И тут почувствовал страшный удар в правую сторону груди. Теряя сознание, я еще успел удивиться.
Я снова бежал по горящей столице Варста на Пяти Кольцах, снова смотрел в светившиеся надеждой глаза умирающей Нейлы. Снова сносил голову Кинто и держал на коленях голову мертвой Эрлы, крича в безответное небо. Снова видел гибель Ис’лаа и Льориса. Снова убивал Аскольда…
Потом сознание вернулось. Спиной я ощутил твердую почву. Видимо, меня стащили с дороги на заросшую высокой травой поляну подальше от чужих глаз. Болела грудь, а правой руки я почти не чувствовал.
Не открывая глаз, я ощупал пространство вокруг себя и обнаружил троих. По-видимому, обычные разбойники, которые позарились на имущество одинокого дворянина. Тут они ошиблись — денег при себе у меня почти не было, браслетов или перстней я не ношу, за исключением фамильного кольца и кольца верности, которые снять против моей воли невозможно. Один из разбойников копался в седельной сумке, второй рассматривал мое оружие, а третий обыскивал меня самого.
«Сами напросились», — подумал я и, все еще не открывая глаз, ударил кончиками пальцев левой руки в горло тому, что меня обыскивал. С глухим бульканьем он мешком свалился в траву. Я открыл глаза, слегка приподнялся, чуть не задохнувшись от боли.
Оставшиеся разбойники замерли, не сразу поняв, в чем дело. Я не дал им времени прийти в себя и левой же рукой швырнул один за другим два сгустка темной энергии, не став выдумывать ничего более сложного. Два уже мертвых тела отлетели на несколько метров и застыли в неестественных позах.
Я перевернулся на живот, один раз потеряв при этом на мгновение сознание, дополз до своей седельной сумки, но, уже открывая ее, сообразил, что там ничего полезного для данной ситуации нет. Моя прогулка не должна была быть долгой, и драться, как в прошлый раз, я не собирался.
Я привалился спиной к камню, лежавшему рядом, и осмотрелся уже более внимательно.
Мой конь был привязан неподалеку. Интересно, как им удалось его поймать? Затем мои мысли перескочили на более насущную проблему.
Посмотрев на рану, я понял, как меня смогли застать врасплох. Из груди у меня чуть повыше легкого торчал арбалетный болт. Обхохочешься! Темного лорда подстрелили из арбалета! Только вот смешно мне не было. В одиночку мне этот болт не вытащить.
Я остановил заживление, чтобы не пришлось рвать уже зажившую рану. Все, конечно, было не так плохо — такая рана затянулась бы сама дня за три-четыре, но болт представлял собой проблему.
Я вздохнул. Деваться было некуда, и я вызвал Лауру.
— Подожди, любимый, я немного… — тут она увидела меня. Ее лицо вспыхнуло тревогой: — Что стряслось?
— Разбойники, — коротко ответил я. — Они мертвы, не волнуйся. Но вот это… — Я указал на болт. — Сам я его не достану.
— Не умрешь за пару минут? Прихвачу кое-что — и к тебе.
— Не умру, — слабо улыбнулся я.
Через несколько минут она появилось с небольшой сумкой на плече. Присела рядом и осмотрела рану.
— Заживление остановил? Молодец, — пробормотала она.
— Мне как-то стрелой в бедро угодили, и я забыл это сделать. Наконечник потом вырезать пришлось. Не самая приятная процедура, скажу тебе.
Она кивнула, почти не слушая, и сосредоточилась на ране. Затем сдернула с плеча сумку, достала из нее какую-то склянку и поднесла к моим губам.
— Выпей. Это немного притупит боль.
Я глотнул. Вкус был не самый приятный, но я стерпел, лишь слегка поморщившись.
— А почему не что-то посильнее? — через мгновение поинтересовался я.
— Ты мне в сознании нужен, — отрезала жена.
Я смирился. Она ловко ухватилась за нижнюю часть болта, почти у самой раны, и резко дернула. Я выдохнул от боли. Лаура пришлепнула на рану кусок ткани, который тут же прилип, останавливая кровь.
— Все, запускай заживление, — поднимаясь, проговорила Лаура.
Оставалось только подчиниться.
Лаура принялась бродить по поляне, осматривая место схватки.
— Вот отсюда стреляли, — указала она на небольшие заросли орешника. — Похоже, тебя ждали.
— Может, не меня, а просто добычу выискивали? — Боль притупилась, и я уже мог спокойно рассуждать.
— Да? — повернулась ко мне Лаура. — Будь ты разбойником, на кого бы напал в первую очередь? На одинокого купца, к примеру. Или на другую беззащитную жертву.
В ее словах был определенный смысл.
— Рано я их убил, — посетовал я.
— Да уж, мог бы кого-нибудь оставить в живых.
— Попрошу Исгала выяснить, не было ли поблизости чужаков, — ответил я. — Но кому это выгодно?
— У Аскольда и Клития остались родственники. Может, кто из них? — задумчиво произнесла Лаура.
Она принялась обыскивать покойников. У того, которого я убил первым, при себе были лишь пара медяков и плохонький нож. Лаура осмотрела его, фыркнула и легко разломила пополам. У остальных тоже ничего интересного не нашлось. Арбалет оказался не в самом лучшем состоянии. Удивительно, как они вообще смогли меня из него подстрелить?
В замок мы добрались только ближе к ночи. В седле я держался неважно, поэтому ехали медленно. Исгал поначалу перепугался, что его господин серьезно ранен, но, самолично осмотрев рану, убедился, что все не так плохо, и успокоился.
В общем, следующие несколько дней я отдыхал, подолгу валяясь с книгой в постели. Лаура вернулась к себе, взяв с меня обещание сидеть дома и не пускаться ни в какие авантюры. Исгал так и не нашел никаких следов, если они, конечно, были. Проницающий взор также ничего не показал. Поэтому я все-таки склонялся к мысли, что это лишь случайность.
Поправился я быстро и, как оказалось, вовремя.
— Милорд, миледи, — входя в кабинет, сообщил дворецкий, — вам послания из Всеобщего совета.
Мы с Лаурой, которая к тому времени вернулась, тревожно переглянулись. Чего им от нас еще надо?
Я с опаской раскрыл конверт и прочел послание. Сердце защемило. Меня приглашали в поместье Льориса для оглашения завещания.
— У тебя тоже самое? — сдавленно спросила Лаура. В голосе у нее стояли слезы.
— Да, — глухо ответил я и поднял на нее глаза. Губы крепко сжаты, твердый взгляд — она держалась молодцом. Лишь две еле заметные дорожки от слез на щеках выдавали ее скорбь.
— Держись, любимая. — Я подошел к ней и легонько вытер влагу с ее лица. Она судорожно кивнула.
— Исгал, все в порядке, — повернулся я к обеспокоенному дворецкому. — Это по поводу завещания Льориса.
Исгал лишь горестно вздохнул.
— У него были родственники? — спросил я Лауру.
— Только очень дальние. Он с ними никогда не общался, насколько я знаю.
— Понятно, — пробормотал я. Меня взяла обида. Вот так, ни с того ни с сего, кто-то наживется на смерти моего друга…
В назначенный день мы перенеслись во двор замка Льориса. Стараясь не показывать обуревавшие нас эмоции, мы двинулись к парадному входу.
— Лорд, леди, рад вас приветствовать! — громко произнес выскочивший откуда-то незнакомый слуга.
Мы переглянулись. Похоже, тут уже вовсю распоряжались наследством. Меня затрясло, Лауру — тоже. Я крепко сжал локоть любимой, призывая успокоиться. Медленно выдохнул и ответил:
— Спасибо. Куда нам идти?
— Прошу за мной, — услужливо поклонился слуга. — Все уже собрались, ждут только вас.
А то мы бы и без него дорогу не нашли! Но что поделать? Этикет есть этикет… Слуга вызывал острую неприязнь — слишком вертлявый, слишком суетливый.
Оглашение происходило в малой парадной зале. Как и положено, присутствовали четверо представителей совета — двое темных и двое светлых. Еще в зале находился лорд. С первого же взгляда на его высокомерную физиономию и хозяйские замашки стало понятно, что это провинциальный дворянчик из тех, у кого гонора выше крыши, а дома мыши с голоду вешаются. Мне он не понравился сразу. Лауре, похоже, тоже, судя по тому, с какой силой она ухватилась за мою руку.
Лорд резко повернулся в нашу сторону и гневно бросил слуге:
— Это кто еще такие?
Ему повезло, что нас опередил темный, один из совета.
— Лорд Родерик, позвольте вам представить. Лорд Этьен де Брилен и его супруга, Лаура де Брилен, урожденная де Гранье.
Мы поклонились. Родерик слегка покраснел. На совете он обязан был присутствовать, поэтому странно, что сразу не узнал…
— Лорд Родерик Аржент, наследник рода Киллеан.
Упомянутый наследник махнул головой, изображая поклон.
— Прошу всех садиться, — произнес темный лорд.
Мы с Лаурой опустились на диван у стены, Родерик уселся прямо напротив представителей совета.
Светлый лорд держал в руках свиток с печатями. Но, видимо, сообразив, что нам будет не слишком приятно слышать текст завещания от светлого, передал свиток темному и деликатно отошел назад.
Я оценил. Но попутно подумал, не сыграли ли роль в подобной деликатности недавние события?
— Итак. — Темный лорд прокашлялся и продолжил: — Пожалуй, я не буду зачитывать завещание полностью. Леди де Гранье получает в свое распоряжение всю библиотеку, за исключением любых бумаг, книг или свитков, относящихся к этому поместью.
Лаура, всхлипнув, кивком подтвердила, что поняла.
— Лорду де Брилен достается коллекция старинного оружия, за исключением того, что находится в арсенале.
Я тоже подтвердил, что мне все понятно. Подарю Исгалу — пусть сам с ним разбирается! Скорее всего, веселый Льорис на то и рассчитывал — ему было прекрасно известно, что я к собиранию оружия равнодушен.
— Титул, поместье, а также прочие земли и имущество завещаются старшему из рода Аржент. Остальные представители рода Аржент наследниками не являются. В том числе и по завещанию или дарственной.
Ой и хитер же был мой друг! Бери, дорогой, все, но никому ты ничего передать не сможешь! Родерику это явно не понравилось, но что он мог сделать?
— Кроме того, напоминаю, что с этой минуты вы, лорд Родерик Киллеан, обязаны присутствовать на всех заседаниях Великого и Всеобщего советов.
Так он еще и не имел права на совете присутствовать? Это объясняло то, что он нас не узнал.
— Мы, пожалуй, закончим. При желании, с полным текстом завещания вы можете ознакомиться в канцелярии Всеобщего совета, — представители совета поклонились и покинули малую парадную залу.
— Лорд, леди, — подскочил к нам Родерик, — не угодно ли вам остаться на обед?
— Благодарю, но у нас сегодня еще есть дела, — вежливо отказалась Лаура.
— Разрешите только осмотреть библиотеку и коллекцию, — не глядя на жену, попросил я.
— Конечно-конечно, — в глазах Родерика мелькнула досада.
«Так вот что ты задумал! — понял я. — Под шумок прикарманить часть коллекции и оружия, и книг. Не выйдет!»
— Позвольте вас проводить. — Он еще на что-то надеялся.
— Мы знаем дорогу. Все-таки часто здесь бывали, — холодно ответил я.
Мы вышли, направившись сначала в библиотеку, расположенную неподалеку от залы. По красноречивому молчанию Лауры я понял, что она тоже прочла нехитрые мысли Родерика. Быстро осмотревшись и выставив мощную защиту, двинулись дальше, к залу с коллекцией. Честно говоря, здесь я бывал нечасто, последний раз — лет двести назад, когда Льорис хвастался необычным двулезвийным эльфийским клинком. Я не стал тщательно осматривать оружие — просто поставил защиту. Жена добавила еще кое-что от себя.
Вернувшись во двор замка, мы снова повстречали наследника.
