Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Глава 4. (Роман "Темный", 2016 г. Издательство "Альфа-Книга")


­­ГЛАВА 4



— Эй, на палубе! Парус на горизонте, слева по борту!

Зычный голос впередсмотрящего прервал вялое движение внизу. Раздался свист боцманской дудки, вахтенный дважды ударил в колокол и, на бегу раскладывая подзорную трубу, бросился к левому борту.

Началась суматоха.

Спавшие после вахты матросы спешили по своим местам.

— По местам стоять! — рявкнул вахтенный, не отрываясь от подзорной трубы.

— Что там? — спросил я, подходя к нему.

— Крупный корабль, капитан. Похож на инмирский торговец, — ответил вахтенный, протягивая мне трубу.

Да, капитан — это я. Все вышло настолько нелепо, что, если бы не предшествующие этому события, было бы смешно.

Я вернулся на берег с тремя телами и проклятым жезлом. Какой мне от него прок, я не знал, но бросать вещь, из-за которой погибли невинные люди, не собирался.

Вся команда вместе с капитаном с ужасом слушала мой рассказ. Кое у кого взгляды горели недоверием, но мне было наплевать. Вернувшись в опустевшую каюту, я сел на свою койку и прикрыл ладонями глаза. Но через несколько минут кое о чем вспомнил.

— Капитан! — закричал я, вылетая на палубу. — Письмо! Письмо Кинто у вас?

Надо сказать, соображал Арно быстро.

— Все видят? Письмо не вскрыто, — обратился он к команде, вернувшись из каюты. — Выберите двоих, пусть подойдут ко мне.

После небольшого совещания двое матросов отделились от группы. Я припомнил, что они были самыми недоверчивыми из всех, когда слушали мой рассказ. Капитан молча вскрыл конверт и вынул лист бумаги. Я придвинулся, чтобы тоже увидеть, что написал демон. Там было всего два слова: «Убить всех!»

После этого отношение ко мне резко изменилось. Меня считали чуть ли не героем, но и на это мне тоже было наплевать. Внутри была пустота. События последних месяцев, начиная с бойни в мире Пяти Колец и заканчивая схваткой с демоном, выжали меня досуха. И морально, и физически. Силы осталось на самом донышке, взять ее было неоткуда.

Мне было все равно, мною овладела апатия.

Целыми днями я лежал в своей каюте и крутил в руках жезл, пытаясь понять, зачем он нужен, но тщетно. Вышел я на палубу только один раз, когда хоронили Эрлу, Грэга и Тарна. Листа я вытащить так и не смог…

Через четыре дня после выхода из болтанки меня разбудил громкий шум на верхней палубе. Затем раздались звуки тревоги. Я быстро оделся, подхватил оружие и выскочил наверх.

Одни матросы расчехляли пушки, другие поднимали из трюма ядра и порох, третьи несли оружие — мушкеты и абордажные сабли.

— В чем дело, капитан? — спросил я, поднявшись на мостик.

— Пираты, — лаконично ответил он, всматриваясь вдаль через подзорную трубу.

— Уйти сможем?

— Попробуем. Право на борт, паруса по ветру! — крикнул капитан.

— Есть право на борт! — откликнулся рулевой, перекладывая руль.

Спустя примерно час стало понятно, что уйти мы не сможем. Все стали готовиться к бою. Капитан снял с пояса шпагу, отбросил в сторону и вооружился коротким и широким палашом, более подходящим в абордажной схватке.

Я спустился в каюту еще и за мушкетом и тут же вернулся на палубу.

Мы стояли на мостике, глядя на приближающийся пиратский корабль. Вскоре стало видно, что это быстроходный корвет. Неудивительно, что мы не смогли от него уйти. Я невольно залюбовался узким корпусом и хищными обводами пирата.

— Намного их больше? — поинтересовался я, ни к кому конкретно не обращаясь. Ответил мне боцман.

— Раза в три — три с половиной.

Паники не было. Как только стало понятно, что нам не уйти и придется драться, на судне воцарилось спокойствие. Канониры зарядили пушки и теперь стояли с горящими фитилями. Тишина прерывалась только скрипом снастей и легкими хлопками парусов.

Капитан Арно долго молча оценивал дистанцию до противника и вдруг скомандовал:

— Руль резко вправо! Орудиям левого борта — готовьсь!