— Надеюсь, все в порядке? — с притворным беспокойством спросил он.
— Да, благодарю, — ответил я. — В ближайшее время мы кого-нибудь пришлем. А теперь прощайте.
Он поклонился. Мы в ответ склонили головы и перенеслись в кабинет на Тернемау.
— Ох и противный же этот Родерик, — заявила любимая, направляясь к шкафчику с вином. — Это надо запить!
— Согласен, — ответил я и позвал: — Исгал!
Дворецкий появился почти сразу.
— У меня для тебя подарок, — невесело усмехнулся я.
— Да, милорд? — удивился Исгал.
— Льорис оставил мне свою коллекцию оружия. Я отдаю ее тебе.
По лицу дворецкого пробежала целая гамма чувств — от радости до искренней скорби.
— Еще необходимо забрать библиотеку и доставить ее в Вердан. Ее Льорис передал леди Лауре.
Лаура снова всхлипнула, но быстро с собой справилась. Передавая мне бокал с вином, она уже успокоилась — глаза были сухими.
— Хорошо, милорд, — ответил Исгал и добавил: — Вам послание. Вам обоим.
— От кого? — поинтересовалась жена.
— Неизвестно, — с сожалением произнес дворецкий. — Да, и еще. Я нашел чужака, но описать его никто так и не смог.
Час от часу не легче. Значит, Лаура права и это все-таки было покушение… Странное какое-то покушение — и исполнители идиоты, и оружие у них несерьезное было, и не проверили сразу, жив ли я или мертв.
— Спасибо, Исгал, — сказала Лаура, со значением поглядывая в мою сторону.
— С вашего позволения я займусь поручением, — поклонился было дворецкий, но я жестом его остановил. Слез со стола и открыл сейф.
Внутри сейфа находились несколько амулетов, позволявших пройти сквозь мою защиту. Я передал один из них Лауре, чтобы она добавила свои заклинания. Сделав это, она отдала амулет дворецкому:
— Без него никто не пройдет внутрь библиотеки и зала с коллекцией.
— Благодарю, миледи. — Исгал поклонился и покинул кабинет.
Какое-то время мы молчали, потягивая вино. Конверт с анонимным посланием лежал на столе и притягивал взгляды. Наконец я вздохнул и потянулся к нему, выставив на всякий случай защиту.
Ничего опасного внутри не обнаружилось — только небольшой листок бумаги. Лаура подошла и прочитала вслух:
— «Вы не закончили начатое. Эрнанд действовал не один. Теперь опасность грозит только вам». Подписи нет. — Она взглянула на меня. — Ничего не понимаю…
Я тоже не понимал. Жестом попросив Лауру подождать, я вызвал Эрлику.
Мир Эрлики не позволял проникнуть под природный барьер ни переносу, ни вызову, но Девятой как-то удалось перенастроить защиту так, что мы с Лаурой, хранители и Джеральд могли все же вызвать Эрлику.
Она откликнулась сразу. Судя по всему, Эрлика занималась своим огородиком с лекарственными травами.
— А, это ты, Этьен. — Она откинула влажные волосы со лба. — Лаура рядом?
— Да. — Я расширил область вызова, чтобы они могли видеть друг друга.
— Что у вас? — спросила Девятая.
Я зачитал ей послание, потом рассказал о покушении. Было видно, что Эрлика серьезно задумалась.
— М-да, — произнесла она, когда я закончил, — странно. Возможно, был кто-то еще, кто не присутствовал в той пещере внутри Мертвой Пустоши. Но вот кто?
Мне это тоже было интересно.
— Давайте так, — решила, наконец, Эрлика. — Завтра я буду у вас и попробую сама выяснить, что за это чужак.
На наши вопросительные взгляды она, усмехнувшись, пояснила:
— Во-первых, меня на Тернемау никто не знает. А, во-вторых, я, в отличие от вас, могу менять обличие. Не ваш облик, а свое истинное обличие.
Вот так новости! Нет, я понимал, конечно, что возможности первой из девяти велики, но чтобы настолько!
— Кстати, это несложно, — улыбнулась Девятая. — Я вас научу — глядишь и пригодится. Ждите меня завтра.
И она разорвала связь.
— Мне стало немного спокойней, — произнесла Лаура. — Эрлика с чужаком шутить не будет.
— Я тоже так думаю, — слегка отстраненно ответил я, гадая про себя, что мы могли упустить в своих предположениях.
Эрлика прибыла незадолго до полудня. Мы еще нежились в постели, поэтому Исгалу пришлось нас будить.
— Ну вы и сони, — улыбнулась Девятая при виде нас.
Я неопределенно подал плечами, а Лаура весело сказала:
— В последнее время нам нечасто выпадает возможность хоть немного расслабиться.
— Так вот, — посерьезнела Эрлика, — я попыталась отследить следы переноса, но ничего. Это значит, что чужак либо сильнее меня, а это вряд ли. Либо…
— Кто-то из своих, — закончила за нее моя жена.
— Необязательно, — заметила Девятая. — Чужак мог перенестись сюда давно, поэтому и следы уже потеряны.
Дворецкий принес нам кофе. Удивительно, но этот напиток был распространен в огромном множестве миров. Благо, что на нас он оказывал такое же тонизирующее действие, как и на смертных.
Прихлебывая горячий напиток, я размышлял. Предположений у меня было много и в то же время никаких.
— Что думаете, дамы? — наконец очнулся я от размышлений.
Дамы, как и я, не думали ничего конкретного. Посидев так с час, Эрлика заявила:
— Пожалуй, я попутешествую по окрестностям.
Я согласно кивнул, позвал Исгала и распорядился подготовить все для длительного путешествия.
— Вам бы отсидеться где-нибудь, пока я выясняю, кто этот чужак.
— Я не собираюсь трусливо бежать из собственного дома, — возмутился я. — Тем более, замок отлично защищен.
Лаура со мной согласилась и добавила:
— Кроме того, у нас есть дела. Исгал начал доставлять библиотеку Льориса, и нужно поискать информацию о ритуале.
Эрлика вопросительно подняла бровь.
— Мы хотим выяснить, так ли уж необходимы артефакты для того, чтобы вернуть Карстанора, — объяснил я.
Девятая понимающе кивнула и произнесла:
— Да, не хотелось бы неожиданно умереть.

ГЛАВА 11

Мы с Лаурой были в библиотеке, где разбирали записи Льориса. Наш друг всегда очень серьезно относился к своим поискам и все находки тщательно документировал. Однако пока библиотекарь с помощниками не упорядочат книги и свитки, найти то, что изучал Льорис, проблематично. Но поскольку делать нам было особенно нечего, мы решили попытаться.
— Милорд, — обратился ко мне дворецкий, появляясь в дверях, — у ворот карета, а в ней — светлая леди. Она просит вас об аудиенции.
— Исгал, — простонал я, — ну какая аудиенция? Я же не тиран какой-нибудь!
— Вы лорд Тернемау, — твердо ответил он. — Какие будут указания?
Я взглянул на жену. На ее лице отражалось то же недоумение, что и у меня. А еще — любопытство. Что же светлой от нас нужно?
— Она не представилась? — спросила Лаура.
— Ах да, — извиняющимся тоном произнес Исгал, — простите, миледи, милорд! Она назвалась леди Антуанеттой.
Мне это имя знакомо не было. Лауре, похоже, тоже.
— Ладно, пропусти. Леди проводи в кабинет — мы сейчас туда подойдем. Да, — добавил я в спину дворецкому, — без сопровождающих. Начнут настаивать — объясни, что ей здесь ничего не грозит. В противном случае встречи не будет.
— Я понял, милорд.
Чуть позже в кабинете жена пробормотала:
— Интересно, какого демона ей надо?
— Сейчас узнаем, — отозвался я, заслышав в малой зале звуки шагов Исгала и стук каблуков леди Антуанетты.
— Милорд, миледи, леди Антуанетта, — громко произнес дворецкий, открывая двери.
Появилась высокая стройная блондинка в длинном желтом платье. Не в моем вкусе, но я отметил несколько необычный для светлых тип лица — слишком широкий рот и высокие скулы.
— Прошу вас сюда, леди. — Я жестом указал на кресло с высокой спинкой, стоявшее у стены напротив стола, за которым восседала Лаура.
Антуанетта сделала изящный реверанс. Я в ответ поклонился, спиной ощутив неприязнь жены к светлой.
Леди расположилась в кресле.
— Моя жена Лаура, — представил я гостье свою возлюбленную.
Светлая склонила голову в уважительном поклоне. Я направился к шкафчику с вином и поинтересовался:
— Выпьете что-нибудь, миледи?
— Нет, спасибо, милорд, — у Антуанетты оказалось приятное контральто.
— Лаура?
Она лишь утвердительно кивнула — все ее силы, похоже, уходили на то, чтобы сдерживать свою враждебность по отношению к гостье.
— Итак, — спросил я, подав вино жене и с бокалом в руке усаживаясь на стол, — чем мы можем вам служить, миледи?
Она с удивлением переводила взгляд с меня на Лауру.
— О, извините, — улыбнулся я, — привычка. Терпеть не могу это кресло, но оно принадлежало моим деду и отцу. А вот жене нравится.
Светлая понимающе кивнула и произнесла:
— Простите великодушно меня за неожиданное вторжение, но мне необходимо с вами поговорить. Слухи слухами, но я желала бы узнать всю историю от ее непосредственного участника.
Я заинтересованно смотрел на нее.
— Дело в том, что я невеста лорда Аскольда. Вернее, — поправилась Антуанетта, — была его невестой.
— Зачем вам это? — ровным голосом спросила Лаура. Я глотнул вина, чтобы успокоиться. Имя Аскольда до сих пор вызывало у меня гнев.
— Понимаете, я была в игре, когда все это произошло. А когда вернулась, узнала, что мой жених был обвинен в убийствах и измене и погиб в поединке. Подробностей мне никто не сообщает. Уж не знаю, по какой причине…
Я легко спрыгнул со стола, прошелся по кабинету и, обернувшись к гостье, взглянул на нее в упор:
— Вы действительно хотите это знать?
Антуанетта не ответила — лишь пристально смотрела на меня с выражением вежливого внимания.
— Что ж, — произнес я, — хорошо. Только история выйдет долгой и не только о… вашем женихе. Позвольте.
Я наполнил бокал вином и подал светлой. Она машинально его взяла, но пить не стала.
— Любимая, — повернулся я к жене, — надеюсь, ты дополнишь пробелы в этой истории?
Увидев, что она, пусть и неохотно, но согласилась, я начал рассказ с вызова Нейлы.
По мере повествования выражение лица невесты Аскольда сменилось с вежливого внимания сначала на недоверие, затем на ошеломление и под конец на откровенный ужас.
— Это… Это что-то страшное… — пробормотала она, когда мы закончили. — Просто в голове не укладывается…
— Увы, но это правда, — мне даже было ее немного жаль. Но лишь немного.
— Мы с Аскольдом были знакомы давно, — произнесла Антуанетта. — Он всегда был искренне убежден в превосходстве света над тьмой, уж извините.
Я жестом показал, что все в порядке, и она продолжила:
— Когда он стал высшим, что-то в нем начало постепенно меняться — он стал с презрением отзываться о главах Высшего совета и большинстве его членов, не говоря уже о Всеобщем совете. Говорил что-то о старых маразматиках и сопляках, которые решают судьбу наших народов. Поначалу я не слишком обращала внимание на его слова. Однако потом он перестал общаться с нашими друзьями, взгляды которых его не устраивали. Затем в его доме стали собираться странные лорды и леди. Несколько раз я пыталась с ним поговорить, но он отмалчивался — лишь однажды в порыве откровенности обмолвился, что скоро все изменится. Но я не думала, что он дойдет до такого!
— Все меняются, — философски заявила Лаура. — Я тоже не думала, что мне придется спасать нашу расу от вымирания. Лет двести назад я бы попросту на все наплевала.
— Я не знаю, поможет ли вам это, но все-таки. — Антуанетта извлекла из сумочки свернутый трубочкой свиток и протянула мне. — Боюсь, не все еще закончилось…
Взяв свиток, я обернулся к Лауре. Ее лицо было бесстрастно, но в глазах застыла тревога.
— Спасибо, мы вам очень признательны, — любезным тоном сказала моя жена.
— Я вам — тоже, — вернула любезность светлая леди, поднимаясь с кресла. — С вашего позволения, я вас покину. Мне требуется время для того, чтобы до конца все осознать.
— Конечно, — ответил я. — Мой дворецкий вас проводит.
Исгал уже появился в дверях.
— Еще раз благодарю. — Антуанетта сделала реверанс и удалилась в сопровождении дворецкого.
— Что думаешь? — спросил я, плотно прикрывая двери в кабинет.
— Думаю, что она не лжет, — ответила Лаура, — но и всей правды не говорит. Не могла же она совсем ничего не замечать!
— Согласен. Может, боится произнести это вслух, поэтому отдала свиток?
— Так давай посмотрим, — заявила жена. — Что гадать-то?
Я развернул свиток. Лаура пристроилась рядом. Это оказалось письмо Аскольда. Прочитав текст, я присвистнул:
— Вот тебе и наш неведомый враг!
Лаура наморщила лоб, глубоко задумавшись.
— Линтар, Линтар … Это имя мне смутно знакомо, — наконец пробормотала она. — Но вот откуда, не помню.
Мне имя Линтар ничего не говорило, о чем я и сообщил любимой. Потом подумал и вызвал Хьюго.
— А, Этьен. — Старый шут был в гримерке. — Тебе повезло — представление только что закончилось. Что-то случилось?
— Да нет, — как можно более беспечно отозвался я. — Мы тут записи Льориса разбирали и наткнулись на одно имя, а найти его не можем. Библиотеку еще не упорядочили толком — одним словом, кавардак, отыскать что-либо пока нереально. Я подумал, может, ты вспомнишь?
— Что за имя? — поинтересовался Хьюго, растирая шею полотенцем.
— Линтар.
Шут переменился в лице, но моментально совладал с собой и только спросил:
— В какой связи упоминается это имя? Это важно, Этьен!
Я вздохнул и рассказал ему, как было на самом деле.
— Когда ты научишься доверять нам? — проворчал Хьюго, но, видя, что я искренне раскаиваюсь, смягчился и продолжил: — Это бог, Этьен. Один из ушедших.
— Получается, он не ушел, — задумчиво протянул я.
— Получается, что не ушел, — согласился Хранитель. — И это проблема. Только не понимаю, ему-то какой интерес помогать Эрнанду и изменникам?
— А что тут непонятного? — удивился я. — Они ушли потому, что Карстанор создал нас, а мы были сильнее. Если нас не станет, они смогут вернуться.
— Логично. Тогда его нужно остановить, пока он не натворил еще чего-нибудь нехорошего.
— Согласен. Мы займемся этим. А богом чего он был?
— Не помню, — ответил Хьюго.
— Ладно, спасибо, — поблагодарил его я и отключился.
— Только бога нам не хватало! — в сердцах сказала Лаура. Затем вскочила со стола и вихрем унеслась прочь. Я слегка опешил, но решил подождать ее в кабинете.
Вскоре она вернулась с толстым фолиантом, который грохнула на стол.
— Хорошо, что твоя библиотека в порядке и эта книга у тебя есть!
— А что это? — заинтересованно спросил я.
— История мира, то есть Вселенной, до нашего появления. Здесь — деяния всех богов и героев древности, — ответила Лаура, быстро пролистывая книгу. — Вот, нашла!
Она вчиталась в текст и потерянно процитировала:
— Линтар — внук Иштани, покровитель религии, тайных искусств, — тут ее голос упал почти до шепота, — и ритуальной магии.
— Сожри меня демон, — только и смог сказать я.
Получалось, что для проведения ритуала богу не требовались костыли в виде артефактов — только кровь Девяти или их потомков. Сейчас он не мог их захватить, поскольку потерял почти всех своих сторонников. А уж Эрлика была ему и вовсе не по зубам, поэтому он решил заняться устранением главных противников — меня и Лауры. 
Видимо, любимая пришла к такому же выводу, поскольку вызвала Джеральда и, рассказав о нашем открытии, попросила быть осторожнее. На мой вопросительный взгляд она пояснила:
— Линтар может попробовать уничтожить и Джеральда, просто на всякий случай.
И ведь не поспоришь!
Нам оставалось только ждать Эрлику. Мы условились, что вызывать ее можно лишь в крайнем случае. Я считал, что пока не стоит ее тревожить, пусть ищет чужака. Лаура была не совсем согласна, но перечить не стала.
Так прошло несколько дней. Наконец мне наскучило ничегонеделание, и я связался с советом, чтобы узнать, как идут поиски демона. В разгар беседы в библиотеке появился мой дворецкий. Когда он узнал о предмете беседы, на его губах появилась плутоватая ироничная улыбка.
Я закончил разговор и довольно резко обратился к дворецкому:
— Что смешного, Исгал?
— Так ведь я его уже поймал, — еще шире улыбнулся он.
— Кого? — не поняла Лаура.
— Да демона этого, — терпеливо, как детям, разъяснил нам дворецкий. — Как раз пришел об этом сказать.
Мы потрясенно уставились на улыбающегося Исгала. Потом до меня дошел весь смысл его слов.
— Исгал, — вкрадчиво спросил я, — когда ты собирался сообщить, что ты демон?
Лаура резко обернулась ко мне, но я не обратил внимания.
— Надо же, — улыбка Исгала погасла, — а ваш отец так и не догадался… Как и мать, впрочем.
Он вздохнул и принял истинную форму. Мы с интересом рассматривали демона. Ничего особенно ужасного или противного в нем не наблюдалось — лидфнер, например, был гораздо отвратительнее. Огромные черные крылья, хвост, массивные когтистые задние лапы. Более тонкие передние лапы также оканчивались острыми когтями. Морда демона в целом повторяла лицо Исгала, разве что была слегка гротескнее. Голову венчали не очень большие рога, похожие на бычьи. Мы сразу ощутили чужую магию — не слишком мощную, но и не откровенно слабую.
Подержав форму пару минут, дворецкий вернулся в привычный для нас облик и развел руками:
— Как-то так.
Ощущение магии исчезло.
— Рассказывай, — потребовал я.
— А как же демон? — запротестовал Исгал.
— Ты его запер? Вот и пусть сидит пока — это не к спеху. Не уходи от ответа — рассказывай.
Исгал еще раз вздохнул, подошел к столу, без спроса налил себе вина и уселся в кресло. Мы с женой устроились напротив. Демон глотнул вина и начал:
— Я был еще ребенком, когда меня нашел ваш дед. Видимо, кто-то воззвал к нашему миру, но оказался слишком слаб и получил не могучего демона, а меня. Вместо того, чтобы отправить обратно, он меня просто бросил. А ваш дед случайно наткнулся на ребенка, который не понимал, где находится и что происходит.
Теперь мне стало понятно, почему Исгал боготворил моего деда, который был не самым приятным лордом во всех отношениях.
— Долгое время я не знал, кто я, помнил только имя. Ваш дед дал мне этот облик и запретил пользоваться другим. Но в итоге все-таки выяснилось, что я демон. Поначалу меня это расстраивало, но потом я понял, что в моем положении есть множество преимуществ. Когда я в обычной форме, магии нет, и никто даже не может заподозрить во мне нечто иное, нежели простой слуга.
Он снова глотнул вина. Помолчал, нахмурившись, и продолжил:
— Я не могу вернуться, потому что до сих пор не знаю, кто и зачем меня вызвал.
Я кивнул. Демоны не могли добровольно покинуть наш мир, пока не исполнят то, зачем их вызвали, или если их не отправят назад насильно. Раз мой дворецкий не знает, что должен сделать, он прикован к нашему миру навечно.
Объект моих размышлений взглянул на меня в упор и сообщил:
— Я не хочу возвращаться, милорд, если вы это планировали предложить. Я поклялся служить вашему деду. Когда его не стало, я освободился от клятвы, но продолжил служить сначала вашему отцу, а затем вам. И хочу остаться, чтобы служить вашим с леди Лаурой детям.
Зовите меня сентиментальным, но в глазах у меня предательски защипало.
— Ты идеальный дворецкий, Исгал, — заявила жена. — Я не хочу, чтобы ты уходил. А демон или не демон, какая разница?
— Полностью поддерживаю, — уверил всех присутствующих ваш покорный слуга. — Мы тоже далеко не ангелы. И вообще, — я лукаво усмехнулся, — кто из темных может похвастаться тем, что у него дворецкий — демон. Не волнуйся, Исгал, мы сохраним это в секрете.
Дворецкий с видимым облегчением перевел дух.
— Пойдем взглянем на пленника? — уже вскочила Лаура, едва ли не приплясывая от нетерпения.
И мы пошли.
Ничего особенного — демон как демон. Лично меня он нисколько не впечатлил. Мне встречались существа и пострашнее. Любимая тоже была разочарована. Я сообщил совету, что демон попытался напасть на мой замок и был пленен. Однако подробностей раскрывать не стал, к их заметному разочарованию.
Посмеиваясь, мы с женой вернулись в библиотеку, где продолжили поиски сведений о Линтаре и его могуществе. Кое-какие обрывки уже нашлись, но для того, чтобы вступить с ним в схватку, нам требовалось больше знаний.
Наконец вернулась Девятая. Узнав историю с леди Антуанеттой и прочитав письмо, она задумчиво произнесла:
— А я никак понять не могла, что за остаточные эманации в пространстве плавают. Про бога я как-то не подумала. Кое-какие следы указывают на демона, но остальные я распознать не сумела. Теперь понятно почему.
— Демон тоже был, но его поймали. Вчера представители Всеобщего совета его развоплотили.
— Да? — рассеянно спросила Эрлика. — Это хорошо…
Неосознанным движением она потерла знакомый нам перстень и вдруг сообщила:
— Я его вспомнила! Линтар побывал у меня вскоре после ухода Карстанора.
— Что он хотел? — жадно спросила Лаура.
— Власти, силы. — Девятая пожала плечами. — Но я не могла их ему дать. Это был первый раз, когда мне пришлось бежать и прятаться…
— Неужели он был сильнее? — в свою очередь спросил я.
— Не знаю, проверять я не решилась. Да и сейчас не хочется открытого сражения — его возможности нам до конца неизвестны. Недаром же лидфнер с ним спутался.
— С этим можно согласиться, если бы Линтар на нас не охотился, — недовольным тоном заметила любимая.
Эрлика смущенно взглянула на нее и жестом попросила прощения. Лаура нехотя кивнула в ответ. Девятая повернулась ко мне:
— Ты все еще не собираешься отсидеться где-нибудь?
— А смысл? — вопросом на вопрос ответил я. — Линтар не оставит попыток нас прикончить. Да, в первый раз у него не вышло, но, если честно, он был близок. Просто нашу живучесть часто недооценивают даже те, кто хорошо знаком с нашим народом.
И тут я, наконец, сообразил, что мне не давало покоя все время с момента покушения, и поразился, насколько простую вещь мы упустили.
— Леди, — они повернулись ко мне, — мы тут все рассуждаем о возможностях бога и прочих сложных вещах. А ведь есть один элементарный вопрос: откуда те разбойники знали, где и когда меня нужно ждать?
— Им кто-то сообщил, — медленно произнесла любимая. — Кто-то, кто знал, что я в отъезде, а ты отправился кататься по окрестностям и будешь возвращаться по той дороге. То есть сообщил-то им Линтар, а вот кто доложил ему?
— Действительно, элементарный вопрос, я не брала его в расчет, — покаялась Эрлика. — Думала, что чужак просто тебя отследил.
— Значит, у меня в замке шпион. Следует быть осторожнее, — приятного мало, но могло быть и хуже. — Вычислить его будет нелегко, но, надеюсь, Исгал справится.