Корабль начал поворот. Офицер на орудийной палубе посмотрел в подзорную трубу и через минуту отдал приказ:

— Пли!

Рявкнули все пять пушек левого борта.

— Заряжай! Цельсь! Пли!

Так продолжалось минут десять. Затем нам ответили. Корвет привелся к ветру, лег на параллельный курс и открыл огонь. Били пираты по мачтам и такелажу. Сверху посыпались щепки и обрывки снастей.

Капитан еле слышно выругался сквозь зубы.

Постепенно наше судно начало терять ход, и пиратский корвет пошел на сближение.

— Готовиться к отражению абордажной атаки! — крикнул капитан.

Суда уже были на расстоянии мушкетного выстрела. Я поднял свой мушкет, прицелился в дюжего детину с топором и выстрелил. Пират мешком свалился за борт.

Со всех сторон слышались выстрелы. Наши пушки продолжали огонь до последнего, но вскоре замолкли и они. Затем раздался треск, и корабли сцепились бортами. С корвета полетели абордажные крюки, посыпались дико вопящие люди.

Начался хаос.

Я выстрелил прямо в толпу пиратов, бросил разряженные пистолеты на палубу и вынул меч. Все дальнейшее происходило как в тумане. Я вертелся волчком, колол, рубил, уклонялся, снова колол. Вдруг все вокруг замерло.

Я остановился, тяжело дыша. Передо мной стоял черноволосый бородатый человек с тяжелым палашом в руках.

— Ты хороший боец, — произнес он. — Сегодня ты убил много моих людей. Переходи в нашу команду. Мы не всем такое предлагаем.

Я отрицательно помотал головой, стараясь восстановить дыхание.

— Мы можем тебя просто пристрелить, — с угрозой в голосе сказал пират.

— Ты настолько боишься за своих людей? — усмехнулся я.

Пират зарычал и поднял палаш, готовясь к атаке. Я тоже приготовился. Почему-то у меня было ощущение, что от этой схватки зависит моя дальнейшая судьба, и я собрался драться до последнего.

Мой противник был хорошим бойцом, очень хорошим. Но мой меч был длиннее, что вынуждало пирата держаться чуть дальше, чем он привык. Несколько минут мы кружили по палубе, обмениваясь быстрыми выпадами. Поначалу мы были на равных, а потом стало сказываться отсутствие у пирата фехтовального опыта. О да, в тесноте абордажа он был хорош, но вот так, один на один, против непривычного оружия у него почти не было шансов. Я ранил его в левое плечо, затем зацепил по груди. Он попытался разорвать дистанцию, я ушел в сторону и ударил в бедро. Пират споткнулся, но успел развернуться и парировать мой прямой удар в сердце. Я резко крутанул эфес, беря меч обратным хватом, и нанес короткий режущий удар в правый бок. На обратном движении острие моего клинка вошло ему под лопатку.

Все было кончено. Повисла потрясенная тишина. А потом пираты стали подходить ко мне и складывать у моих ног оружие.

Я дрался с их капитаном, а по закону пиратской вольницы любой победивший капитана в честном поединке сам становится капитаном. Теперь под моим началом был один из самых быстроходных кораблей в Эрдамском море и почти двести головорезов команды.

Печалило меня только то, что больше никто в этом бою не выжил…

С тех пор прошло уже почти полтора месяца. За это время мы взяли четыре крупных корабля и несколько мелких. Моя репутация удачливого капитана постепенно взлетела до небес, но я только горько усмехался про себя. Все когда-нибудь кончается, и наши «подвиги» не могли не остаться незамеченными. Так что открытие охоты на нас было только вопросом времени. Конечно, я старался избегать ненужных жертв, особенно если торговцы сдавались сразу, не пытаясь сопротивляться. Мои матросы не были кровожадными отморозками, поэтому мне не пришлось применять жестких мер, хотя пару раз приходилось давать по зубам. Но дело в том, что торговцы не любят терять деньги, и, естественно, они жаловались всем представителям властей, до кого могли достучаться.