Я вызвал дворецкого и сообщил ему о наших предположениях. Он поначалу возмутился, поскольку прислугу всегда подбирал сам, но потом вынужден был признать, что шпион все-таки есть, и пообещал принять все меры по его поимке.
— Что ж, пожалуй, мне пора, — после его ухода заявила Девятая.
— Эрлика, а стоит ли нам сейчас разделяться? — спросила Лаура. — Есть риск нападения и на тебя тоже, а ты в своем мире в одиночестве.
— Она права, — заявил я. — Погости у нас немного.
Подумав несколько секунд, Эрлика приняла наше приглашение.
Через пару дней мне смертельно надоело сидеть в четырех стенах и ждать непонятно чего. Я решил заняться любимым делом, а заодно сделать подарок для Эрлики, которая тут же изъявила желание понаблюдать за процессом. Любимая жена, заявив, что за свою жизнь достаточно насмотрелась на ковку всяких железяк, осталась в библиотеке, уютно устроившись в кресле с толстым фолиантом по древней истории.
В общем, я направился в кузницу.
— Что предпочитает миледи? — чопорно спросил я, пока подмастерья разжигали печь.
Девятая рассмеялась и, махнув рукой, ответила:
— На ваше усмотрение, милорд.
— Думаю, тебе подойдет недлинный и не слишком тонкий клинок, которым можно будет и колоть, и рубить, — уже обычным тоном произнес я. — Как такая идея?
— Вполне. — Эрлика тоже перешла на деловой тон. — Какая сталь?
— Гномья, конечно. Лучше нее пока ничего не создали даже в высокотехнологичных мирах. И поверх посеребрим — вдруг с какой нечистью придется столкнуться.
— Согласна, — кивнула Эрлика. — А что с эфесом?
— Ну, до него еще далеко. Хотя, — я подумал немного, — в навершие можно вставить черный рубин. А вот форма…
Договорить я не успел — меня перебила ошеломленная Девятая:
— У тебя есть черный рубин?!
— Да, и не один, — слегка удивленно ответил я. — А что?
— Это же бесценное сокровище! — Она явно находилась в легкой прострации. — Я не могу принять такой дорогой подарок! На него можно пару миров купить со всеми потрохами, и еще останется…
— А, ты об этом, — сообразил я, наконец. — Не переживай, мне это не стоит ни гроша — черные рубины добывают в шахте в трех днях пути отсюда. Именно по этой причине меня пытались женить чуть ли не с самого моего рождения. Конечно, это не единственное месторождение, где их добывают, но одно из самых богатых.
Девятая облегченно перевела дух.
— Ты полон сюрпризов, Этьен, — сказала она спустя пару секунд.
Я улыбнулся и повернулся к горну. Все было готово.
— Так что там с формой эфеса? — спросил я, не оборачиваясь.
— На твой выбор.
Я отрешенно кивнул, приступая к работе. Время перестало существовать.
Меня всегда завораживал процесс превращения бесформенного куска стали в кипящую огненную массу, из которой я был волен создать что угодно. Эта власть над металлом порой затмевала власть над смертными, игру, да и вообще реальность.
Клинок уже был готов, когда я ощутил магический удар по защите замка. Сосредоточился и обнаружил, что били по той прорехе, через которую Эрнанд проник внутрь и забрал жезл Девяти Звезд.
— Что такое, Этьен? — Эрлика тоже почувствовала атаку.
— Кто-то пытается взломать защиту, — криво усмехнулся я в ответ. — Вряд ли это ему удастся — защиту ставили сильнейшие маги и темные. Да и мы с Лаурой от себя добавили.
— А та брешь, через которую лидфнер…
— Затянута на совесть, — перебил я Девятую. — А теперь не мешай, пожалуйста.
И я окунулся в иную область восприятия. Перед глазами возникли яркие синие, зеленые и красные линии защитных заклятий. Краем сознания я отметил, что во двор вылетела Лаура. За ней спешил Исгал, на ходу отдавая приказы и приводя Сумеречный легион в боевую готовность. Усмехнулся про себя — чем могли помочь рядовые, пусть и отлично тренированные бойцы при магической атаке?
Не знаю, чего ожидал неведомый пока противник. Может быть, что я брошусь латать дыры в защите, которые стали кое-где намечаться? Однако вместо этого я попытался отследить направление атаки.
И мне это удалось!
Более того, я сумел распознать того, кто атаковал. Слишком уж необычной была магия, и она прекрасно согласовалась с тем, что мы с любимой сумели отыскать в библиотеке об источнике силы богов. Все оказалось элементарно — Линтару, видимо, надоело ждать, когда мы высунемся наружу, и он решил действовать.
Меня взяла злость — эта сволочь посмела напасть на мой замок!
Я собрал побольше силы и шарахнул сумеречным лезвием в ту точку, где находился бог. Судя по всплеску энергии, попал, и попал неплохо.
Атака тут же прекратилась. Я, воспользовавшись этим, быстро восстановил проблемные участки. Рядом действовали Лаура с Эрликой, помогая мне в работе.
Закончив, я вышел в реальность и сразу понял, что мой умница дворецкий, как всегда, оказался прав. Замок атаковали и обычным способом.
Уж не знаю, где Линтар набрал такую толпу наемников, но их было несколько больше, чем моих воинов.
«Если они из Тернемау, испепелю к демонам всех, кто помогал!» — зло подумал я.
Однако тот, кто вел наемников на приступ, явно просчитался. Мой Сумеречный легион, уступая атакующим в численности, значительно превосходил их в умении. Капитан легиона сейчас находился в отъезде — проверял охрану шахты, но оставшийся за него лейтенант Дато Пьяченца вполне неплохо справлялся с командованием. Рассудив, что не стоит лезть ему под руку, я свел свою роль к стороннему наблюдателю. Я не беспокоился — даже если наемники прорвутся, их встретят двое высших темных и Эрлика. Мало им явно не покажется!
Спустя примерно час, потеряв больше половины людей, наемники отступили, не дойдя даже до стен замка. Их не преследовали. Зачем? На командира и его помощников я повесил метки, и теперь, куда бы они ни направились, я легко их найду.
— Вы молодец, лейтенант, — сказал я подошедшему с докладом Пьяченце, — и заслуживаете награды. Позвольте взглянуть?
Я указал на его шпагу. Дато, если и удивился, то не подал вида. Обнажил клинок и протянул мне рукоятью вперед. Я внимательно его осмотрел. Оружие хоть и простенькое, но довольно надежное. Я вернул шпагу и кликнул Исгала.
— Да, милорд? — спросил дворецкий, приблизившись.
— Исгал, у тебя найдется более достойное оружие для доблестного воина?
Пьяченца слегка покраснел. То ли от похвалы, то ли от смущения — разбираться в чувствах лейтенанта мне было лень.
— Конечно, милорд, — улыбнулся Исгал. — У меня есть двойные и даже тройные экземпляры, с которыми я готов расстаться ради поощрения нашего защитника.
— Двойное жалование остальным. Потери? — обратился я к лейтенанту.
— Трое легко ранены и все, милорд.
— Очень хорошо. Вы свободны.
Лейтенант приложил правый кулак к груди и отошел. Я повернулся к нетерпеливо ожидающим женщинам и коротко произнес:
— Линтар.
По их лицам я понял, что этого они и ждали.
— Но я его, кажется, неплохо задел сумеречным лезвием, — добавил я, уже направляясь в замок. — Все, он меня достал! — яростно заявил я уже в кабинете, привычно усевшись на стол. — Теперь не успокоюсь, пока не найду эту сволочь!
Лаура негромко фыркнула. На немой вопрос Девятой она пояснила:
— Мой муж всегда выполняет свои обещания. Бедный Линтар!
И она снова фыркнула. Я, напротив, не испытывал никакого веселья — если бог решился на прямое нападение, это могло означать, что он готов к открытому противостоянию. А значит… значит, он готов к ритуалу. Или почти готов, что практически равноценно.
Девятая так же была далеко не в радужном настроении.
— Метку повесил? — спросила она, прохаживаясь по кабинету.
— Скрыл ее под сумеречным лезвием, — утвердительно отозвался я. — Пока я его чувствую.
— И где он? — со сверкающими глазами поинтересовалась возлюбленная. Она явно рвалась в бой.
Я обернулся к ней и вопросительно поднял бровь. Лаура поняла.
— Это и мой дом тоже! Только попробуй…
Я успокаивающе поднял руку, и она тут же замолчала.
— Конечно, мы пойдем вместе, не волнуйся. Или ты думала, я о тебе забуду?
— Прости, — извиняющимся тоном пробормотала моя жена.
Я улыбнулся. Да уж, веселая у нас семейка. Что будет, когда дети появятся?
Эрлика, похоже, подумала о том же, потому что со смехом заявила:
— Дети у вас будут из ряда вон! Из вас — те еще воспитатели!
Переглянувшись, мы с любимой расхохотались. Напряжение после боя постепенно спадало.
— Они вашу академию по камешкам разнесут, — сквозь смех сказала Лаура.
От дверей раздался тихий кашель.
— Да, Исгал? — подавив очередной приступ смеха, спросил я.
— Я нашел шпиона.
Смех тут же утих — все посерьезнели. Исгал еще немного подождал и продолжил:
— Все просто. Кто может без помех покидать замок, не возбуждая ничьих подозрений?
Я неопределенно пожал плечами:
— Конюхи выгуливают лошадей. Закупщики ездят по соседним деревням и городам. Да и вообще, не все же живут в замке. Всех проверить нереально.
Дворецкий кивнул, соглашаясь.
— Вот и я так подумал, милорд. Но сегодня незадолго до атаки замок покинули только трое — один из конюхов, садовник и прачка. Конюха я проверил — он преспокойно выгуливает четверку лошадей на пастбище и о нападении ничего не знает. Прачка дома с родными. А вот садовника нигде нет. По словам соседей, дома он не появлялся.
— Так, может, он к кому-нибудь под бочок отправился? — невинно поинтересовалась Эрлика.
Но дворецкий остался серьезен.
— В разгар дня, бросив незаконченную работу? Не думаю. Кроме того, опрошенные слуги в один голос твердят, что у него недавно появился дорогой браслет, который ему не по карману. И еще. Он был прекрасно осведомлен о том, что когда вы, милорд, начинаете ковать, то ничего вокруг не замечаете. Леди Эрлику он не знал. То есть, — поправился Исгал, — не знал, кто она такая. Гостья и гостья. Вас, леди Лаура, он не видел и мог решить: если хозяин пошел в кузницу, то вы в очередной отлучке. Поэтому он дал сигнал Линтару и спешно покинул замок.
— Что ж, — вздохнул я, — придется искать нового садовника. Исгал, разыщешь этого гада — сам с ним разберись.
— Хорошо, милорд. Но сначала я его допрошу. По-своему, — нехорошо улыбнулся дворецкий.
Мы с Лаурой синхронно ухмыльнулись. Эрлика непонимающе водила взглядом по нашей троице. Я вопросительно взглянул на Исгала.
— Ей я доверяю, — негромко произнес он.
— Эрлика, Исгал — демон, — сказал я Девятой.
Она чуть не подавилась вином, которое как раз отпила.
— Ну, Этьен… Сначала рубины, теперь демон-дворецкий… У тебя в подвале пары драконов случаем не завалялось? Всегда хотела маленького ручного дракона.
Мы снова расхохотались. К нам присоединился и сам виновник веселья.
— Чего нет, того нет. А вот скорпикора обретается. Только не в подвале, а в зверинце. Ох и пакостное создание! — продолжал веселиться я.
— Серьезно? — по-моему, Девятой на сегодня уже хватило.
— Вполне. Можешь сама посмотреть — она абсолютно безвредна. Моя мать когда-то увлекалась скрещиванием видов и вывела эту дрянь. Яда почти нет — у тарантула и то больше. Передние лапы слабенькие и годятся только для ходьбы, но лишь по твердой земле. У нее клыков даже нет! Зато прожорливая — жуть! Я несколько раз собирался ее прибить, но рука не поднимается.
— Сама сдохнет, — заявила Лаура. — А пока ты можешь хвастаться — у меня скорпикора есть, а у вас нет!
Раздался новый взрыв смеха.
— Ладно, — отсмеявшись, произнес я. — я знаю, где обретается Линтар. И боюсь, он готов к ритуалу. Исгал, можешь проверить потомков четверых?
— Да хоть восьмерых! — браво ответил тот. — После известных событий я установил наблюдение за всеми.
Однако! Проникнуть к светлым было ой как нелегко, но моему дворецкому это как-то удалось.
— К вечеру я все узнаю и сразу сообщу вам, — закончил тем временем Исгал.
— Хорошо. Не будем тебя задерживать.
Дворецкий поклонился и вышел.
Мы же по общему молчаливому согласию переместились в библиотеку.
— Теперь мне более понятен смысл сегодняшнего нападения, — заявила моя жена. — Нас хотят разозлить.
— Им это удалось, — пробурчал я негромко.
Никто не улыбнулся — и Лаура, и Эрлика понимали, что время веселья закончилось.
— Так вот, — бросив на меня недовольный взгляд, продолжила Лаура, — Линтару нужна ты, Эрлика.
— Я понимаю, — спокойно отозвалась она. — И поэтому сейчас предоставлю вам возможность сражаться, а сама останусь здесь.
— Разумно, — одобрил я. — Я слегка перенастрою защиту, чтобы в случае чего ты могла ею управлять.
— Спасибо за доверие, — усмехнулась Эрлика.
— Не за что, — вернул я любезность.
— И все же, Этьен, где Линтар?
— Недалеко отсюда. Есть один безжизненный мир без названия. Я был там лет триста пятьдесят назад. Он изобилует различными гротами и пещерами, где легко можно провести ритуал. Да там мой замок спрятать можно без всяких проблем!
Близился вечер.
Слуги зажгли свечи и принесли ужин. Есть никому особенно не хотелось, но мы все-таки расселись вокруг стола.
Вестей от Исгала все не было, и я начал потихоньку беспокоиться. Однако он объявился незадолго до полуночи и с порога принялся извиняться за задержку. Я же, испытав огромное облегчение, лишь махнул рукой — пустое, мол.
— Семеро потомков исчезли вчера и сегодня. Про восьмого вестей не было — агент перестал выходить на связь. Пришлось отправляться туда самому. Оказалось, час назад пропал и восьмой потомок прямо из запертой комнаты в своем доме, — сообщил он.
Следовало торопиться. Хорошо хоть, что пока мы ждали новостей от дворецкого, успели подготовиться и вооружиться. Так что на сборы мы не потеряли ни секунды.
Отдав последние распоряжения Исгалу и попрощавшись с Эрликой, мы перенеслись в безымянный мир, где сразу обнаружили цель наших поисков — неширокий провал, ведущий в длинный каскад пещер. Осторожно, но в то же время быстро мы с любимой двинулись вперед.
Вскоре мы достигли своей цели и поняли, что опоздали — ритуал уже начинался. Мы укрылись в темной нише в стене пещеры, превращенной в зал для жертвоприношений. Лаура в сердцах высказала все, что думает о некоторых богах, причем высказала в неподобающих для приличной леди выражениях.
Однако я обратил внимание, что пентаграмма в центре зала не завершена, и ее спешно дорисовывают несколько лордов. Кроме того, я заметил, что пленники невредимы, хотя и без сознания. А еще я ощутил, что Линтар, на удивление, гораздо сильнее нас с любимой вместе взятых. Она тоже это ощутила и отчаянным взглядом без слов спросила: «Что нам теперь делать?»
Долго размышлять было некогда, и я решился.
Каждый из темных имеет возможность трижды за всю жизнь воззвать напрямую к тьме. Не факт, что она ответит, но призыв остается призывом. Например, в игре тьма на призыв не ответила ни разу, хотя все равно остаются те, кто пытается. Но я не пытался ни разу. А вот теперь время пришло.
И я позвал тьму.
Зрачки Лауры изумленно расширились, она начала что-то мне говорить, но я ее уже не слышал. Внутреннее время понеслось вскачь, а вокруг все, наоборот, замедлилось.
Вот что-то продолжает говорить моя возлюбленная, а ее рука тянется к моему рукаву. Вот Линтар оборачивается в сторону нашего укрытия. Вот кто-то из лордов бросает работу над пентаграммой и кладет руку на эфес меча.
Вокруг меня сгустилась энергия, и бесплотный голос произнес: «Многие пытаются позвать меня, но большинство из них недостойны. Ты достоин».
Время вернулось в привычное русло.
— Лорд Этьен де Брилен, вы идиот! — услышал я вкрадчивый голос жены.
— Да, — усмехнулся я, — но я удачливый идиот.
Словно ниоткуда возник мерцающий призрачный доспех, который плотно обхватил мое тело, проникнув сквозь одежду и заключив меня в невидимую броню. Одновременно с этим я ощутил, как моя внутренняя сила многократно увеличилась.
— Она ответила? — потрясенно спросила Лаура. Я утвердительно кивнул и покинул укрытие.
«Удачи, и вперед!» — снова услышал я бесплотный голос и мысленно его поблагодарил.
Теперь я без помех мог рассмотреть бога ритуалов. Он был невысоким, если не сказать коротышкой, нескладным и угловатым. Весь его облик дышал какой-то нездоровой худобой. Черты лица отдавали нездоровым очарованием — слишком большие глаза, слишком узкий тонкогубый рот, слишком длинный нос. Дополняла его несуразный облик жиденькая бородка. В целом Линтар выглядел как пародия на бога, чем как могущественное существо.
Он заметил меня и, крикнув подручным, чтобы те продолжали дочерчивать пентаграмму, направился в мою сторону. В его левой руке возник посох, на верхнем конце которого находилось что-то, похожее на небольшой шаманский бубен. Правую руку он вытянул вперед, при этом шепча что-то себе под нос. Я ощутил направленный на меня магический импульс и, не думая, рубанул впереди себя ребром левой ладони, отсекая тянувшиеся ко мне щупальца чужой магии. Не поднимая руки, из правой ладони выстрелил пламенем по Линтару, но тот успел защититься, выставив посох.
По сообщникам бога, продолжавшим построение пентаграммы, хлестнула изумрудная плеть энергии. Лаура вступила в бой и, поняв, что мне лучше не мешать, решила ударить по сторонникам Линтара. Мысленно я всецело одобрил ее выбор объекта атаки. Лорды опешили, и пока они обнаружили источник нападения, Лауре удалось уничтожить троих, а с ними — небольшой участок рисунка.
Я затолкал свое беспокойство за нее в глубину подсознания и сосредоточился на поединке с Линтаром. Мы кружили по залу, обмениваясь магическими выпадами. Мое темное копье выбило посох из пальцев бога — он вскрикнул и прижал поврежденную руку к груди. Но спустя несколько секунд снова смог ей владеть. Мне оставалось лишь попытаться связать наши атаки. Линтар ничего не заподозрил, продолжая нападать. Он лез в ловушку, не замечая, как вокруг него сплетается сеть из его и моих заклятий. Но точно такой кокон образовывался и вокруг меня.
Вскоре мой план сработал. Новым заклятиям просто некуда было деваться, и магический поединок заглох сам собой. Сообразив, что произошло, бог разразился гневной эмоциональной тирадой на неизвестном мне языке. Затем он криво усмехнулся и потянул из ножен на левом боку богато украшенный меч.
Время магии закончилось — начиналось время стали.
Я не стал ждать активных действий от Линтара и прыгнул вперед, одновременно выхватывая свой клинок из-за правого плеча. Он пусть и с трудом, но сумел уклониться. Попытался достать меня прямым выпадом, но я легко повернулся на каблуках и ударил по его мечу сверху. Во владении оружием бог мне явно уступал, и он это понимал, но спастись бегством не мог. Мы слишком сильно были связаны друг с другом.
Краешком сознания я отметил, что бой Лауры завершился. Для того чтобы узнать, чем все закончилось, мне пришлось немного погонять Линтара по залу. Наконец мне удалось развернуть его так, что я смог увидеть, как Лаура с интересом и легкой иронией наблюдает за моим поединком. Кое-где по залу валялись трупы, но основная группа приспешников бога была надежно связана магическими путами. У меня отлегло от сердца. Кроме того, радовало, что любимая смогла удержаться от ненужных убийств.
Решение пришло мгновенно. Я давно заметил, что в левом ухе Линтара болтается изящная серьга с необычным светящимся камнем, и подумал, не связана ли она с внезапным увеличением силы бога ритуала?
Эту догадку следовало проверить, чем я вплотную и занялся. Отбив несколько неплохих выпадов, внезапно дернулся вперед и оказался лицом к лицу с Линтаром. Недолго думая, я кулаком влепил ему левый боковой в скулу. Бога развернуло, а я схватил серьгу и резко дернул.
Наощупь камень был очень теплым, почти горячим. Линтар обернулся ко мне — в его глазах плескался ужас. Я мило ему улыбнулся и подбросил серьгу вверх по направлению к Лауре. Она долго не раздумывала и ударила по серьге темной стрелой.
— Не-э-эт! — завопил бог, бросаясь вперед, но стрела уже достигла цели. Камень, вправленный в серьгу, разлетелся по пещере сверкающими осколками.
Я почувствовал, что свободен от всех заклятий, которыми опутал и себя, и Линтара. Рванулся к богу, но он лишь горестно опустился на пол пещеры, выпустив из рук рукоять меча. Похоже, он разом лишился всей своей силы.
— Ну зачем вы так? — жалобно протянул Линтар.
Я чуть не расхохотался, но вовремя сдержался.
— А нечего было на мой замок нападать! — назидательно произнес я.
— На наш замок, — менторским тоном заявила подошедшая жена.
— Да, извини, любимая. Конечно же на наш замок, — поправился я. — И нечего было на меня покушения устраивать!
Так и закончилось наше противостояние с одним из ушедших богов. Честно говоря, я так и не смог понять, почему Линтара так боялся Хьюго, да и на совете многие посматривали в сторону лишившегося силы бога с откровенной опаской. Хотя, откровенно говоря, если бы не помощь тьмы, неизвестно, чем бы это все закончилось.
Линтару не стали мстить, осудив на пожизненное изгнание из Вселенной. Его сторонникам присудили по сотне лет каждому во тьме, которой лично я был искренне благодарен за помощь.
— Лорд Этьен де Брилен, — обратилась ко мне леди Илона.
Я поднялся с кресла, гадая, что им еще от меня нужно.
— Председателями Всеобщего совета единогласно принято решение о том, чтобы предложить вам пост в тайной канцелярии. Принимаете ли вы ваше назначение?
Еще чего! Никогда не любил политику, тем более тайную канцелярию, о которой был весьма нелестного мнения.
— Уважаемые председатели, — нахально заявил я, — я горжусь оказанной мне честью, но…
Все взоры были устремлены на меня. Я кожей ощущал взгляды лордов и леди, в которых явственно читалось: «Ну и дурак!»
Со своего места поднялась и Лаура. Мы синхронно оглядели всех присутствующих, и я продолжил:
— Мы с леди де Брилен временно складываем с себя полномочия членов совета на неопределенный срок. Также мы приостанавливаем свое участие в игре на неопределенный срок. Поэтому я вынужден отказаться от предложения занять пост в тайной канцелярии.
Мое заявление произвело эффект разорвавшегося огненного шара. Со всех сторон послышались выкрики, лорды и некоторые леди вскочили со своих мест в негодовании.
Больше всех бесновался Витольд Престон.
— Это недопустимо! Вопиющее пренебрежение к совету! Скандал!
Но, заметив, что я смотрю на него в упор, он испуганно плюхнулся в свое кресло и затих.
Председатель лорд Ронан встал из-за кафедры и поднял руку, призывая всех успокоиться. Не сразу, но его усилия увенчались успехом.