Надо сказать, что, если бы не мысли о возвращении и о том, что происходит в моем мире, мне такая жизнь была вполне по душе. В дневной суете, наполненной как мелкими заботами, так и охотой на суда, я забывал о своих проблемах, но по ночам я часто подолгу лежал в своей каюте и думал, думал, думал… Однако выхода так и не придумал.

Я смотрел в подзорную трубу на инмирский корабль, прикидывая, стоит ли с ним связываться. Мы несколько дней назад взяли неплохой груз и направлялись в один из потайных пиратских портов. Решив, что команда меня не поймет, я скомандовал:

— Лево руля, идем к ним!

Со всех сторон послышались одобрительные возгласы. Чтобы как-то поддержать дисциплину, я рявкнул:

— Все по местам, к бою готовьсь!

Началась обычная перед схваткой суета. Заряжались пушки, к ним подносились ядра и порох, на палубу поднимали мушкеты и сабли.

Наконец все было готово. На корабле воцарилась напряженная тишина. Мы стремительно приближались к инмирцам, но, что странно, они даже не пытались сменить курс. На Найрите у пиратов в ходу не было разукрашенных всякими черепами черных флагов, но корабль без флага означал только одно — пираты. А мы шли без всяких флагов. Неужели это их не насторожило?

Я еще раз внимательно осмотрел приближающееся судно. Матросы еле ползали по вантам, хотя инмирцы всегда были приличными моряками, а здесь создавалось впечатление, что они видят снасти чуть ли не в первый раз в своей жизни.

— Андрэ, — обратился я к подошедшему помощнику, — взгляни внимательно. Тебе не кажется, что что-то не так?

Тот пару минут пристально понаблюдал за матросами на торговце и произнес:

— Да, капитан, впечатление такое, что нас заманивают, — и он, подняв голову, прокричал: — Эй, на мачте, смотреть в оба во все стороны!

Еще через несколько минут я прикинул расстояние и приказал:

— Предупредительный поперек курса!

Грохнула пушка. Ядро плюхнулось прямо перед носом торговца. Паруса на нем поползли вверх, и корабль стал замедлять ход.

— Подойти к борту и приготовиться!

Наша «Морская лань» медленно двигалась вперед. Видимо, моя тревога передалась и команде, потому что не было слышно обычных в таких случаях шуточек. Казалось, все ждали какого-нибудь подвоха.

Мы уже почти сблизились с инмирцем, как сверху раздалось:

— Эй, на палубе! Парус справа на два румба от носа!

Мы с Андрэ тревожно переглянулись.

— Орудиям левого борта целиться ниже ватерлинии! Готовьсь, огонь! — скомандовал я. — Руль на правый борт, уходим!

На торговце началась суета. Поняв, что мы их раскусили, они начали действовать.

Судно оказалось битком набито солдатами. Они выскакивали на палубу, стреляли в нас из мушкетов, по счастью, мимо. Полетели абордажные крючья, но мы уже уходили, поэтому цели достигли лишь немногие крюки, и веревки их сразу были перерублены. Разворачиваясь, мы успели дать залп с левого борта. Инмирцы попытались ответить, но пушечки у них были слабые, так что никакого вреда их выстрелы нам не причинили.

— Что за корабль? — крикнул я впередсмотрящему.

— Военный, капитан. Похож на инмирский фрегат. Подождите. Еще парус с другой стороны!

Я выругался сквозь зубы. Сбылись мои опасения — на нас действительно началась охота.

— Боцман, еще матроса наверх! Пусть следят за обоими кораблями и сообщают обо всех маневрах. Орудия правого борта — к бою!

Я решил попробовать проскочить мимо, избегая клещей, в которые нас пытались загнать.

— Капитан, торговец тонет, — крикнул Андрэ, который с кормы наблюдал за действиями нашего недавнего противника.

Я оглянулся, поднося к глазам подзорную трубу. Действительно, инмирец уже начал понемногу оседать и крениться на борт. Команда и солдаты спускали шлюпки. Я злорадно усмехнулся.

— Вопрос теперь в том, что будет делать капитан фрегата — спасать своих или преследовать нас? — обратился я к Андрэ.

— Скорее, будет спасать, — улыбнулся помощник капитана.

— Вот и я так думаю, — улыбнулся я в ответ. — Так что у нас есть все шансы на этот раз улизнуть. И потом надо будет отсидеться пару-тройку недель, пока они не успокоятся.