— Мы уважаем решение лорда и леди де Брилен. Кроме того, — возвысил он голос, перекрывая новые выкрики негодования, — в нашей истории были похожие прецеденты, и отказать мы не вправе.
А то я этого не знал! Прежде чем сделать подобное заявление, мы с женой трое суток копались в архивах.
На этом заседание Всеобщего совета было закрыто.
Эрлика вызвала меня, когда я отдыхал после работы в кузнице. Лаура отправилась в Вердан, чтобы привести дела в порядок.
— Да, Эрлика. — Я потянулся, разминая затекшие мышцы.
— Мне нужна твоя помощь, — слегка напряженно произнесла она.
— Что случилось? — Я сразу собрался и приготовился внимательно слушать.
— Это касается внезапного исчезновения народа Левардии — мира, где было мое прошлое убежище. — Я кивнул, что помню, и она продолжила: — Я запечатала проход после гибели ларна, но все равно продолжаю отслеживать происходящее на Левардии. Так вот, вчера там кто-то появился, и их много.
Я присвистнул. Потом недоверчиво поинтересовался:
— А с чего ты взяла, что это связано с исчезновением населения целого мира? Какая сила на это способна? Это же уйма энергии!
— Не знаю, но у меня предчувствие, что те, кто сейчас там, как-то с этим связаны.
— Хорошо, сейчас переоденусь, и к тебе. Лауре сообщила?
— Да. Она посоветовала нам быть осторожными. Если, что подстрахует.
Я кивнул, скрывая легкую обиду. Видимо, я слишком привык, что любимая всегда рядом… Но, пока я переодевался, мне подумалось, что скоро мы с ней долго будем неразлучны. Это немного примирило меня с окружающим миром.
Я закрепил ножны своего меча на спине, попробовал, легко ли он вынимается, сунул за поясной ремень пистолеты, предварительно их проверив, прицепил кинжал на правое бедро и понял, что готов. Я вызвал Девятую и она помогла мне с переходом.
В доме Эрлики ничего не изменилось. Я устроился на табурете за столом и обратился к хозяйке:
— Расскажи подробно, что тебя заставляет полагать, что есть связь между этими пришельцами и пропажей жителей?
— Да не знаю я, Этьен, — поморщилась Эрлика. — Просто какое-то смутное ощущение, что они не просто так пришли.
— Ладно, пойду. — Я легонько пристукнул ладонью по столешнице и поднялся. — Проверю, что там. А ты сиди пока здесь. Если что, я позову.
Пользоваться переносом я не стал — лишняя осторожность не помешает. Бодро прошагал через восстановленную Эрликой долину и поднялся к проходу. Барьер, который выставила Девятая, был настроен и на нас с Лаурой, так что вскоре я уже был в пещере, ведущей в бывшее убежище Эрлики.
Внутри пещеры все осталось по-прежнему — заклятия хорошо скрывали вход, который мог привести чужака к источнику энергии, а затем и в мир Девятой.
Наружу я выбрался, стараясь не потревожить маскирующих и защитных заклинаний, что легко мне удалось. Я окинул мир проницающим взором и сразу обнаружил чужаков неподалеку отсюда. Поправил меч, еще раз проверил кинжал и пистолеты и быстрым шагом двинулся в ту сторону.
Вскоре я добрался до цели. Меня не обнаружили, что не могло не радовать. Я залег в невысоких кустах, похожих на орешник, и осторожно выглянул.
Эльфы, будь они неладны!
Причем не светлые, с которыми даже мне, темному лорду, можно было бы договориться. На худой конец, их можно было и обхитрить. С этими такие номера не пройдут. Передо мной были самые что ни на есть темные эльфы. Об их жестокости и кровожадности ходили легенды. По сравнению с ними даже мы казались образцом добропорядочности.
Желание выяснять судьбу жителей этого мира исчезло. У меня была только одна мысль, как бы убраться отсюда незамеченным. Про перенос я даже не думал — слишком опасно. Магия темных эльфов была довольно своеобразной, и кто его знает, чем могла закончиться попытка перейти в безопасное место.
Я наблюдал около часа и понял, что эльфы пришли сюда ненадолго. Лагерь, на который я смотрел, явно был всего лишь временным пристанищем. Что они тут забыли, выяснить мне не удалось.
И все же меня обнаружили. Стрела, пущенная из лагеря, воткнулась в землю на расстоянии полуметра от меня. Я медленно поднялся и, невозмутимо отряхиваясь, неспешно направился к лагерю. Не дойдя до крайней палатки нескольких шагов, остановился и развел руки в стороны, показывая, что я не враг.
Передо мной появились четверо эльфов, осмотрели с головы до пят, но оружие трогать не стали. Один из них жестом показал следовать за ним. Я не стал спорить — кажется, пока мне ничего не угрожает. Пристально разглядывать чужаков я не стал, но мне хватило и пары коротких взглядов. Одеты по-походному, вооружены традиционными луками и короткими копьями, на поясе у каждого — широкий длинный нож. Не воины — охотники. Интересно, на кого они здесь собрались охотиться?
Целью нашей прогулки по лагерю была большая палатка в центре. Мой провожатый нырнул и вскоре вернулся с высоким статным эльфом, одетым богаче, чем остальные. Похоже, это был вождь. Он окинул меня цепким и острым взглядом.
Когда я собирался к Эрлике, то оделся так, чтобы ничем не выделяться. Скорее всего, вождь не мог понять, кто именно перед ним, и как он, то есть я, вообще здесь оказался.
— Я Удиниэль из клана Ночного Мотылька, — наконец разлепил губы вождь. — А ты кто такой?
Говорил он на всеобщем с легким акцентом, присущим всем эльфам, как темным, так и светлым.
Я решил рискнуть и ответил на эльфийском:
— Приветствую тебя, вождь, — глаза эльфа слегка расширились от удивления, но лицо осталось бесстрастным. — Я лорд Этьен.
— Наслышан, — коротко ответил эльф. — Что привело тебя в эти края? Кажется, этот мир вам не принадлежит?
— Меня попросил один друг. Он долго жил здесь и беспокоится о судьбе его жителей.
Вождь явно такого не ожидал. Он ненадолго задумался, потом, приняв какое-то решение, жестом показал на свою палатку и сказал:
— Думаю, мы сможем помочь друг другу, лорд. Прошу вас.
Интересный поворот! Но деваться мне было некуда, и я последовал за Удиниэлем.
Войдя внутрь, я с любопытством осмотрелся, но оказалось, что смотреть было не на что — обычная походная обстановка. На полу — шкуры каких-то животных, посередине — потухший очаг, в дальнем углу — небольшой столик для письма, шкафчик и стойка с оружием.
Недолго думая, я уселся на шкуры, скрестив ноги. Слегка усмехнувшись, эльф устроился напротив и пристально уставился на меня. Я почувствовал, как мое тело связывают невидимые путы, слегка повел плечами, рассеивая магию, и усмехнулся в ответ. Вождь развел руками:
— Простите за это, но мне нужно было убедиться, что вы тот, за кого себя выдаете. Надеюсь, это вас не оскорбило?
— Нисколько, — заверил его я. — На вашем месте я поступил бы также. Итак, вы говорили о какой-то помощи.
— Да, — подтвердил Удиниэль. — Я знаю, что вы, лорд Этьен, не любите наш народ. Но мы, как и вы с вашим другом, заинтересованы в разрешении загадки исчезновения жителей Левардии.
Я вопросительно поднял бровь.
— Мы не имеем к этому никакого отношения, — пояснил вождь.
Я недоверчиво хмыкнул. Удиниэль остался внешне спокойным, но я видел, что его задело мое недоверие.
— Поверьте, это так. Левардия находится на самой границе наших владений, поэтому то, что здесь произошло, непосредственно затрагивает наши интересы. Я понимаю, что вы мне не верите — истории о нашей жестокости широко известны. Но клан Ночного Мотылька — мирный клан и не творит ничего из того, что нам приписывают. Мы существуем не одну тысячу лет и никогда не нападали первыми, а все эти гнусности устраивают дикие, более молодые кланы. Такие, как наши соседи — клан Плакучей Ивы, с которым у нас довольно натянутые отношения.
— Они светлые? — уточнил я. Не скажу, что он меня убедил, но что-то в его тоне заставило меня поверить, хотя и не до конца.
— Да, — нехотя ответил Удиниэль. — Но дело в том, что они тоже ни при чем — нет магических следов, указывающих на эльфов. Честно говоря, нет вообще никаких магических следов.
— И мы ничего не почувствовали, — сообщил ему я.
Было заметно, что вождь слегка разочарован.
— Что ж, будем разбираться… Вы к нам присоединитесь, лорд Этьен?
— Я предпочитаю действовать в одиночку или с собратьями, — ответил я слегка извиняющимся тоном. — Если вы укажете мне место, которое стоит проверить, я с удовольствием это сделаю.
— Как вам будет угодно, — внешне безразлично отозвался эльф. — У меня есть карта — я отмечу на ней место и передам вам.
— Это было бы неплохо, — согласился я.
В душе я радовался, что все обошлось мирно. А загадка Левардии мне самому давно не давала покоя, поэтому я решил оказать посильную помощь этим эльфам. Надо бы сообщить обо всем Эрлике…
Отойдя от лагеря эльфов на приличное расстояние, я так и поступил.
Выслушав, Девятая лишь попросила:
— Будь осторожен, Этьен. Если с тобой что-нибудь случится, твоя жена меня убьет. Правду говоря, я и сопротивляться не буду. — И она криво усмехнулась.
— Постараюсь, — серьезно ответил я и прервал контакт.
Сверившись с картой, я понял: пешком буду идти не меньше трех суток, что мне совершенно не улыбалось. Я сосредоточился и постарался перенестись поближе к своей цели. Прибыв на место, осмотрелся, чтобы понять, куда меня занесло. Судя по ориентирам, отмеченным на очень подробной эльфийской карте, идти мне оставалось около полутора-двух часов.
«Что ж, — подумал я, — это все же лучше, чем трое суток».
Полтора часа бодрым шагом, и я был на месте. Стараясь не светиться, я начал методично обследовать окрестности. Поначалу ничего интересного не попадалось — небольшие поляны сменялись рощицами с редкими низкорослыми деревьями. В траве стрекотали кузнечики или что-то на них похожее, чирикали какие-то птицы с невзрачной окраской, бутоны цветов легонько раскачивались от дуновения слабенького ветерка. Тишь да гладь, одним словом.
Но вскоре я наткнулся на нечто любопытное.
Прямо посреди очередной поляны расположилось странное здание из тусклого серого металла. Оно выглядело настолько чуждым этому миру, что я встал, как вкопанный, пытаясь его прощупать всеми доступными способами. Тщетно — здание было непроницаемо. Подумав пару минут, я все же решил к нему приблизиться.
Вблизи ощущение чуждости только усилилось. Я обошел здание вокруг и обнаружил еле заметный прямоугольник, похожий на вход. Нажал прямо посередине, и дверь неслышно уехала вбок. Приготовив несколько заклинаний, я осторожно вошел внутрь.
В здании никого не было. Вдоль одной из стен располагался внушительный пульт с несколькими экранами — все было выключено, ни одна лампочка индикаторов не горела.
Я уселся в одно из вращающихся кресел перед пультом и глубоко задумался.
В игре мне случалось попадать в высокоразвитые индустриальные миры, поэтому я разбирался в сложной технике. Но то, что я видел перед собой, ни на что знакомое похоже не было. Странно…
Еще раз внимательно осмотрев приборы и убедившись, что все равно ничего не пойму, я решил позвать на помощь и вызвал Джеральда.
Он был в своем домике в столице. Купил он этот домик сразу после памятного заседания Всеобщего совета, чтобы чувствовать себя самостоятельным. Я одобрил его действия, поскольку от влияния родителей, особенно матери, Джеральду пора было избавляться. Тем более, он стал высшим.
— Привет, Этьен, — весело поздоровался Джеральд. — Могу чем-нибудь помочь?
— Привет. Не знаю, — ответил я. — Сам взгляни.