— Думаю, вы правы, капитан.

Но так просто нам уйти не удалось. Инмирский фрегат направился спасать людей с торговца, но, как оказалось, с другой стороны к нам шли корвет и фрегат Ирнонского королевства. От фрегата мы оторвались безо всяких проблем, но вот корвет мало уступал нам в скорости и прицепился, как репей, маяча в нескольких милях позади.

Андрэ ругался во весь голос, проклиная всех ирнонцев в целом и капитана корвета в частности. Я помалкивал, с каменным выражением лица расхаживая по шканцам. Ко мне не лезли. А я все больше укреплялся в принятом недавно решении.

— Меняем курс, — наконец решился я. — Идем на норд-ост.

— Но, капитан, там же...

— Выполнять! — рявкнул я. — Вы хотите сохранить свои головы? Так слушайте меня! Я там побывал и, как видите, жив и здоров!

Не знаю уж, что больше сработало — мои слова или их вера в мою удачу, но возражений больше не последовало. Мы сменили курс, корвет — тоже. Спускались сумерки, и, видимо, их капитан решил, что мы попытаемся уйти от них в темноте. Знал бы он, что я задумал!

В конце концов, мне надоело вышагивать, как автомат, по палубе и я спустился в свою каюту. Перед этим я приказал Андрэ отдохнуть и отменил боевую тревогу. На палубе осталась обычная вахта, но я не переживал — догнать нас корвет не мог, а в случае неожиданностей меня бы сразу позвали на палубу.

Удивительно, но я умудрился подремать пару часов, но потом беспокойство все-таки погнало меня наверх. Горизонт понемногу светлел, видимость улучшилась, и я крикнул впередсмотрящим:

— Эй, на мачте! Что там корвет?

— Не отстает! Прицепился, как… Ох, извините, капитан! Не разглядел, что это вы.

— Ничего, все в порядке. Вахтенный, как близко мы подошли к линии непогоды?

— По моим расчетам, до нее еще пара часов.

— Хорошо. Через час матросам завтрак. Потом будет не до этого.

— Есть, капитан!

Прошло почти три часа, прежде чем пошел дождь, который постепенно превратился в ливень. А затем началась болтанка. Капитан корвета выдержал почти полтора часа такой погоды, но затем все-таки повернул и стал удаляться.

— Отстал наконец-то, — проворчал Андрэ.

— Не надо, Андрэ, он храбрый человек. Не каждый бы полез за нами.

Помощник что-то пробурчал себе под нос, но возражать не стал.

Мы шли на северо-восток еще несколько часов. Никто не возражал, не ворчал — все понимали, что рисковать не стоит. Ближе к вечеру мы сменили курс и пошли далеко на восток, где была еще одна пиратская база.

Я сидел на палубе, подставив лицо нежаркому солнышку. Три дня, как мы ушли от ирнонцев, но напряжение еще присутствовало, и я решил просто отдохнуть вот так, отвлекаясь от преследовавшей меня мысли, что в покое нас не оставят. Мысль отсидеться несколько недель была, конечно, здравой, но уж больно приметный у нас корабль. Стоит нам выйти в море, и опять начнется охота. В этот раз нам повезло, но что будет в следующий? Раз уж инмирцы объединились с ирнонцами, то могут подключиться и другие.

И вдруг я почувствовал вызов. Он был таким слабым, что я, отвыкнув от этого ощущения, не сразу сообразил, что кто-то меня вызывает. А когда понял, подскочил как ошпаренный и ломанулся в каюту. Там я схватил тазик для умывания, вылил в него бутылку вина и стал пристально вглядываться, пытаясь сосредоточиться. Этот фокус помогал, когда связи что-то мешало.

Несколько минут ничего не происходило. Я уж было подумал, что так ничего и не получится, как вдруг вино посветлело.

И я увидел Лауру!

— Этьен! Где ты, тьма тебя подери?! Я уже три недели тебя дозваться не могу!

— Долгая история. Можешь меня вытащить? — Я чуть не сошел с ума от безумной надежды. — Мир называется Найрит, если это поможет.

Лаура к кому-то повернулась, но слов я не слышал — контакт все-таки был слишком слабым. Она кивнула и повернулась ко мне:

— Мы попробуем.