И я расширил область вызова. Джеральд удивленно присвистнул:
— Ты где эту штуку откопал?
— На Левардии, где раньше было убежище Эрлики. Так ты знаешь, что это?
— Ага. Перетащи меня, объясню.
Я протянул нить силы к нему, он ухватился и перешел. Сразу же подошел к пульту, внимательно его осмотрел, а потом потянул какой-то рычаг. Пульт загудел. Джеральд удовлетворенно выдохнул и нажал несколько кнопок. Я терпеливо ждал, следя за его манипуляциями.
— Это, Этьен, телепортер, — наконец повернулся ко мне мой юный друг. — Люди ведь не умеют переноситься, как мы, и не умеют строить магические порталы, как, скажем, эльфы или гномы. Вот с помощью техники они и создали такую штуку. По всей видимости, это прототип, и здесь его испытывали.
— Успешно?
— По показаниям приборов, скорее всего, удачно, но не так, как задумывалось.
— То есть?
— Поле получилось слишком мощным и охватило всю Левардию.
Значит, вот как исчезло население! Неудивительно, что ни Ис’лаа, ни мы с Эрликой, ни эльфы ничего не почувствовали — магии здесь и не было.
— А куда отправили людей?
— Сейчас. — Джеральд присел в соседнее кресло и застучал по клавишам. Спустя несколько минут он удовлетворенно хмыкнул:
— Вот, нашел координаты. Что думаешь делать?
— Передам эльфам — пусть сами разбираются, — пожал я плечами. — А машинку эту надо бы уничтожить, во избежание.
— Ты давай к эльфам, а я займусь телепортом.
Так и поступили. Мы отошли на безопасное расстояние, повернулись к зданию, а затем Джеральд запустил в него огромный шар темной энергии. Металл строения вспух, словно гигантский нарыв, а затем с оглушительным треском взорвался.
— Вот так, — удовлетворенно произнес Джеральд.
Я поблагодарил его за помощь, и мы распрощались. Он отправился домой, я — к эльфам.
Вождь Удиниэль, конечно, удивился, но искренне меня поблагодарил и заверил, что они сделают все, чтобы вернуть жителей домой. Я же подумал, что и среди эльфов встречаются неплохие ребята. И, кажется, среди них у меня появились новые друзья, чего я никогда не ожидал.
Я связался с Эрликой и все рассказал. Затем вызвал любимую, но, оказалось, что Лаура уже закончила свои дела и ждет меня в Тернемау.
Оставалось только к ней присоединиться.
Затем были встречи и прощания, поскольку на этот раз мы с женой уходили надолго. Тернемау и Вердан мы оставляли на попечении моего демона-дворецкого.
Меч для Эрлики я закончил, и Девятая была от него в полном восторге. Рукоять я после недолгих размышлений сделал простую, без излишеств — только с обеих сторон лезвия расположил небольшие дужки, защищающие пальцы, а также позволяющие зацепить клинок противника. В навершие я, как и обещал, вставил черный рубин.
Также мы побывали на свадьбе Астанира и Адель. Она была довольно скромной. Из гостей, кроме нас, были, конечно, Эрлика и Джеральд.
Но последний вечер грустным не был, в основном благодаря Хьюго и Тиберну, которые по мере сил поддерживали непринужденную обстановку.
В общем, все дела были закончены, и нас ждал Найрит.

ЭПИЛОГ

Предыдущие недели были наполнены заботами. Андрэ радостно встретил нас на пирсе и проводил до «Морской лани». Но название пришлось спешно менять — на нас все еще шла охота. Она не была такой жесткой, как несколько месяцев назад, но рисковать не стоило.
Мы курсировали от порта к порту, подбирая команду добровольцев, не ищущих легкой наживы, а ведомых той же жаждой приключений, что пела и у нас в крови. Постепенно экипаж был почти собран — пора было идти в Торстааг.

Мы вошли в припортовый трактир в вольном городе Торстааге, ни на что особо не надеясь.
— Господин Этьен, — бросился навстречу хозяин.
— Господин Бенро, — улыбнулся я. — Рад вас приветствовать!
— Где вы так долго пропадали, господин? Мы уже и не чаяли снова вас увидеть.
Я вполуха слушал болтовню хозяина, изредка вставляя ничего не значащие фразы, и думал, как перейти к расспросам. Лаура, напротив, откровенно веселилась.
— Господин Этьен, прошу вас за мой столик, — раздался голос, способный перекрыть рев любой бури или грохот бортовых залпов.
Клянусь тьмой, капитан Конрад Вейл собственной персоной! Его-то я и искал — даже расспрашивать Бенро не пришлось.
— С удовольствием, капитан, — радостно отозвался я, направляясь под руку с женой к его столику.
После взаимных представлений и поклонов капитан Вейл вежливо поинтересовался:
— Как прошло ваше путешествие в Ирнон, господин Этьен? Нашли то, что искали?
Я отрицательно качнул головой и произнес:
— Зато я нашел это в другом месте. Капитан, я не видел «Морского ворона» в порту. Что-то случилось?
— Да ничего особенного, — махнул рукой Конрад. — На обратном пути попали под внезапный шквал и потеряли грот-мачту. Поставили временную и кое-как доползли до порта. Но груз доставили вовремя. Сейчас «Ворон» в доках — кроме мачты ему потребовался и другой мелкий ремонт. А вас что привело в Торстааг?
— Хочу получить разрешение ходить под флагом вольного города Торстаага, — улыбнулся я.
— У вас есть корабль? — удивился капитан.
— Да, быстроходный корвет. — Я пристально посмотрел ему в глаза.
— Подождите… — Конрад сопоставил мое имя и тип судна. — Вы капитан «Морской лани» Этьен — самый разыскиваемый пират в истории Найрита.
— Вы правы, но это в прошлом. Так уж сложились обстоятельства, что мне пришлось стать пиратом. А теперь я капитан де Брилен, и судно называется «Тернемау». Вы, конечно, можете доложить обо мне городской страже. Задерживать они меня не станут, но разрешения я, увы, не получу.
Капитан Вейл чуть не задохнулся от возмущения.
— Никому я докладывать не собираюсь! Я не доносчик! Напротив, я хотел предложить вам свою помощь, но если так…
— Капитан, я не хотел вас обидеть. — Я успокаивающе поднял ладонь.
— Простите моего мужа, капитан, — вмешалась Лаура, — его шуток порой даже я не понимаю.
Конрад жестом дал понять, что не обижается.
— Губернатор мне кое-чем обязан, — помолчав, произнес капитан. — Я напишу ему письмо с просьбой выдать вам разрешение ходить под флагом Торстаага. Вы уже подали прошение?
— Собирались завтра утром в канцелярию.
— Хорошо, мое письмо губернатор получит завтра еще до полудня.
— Спасибо, капитан Вейл, — поблагодарил я. — Еще раз извините за неудачную шутку.
— Пустяки.
Какое-то время мы молчали. Затем Конрад качнул головой, словно придя к какому-то выводу, и произнес:
— Что-то мне подсказывает, что разрешение не единственная причина вашего появления здесь. Вы могли получить его в любом другом месте.
— Вы правы. Я искал вас.
— Зачем? — искренне удивился Конрад.
— Скажите, капитан, — снова вступила в разговор Лаура, — вам не наскучило мотаться от порта к порту, перевозя грузы для купцов? Вы ведь их презираете.
Вейл усмехнулся, но промолчал, ожидая продолжения.
— Мы хотим предложить вам настоящее дело. О нет, не пиратство — Этьен же сказал вам, что с этим покончено. Нечто иное и, возможно, более опасное.
Похоже, слова Лауры его задели за живое. Он поднялся, бросил на стол несколько монет и обратился к нам:
— Могу ли я взять на себя смелость пригласить вас в гости? Здесь не самое лучшее место для обсуждения таких серьезных дел. Жена с детьми гостят у родни, слуг я отпущу до утра, поэтому нам никто не помешает.
— Конечно, капитан Вейл, мы с радостью принимаем ваше приглашение, — ответил я.
Это было больше того, на что я мог надеяться! С самого начала я решил быть с ним полностью откровенным, но в таверне рассказывать о таких вещах действительно не стоило.
Капитан Конрад жил в квартале небогатых торговцев. Его небольшой, но аккуратный особняк ничем не выделялся среди окружавших его домов-близнецов. Честно говоря, если бы нас не вел хозяин, мы бы заблудились среди этой одинаковости.
— Прошу, — распахнул перед нами дверь капитан.
Мы вошли внутрь. Гостиная тоже ничем особенным не выделялась. Конрад провел нас по лестнице в свой кабинет на втором этаже. Вот где был контраст по сравнению с тем, что мы увидели внизу!
На стене висела большая карта морских течений и ветров Эрдамского моря. Рядом с ней находился барометр. Стол капитана был завален более подробными картами и какими-то деловыми бумагами.
Конрад, извиняясь за беспорядок, молча развел руками. Быстро убрав со стола, он вышел. Через приоткрытую дверь было слышно, как он отпускает слуг. Затем зазвенели бутылки и, по-видимому, бокалы. Через пару минут капитан уже входил в кабинет с подносом, на котором было несколько бутылок вина и три бокала. Вскочив с кресел, мы помогли капитану доставить все это до стола.
Разлив вино, Конрад раздал бокалы. За стол садиться не стал, а устроился в кресле напротив нас и произнес:
— Что ж, теперь можно и поговорить.
Я сделал глоток из своего бокала. Конечно, это была «Алая куарна»! Капитан не изменял своим привычкам.
— Пожалуй, я начну с самого начала, то есть с того момента, как я оказался на Найрите…
Когда я закончил свой рассказ, капитан Вейл какое-то время молчал, переваривая услышанное. По его бесстрастному лицу было совершенно невозможно прочесть ни мыслей, ни эмоций. Хотя самого главного, а именно нашего предложения, я ему пока не озвучил.
— Что ж, — произнес он, наконец, — я всегда подозревал, что в этом мире все далеко не так просто, как кажется. Только вот рассказать об этом я все равно никому не смогу.
Он улыбнулся нам и продолжил:
— Я так полагаю, вы хотите позвать меня в поход сквозь линию штормов и дальше? А вы уверены в том, что за этими двумя островами есть что-то еще?
— Ваша проницательность достойна похвалы, — улыбнулся я в ответ. — А по поводу нашей уверенности…
Я достал из своей сумки футляр, открыл и извлек свиток.
— Взгляните сами.
Мы развернули свиток, и на стол легла большая карта Эрдамского моря. Но в отличие от той, что висела у капитана на стене, линией штормов она не ограничивалась.
— Что это? — рассматривая карту, удивился капитан.
— Копия карты пятисотлетней давности. Мартин не только показал нам оригинальную карту, но и разрешил ее скопировать, — пояснил я. — Сравните ее с вашей современной.
Он лишь отмахнулся:
— Я знаю Эрдамское море как свои пять пальцев. Значит, — он указал на две небольшие точки на карте, — это острова, на которых вы побывали?
— Именно, — подтвердил я. — А дальше на западе, смотрите, гораздо больший остров.
Он кивнул, водя пальцем по карте:
— И вокруг этого большого острова множество мелких островков.
— Посмотрите еще дальше на запад, — посоветовала Лаура.
Он провел пальцем выше и замер.
— Понимаете? — возбужденно сказал я. — Может быть, еще один большой остров, но мы подозреваем, что это…
— Новый материк, — закончил Конрад.
Мы с Лаурой согласно кивнули, хотя он и не мог нас видеть.
Капитан свернул карту и протянул мне:
— Не показывайте ее посторонним, а лучше, чтобы, пока мы не пройдем шторма, вы ее совсем не доставали.
— Так вы пойдете с нами? — обрадовалась Лаура.
Он кивнул, возвращаясь в свое кресло. Налил всем еще вина и с видимым усилием сказал:
— Позвольте, я тоже вам кое-что расскажу.
Увидев наши заинтересованные взгляды, он приободрился и начал:
— Я родился в семье кожевенника и был третьим ребенком в семье. Мы не бедствовали, но и зажиточными не считались. Хотя грамоте меня все-таки обучили. Лет в шесть я понял, что означает быть младшим. Ремесло и мастерская доставались моему старшему брату, которого отец уже давно привлекал к своей работе. Сестре предстояло выйти замуж. А что ждало меня? В лучшем случае, я мог стать слугой в богатом доме, в худшем… Но меня с детства манило море. Я мог часами сидеть на пирсе и следить за проходящими мимо кораблями. Когда мне исполнилось десять, я уговорил отца отдать меня юнгой на корабль. Он быстро согласился — это решало многие проблемы. Я попал на угольщик с командой в семь человек и юнгой, то есть мной. Сладкой ту жизнь не назовешь…
Он прервался, чтобы сделать большой глоток из бокала. Я же думал о том, как мне повезло родиться в семье темных и стать лордом. Мы с женой обменялись быстрыми взглядами. Ее, похоже, посетили те же мысли.
— Три года я прослужил на этом угольщике, пока владелец не решил, что корабль слишком старый, и не сдал его на слом. Так я оказался на берегу почти без гроша. Но мне повезло — меня приметил помощник капитана с небольшого торгового судна. Для своего возраста я был достаточно крепким, чтобы стать полноправным матросом. Через пару месяцев я приглянулся старому штурману Йенсу. Он давно хотел отойти от дел, но капитан его не отпускал пока тот не найдет себе замену. Узнав, что я умею читать и писать, Йенс предложил мне научиться навигации. Я с радостью согласился. Не буду долго рассказывать — скажу только, что в девятнадцать лет я уже был вторым помощником на довольно крупном торговце. А затем случилось то, что перевернуло мою жизнь. На наш корабль напали пираты. Капитан и первый помощник были убиты в орудийной перестрелке, и я остался старшим офицером на борту. Мы отбили нападение. В благодарность владельцы дали мне собственный корабль. Небольшой, конечно, но для меня это было счастьем — я стал капитаном! Следующие десять лет я старательно копил деньги, отказывая себе во всем, и смог приобрести собственное судно. И вот уже почти восемнадцать лет перевожу грузы по всему Эрдамскому морю. Но я всегда мечтал сделать что-нибудь значительное, однако ничего такого не подворачивалось. И тут вдруг вы с этой картой!
Что ж, я его прекрасно понимал. Мы ничего не сказали, но Конрад все понял по нашему красноречивому молчанию.
— Я так понимаю, вам нужен опытный навигатор?
— Да. Если честно, я ничего не смыслю в навигации. Маневры во время боя или погони — это максимум, на что я способен.
— У меня есть условие, — неожиданно заявил Вейл. — Я пойду на «Вороне» и команду подберу сам.
— Это было бы замечательно, — искренне согласился я. — Два корабля возьмут больше припасов, да и любое нападение отобьют.
— Жаль, дети не в меня пошли, — как бы про себя пробормотал капитан.
Вскинув голову, он посетовал:
— Старший сын в купцы сухопутные подался, младший на законника учится.
Мы посочувствовали, но он светло улыбнулся:
— Зато племянник Йозеф по моим стопам пошел. Удрал из дома и пролез ко мне на корабль. Мы его только к вечеру обнаружили. Три месяца он у меня юнгой был, пока домой не пришли. Я его к сестре доставил, объяснил, где он пропадал. Они уже все слезы выплакали. Влетело ему, конечно. А через пару дней сестра сама Йозефа ко мне привела. «Возьми его к себе, — говорит, — а то с тоски повесится». Ну я и взял — мальчонка мне сразу толковым показался. И ведь не ошибся я — он у меня вторым уже три года ходит. Мой первый слишком стар для таких путешествий. Так что самое время Йозефу первым становиться.
— На ваше усмотрение, капитан, — широко улыбнулся я. — Как думаете, сколько времени уйдет на подготовку?
Он неопределенно пожал плечами.
— Ремонт «Ворона» почти закончен. Так что смотря как с добровольцами будет. Припасы загрузить не проблема, а вот люди…
— Я хорошо плачу, — негромко рассмеялся я.
— Ну, тогда около трех недель.
— Нас это устраивает. Да, и еще. — Конрад взглянул на меня. — Не могли бы вы осмотреть мою команду и нанять для меня несколько человек. У нас недобор.
— Конечно. И, капитан, давайте перейдем к более простому общению — почтительности мне от подданных хватает.
— Лично я не против, Этьен, — тут же согласился Конрад. 
Мы закрепили уговор глотком вина и на какое-то время погрузились в молчание.
— Скажите, капитан, — поинтересовалась любимая спустя несколько минут, — а какова процедура получения разрешения?
Конрад иронично улыбнулся:
— Да, это довольно забавно. После получения документа, разрешающего вам ходить под флагом Торстаага, необходимо провести церемонию поднятия флага. На ней присутствуют представитель от канцелярии губернатора и представитель морского торгового ведомства. Под гимн Торстаага поднимается флаг, затем представители вместе с капитаном и владельцем спускаются в каюту капитана, где все ставят подписи на специальном документе. Потом капитан приглашает их на праздничный обед, где представители быстро напиваются, и свита развозит их по домам. На следующий день капитан и владелец посещают морское торговое ведомство, им вручают патент, позволяющий заниматься перевозками товаров и беспошлинно торговать в Торстааге.
— Действительно забавно, — улыбнулась Лаура. — Нам предстоит тоже самое?
— Да, но, как вольный капитан, я имею право присутствовать на церемонии и при подписании документов. А вот тебе, госпожа, при поднятии флага присутствовать запрещено. Почему так, не знаю… Ты можешь встретить представителей в каюте на правах супруги капитана. Только одета ты неподходяще — женщин в мужской одежде чиновники не воспринимают и могут отказаться от подписи только на этом основании.
— Демоны их подери! — возмутилась жена. — Что за неравноправие? У меня и платьев-то нет…
Я негромко рассмеялся над ее искренним негодованием. Капитан присоединился к моему смеху. Спустя пару секунд Лаура тоже улыбнулась:
— Придется мне что-нибудь купить. Только вот я не знаю здешней моды, но это ерунда.
Женщины… Только появляется перспектива приобрести обновку, и они уже счастливы.
— Скажи, Этьен, а вы и ваш народ бессмертны? Я имею в виду срок жизни.
— Нет, но живем мы действительно долго. Мне, например, восемьсот семьдесят четыре года. Лаура на год младше.
Он в ошеломлении уставился на нас.
— Боги, более восьмисот лет! Шестьсот лет назад состоялась та самая битва, когда маги выкинули чужаков с Найрита… В то время еще чтили древних богов и помнили их имена.
— А сейчас? — заинтересовался я. — Религия как-то мимо меня прошла.
— Никак. Религии как таковой на Найрите не существует. И не могу сказать, что это меня сильно огорчает, — ухмыльнулся капитан.
На этом мы расстались, договорившись встретиться утром у канцелярии губернатора.
Все прошло гладко благодаря помощи капитана Вейла. Мы получили разрешение, подняли флаг и забрали патент. Теперь все наши действия сосредоточились только на подготовке судов к плаванию.
На «Вороне» больше половины команды согласились идти в неизвестность вместе с любимым капитаном. Сам же Конрад посетил «Тернемау», осмотрел моих матросов и офицеров и забраковал троих.
Его племянник оказался приятным молодым человеком, не по годам опытным и знающим моряком. Нам с Лаурой он сразу понравился, да и с Андрэ Йозеф быстро нашел общий язык. Они часто встречались и увлеченно обсуждали, какие еще припасы нам необходимы, а также на какой из кораблей что грузить.
Но не все было совсем уж хорошо. Кое-кому из команды присутствие женщины на борту было не по нраву.
В один из дней Лаура, выходя из нашей каюты, лицом к лицу столкнулась с одним из таких недовольных. Он слегка посторонился, давая ей пройти, а потом прошипел в спину: «Ведьма!»
Реакция моей возлюбленной была мгновенной. Она резко развернулась и от души врезала матросу в челюсть, от чего тот кубарем покатился по палубе.
— Кто-то еще считает, что я ведьма? — ни к кому конкретно не обращаясь, спокойно осведомилась Лаура.
Ответа не последовало. Я, откровенно забавляясь, сделал суровое лицо и приказал презрительным тоном:
— Уберите эту падаль с моего корабля!
Больше подобных происшествий не возникало.
Спустя восемнадцать дней с момента разговора с капитаном Вейлом мы отбыли из Торстаага, направившись в Давор — ближайший к полосе штормов порт. «Морской ворон» показал себя превосходным ходоком — он почти не уступал «Тернемау» в скорости, хотя мой корвет был одним из самых быстроходных судов в этих водах.
В пути мы тренировали команду обращению с парусами в различных ситуациях, а также провели несколько артиллерийских учений. Поскольку Торстааг был открытым портом и его посещало множество кораблей из разных стран, туда со всех сторон стекались моряки, в том числе и те, кто ушел с военной службы. Конрад отдавал предпочтение именно бывшим военным, в чем я был с ним полностью согласен.
До Давора мы дошли без приключений. Там мы пополнили припасы и запасы пресной воды, после чего проложили курс к линии штормов. К счастью, прошли мы ее легко, угодив только в один серьезный ураган. Но серьезных повреждений он не причинил ни «Тернемау», ни «Морскому ворону».
На первом острове мы снова пополнили запасы воды, а также набрали экзотических фруктов, что должно было уберечь матросов от цинги. Решив, что второй посещать необязательно, мы прошли мимо, сразу направившись к большому острову. Карта пусть и была древней, но координаты на ней были указано довольно точно, поэтому с определением расстояния и направления проблем не было.
До большого острова мы шли почти неделю. Ветер дул в правый борт под почти прямым углом, но оба корабля обладали прекрасной управляемостью, так что особых трудностей такой ветер не доставлял.
Высадка на остров прошла успешно. Мы с Лаурой не стали лезть в первые ряды, отправив большой отряд под командованием Ланса, который с восторгом воспринял, что мы больше не собираемся заниматься грабежами, а отправляемся на поиски новых земель. Как он мне признался, ему всегда было не по душе пиратство.
Объединенный отряд моряков с «Тернемау» и «Ворона» обследовал местность вокруг места высадки и убедился, что опасности нет. После этого на берег сошли и мы с Лаурой, а также капитан Конрад.
Остров изобиловал дичью, и мы, посовещавшись, решили задержаться. До осени и вероятного ухудшения погоды было далеко, поэтому времени хватало даже на возвращение в том случае, если нас постигнет неудача.
Пока матросы били мелкую и крупную дичь, коптили мясо, запасались фруктами и водой, мы с любимой исследовали почти весь остров вдоль и поперек. На южной стороне располагались невысокие, но довольно крутые горы, лезть в которые мы не стали. На удивление, ничего похожего на руины древних зданий или остатки поселений нам найти не удалось. Нас это не слишком расстроило. Я был сыт по горло древними тайнами, и Лаура разделяла мою точку зрения.
На острове мы пробыли полторы недели. Последние два дня я был на судне, помогая Андрэ в размещении новых припасов. Лаура почти безвылазно просидела эти дни в каюте, сгорая от нетерпения. Наконец все было погружено, распределено и закреплено. Устав от бездействия, капитан Конрад предложил отчалить с вечерним отливом. Я согласился.
На этот раз ветер был более благоприятным — он дул почти прямо в корму. Мы ходко шли точно на запад, не отклоняясь ни на румб от выбранного курса.
Лаура стояла рядом со мной на мостике, когда с мачты раздался крик:
— Эй, на палубе! Земля на горизонте, прямо по курсу!
Я повернулся к Лауре — ее лицо светилось радостью. Я обнял ее и прошептал на ухо:
— Это только начало…


Сказать спасибо автору:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
Свидетельство о публикации: next-2021-107551
Опубликовано: 17.10.2021 в 15:56
© Copyright: Рэйвен Вайпер Шейд (Пересмешник)
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1