— Кто это мы?

— Все потом, — поморщилась моя возлюбленная. — У тебя минут десять, подготовься. Да, смени вино — это уже не подойдет.

Контакт прервался. Я лихорадочно заметался по каюте, собираясь. Подхватил и прицепил на пояс свой меч. Затем, сообразив, что исчезновение капитана не пойдет команде на пользу, позвал Андрэ и вышел на палубу.

— Сообщаю всем, что обстоятельства вынуждают меня вас покинуть. Я передаю командование Андрэ, по крайней мере, до тех пор, пока не вернетесь в порт. Дальше вы вольны поступать, как вам угодно. Свою долю я отдаю команде — всем поровну. Там, куда я отправляюсь, мне эти деньги ни к чему.

Со всех сторон послышался недовольный ропот. Я поднял руку, призывая всех успокоиться:

— Тихо! У меня мало времени. Скажу только, что я возвращаюсь домой. Неужели вы не отпустите своего капитана?

Ропот стал стихать, но недовольство все равно осталось. Мне было наплевать — я предвкушал возвращение. Знал бы я, во что ввязываюсь, может, и остался бы на Найрите…

Вернувшись в каюту, я поменял в тазике вино и стал ждать. Потом, внезапно вспомнив, открыл комод и забрал ящичек с пистолетами, подаренными капитаном Конрадом. Негоже оставлять подарок, сделанный от чистого сердца, почти незнакомому человеку. И, по внезапному наитию, прихватил и тот самый проклятый жезл. Сунув его за пояс, я вернулся к тазику.

Спустя несколько минут вино забурлило, и из него показалась рука Лауры.

— Скорее, Этьен, хватайся, — крикнула возлюбленная.

Такой способ перехода был мне незнаком, но я не медлил ни секунды. Схватившись за руку Лауры, я почувствовал поток смутно знакомой силы, но понять, что это, не успел. Переход состоялся.

Ощущения от этого переноса описать сложно. Могу только сказать, что переход на Арлицию дался мне куда легче. Очнулся я на полу. Все тело болело, словно по мне пробежалось не менее пары сотен демонов. В голове помутилось, так что зрение восстановилось не сразу. Первой я увидел, конечно, Лауру. Судя по бледности ее лица, ей тоже досталось. А рядом с ней стояла… Ис’лаа! Теперь понятно, что за знакомую силу я уловил при переходе и почему этот способ мне незнаком. Позади них были и хранители в полном составе. На их лицах была тревога, один лишь Тиберн выглядел спокойней остальных.

— Как ты? — с дрожью в голосе спросила Лаура.

— Бывало и лучше, — прохрипел я. — Спасибо, что вытащили.

— Скажи спасибо госпоже Ис’лаа, — усмехнулся Астанир.

Я попытался подняться, но сразу понял, что такой подвиг мне пока не по плечу, и остался лежать. Вокруг было море силы, и я с удовольствием окунулся в этот поток.

— Дайте мне пару минут, — попросил я. — Хотя, может, пока расскажете, что происходит и как Лаура оказалась здесь?

— После резни на Пяти Кольцах все тихо. Собрался Всеобщий совет, но поскольку живых свидетелей не осталось, то никаких решений принято не было, — отозвалась все еще взволнованная Лаура.

— Теперь есть свидетель, — пробормотал я.

— Что? Ты там был? — воскликнула моя возлюбленная.

— Потом все расскажу, потом, — поморщился я. — Что еще?

— Я попыталась вызвать тебя, но не смогла. Потом узнала, что и на совете тебя не было, — продолжила Лаура рассказывать.

— И что, никто не обеспокоился? — слегка удивился я.

— Нет, — улыбнулась она. — Ты же у нас личность эксцентричная — все и решили, что ты просто в очередной раз характер показываешь.

— Хм… — только и смог произнести я.

— Я подумала, что не могу дозваться тебя, потому что еще слишком слаба, и отправилась к тебе, но тебя дома не было. Никто не знал, где ты. Я чуть голову не потеряла, сволочь ты этакая! Мог хоть какой-нибудь знак оставить! Льорис уже пригрозил тебя прибить, если ты жив.

— Хм… — снова произнес я. Что еще сказать? Друзья все-таки меня искали…

— А потом меня позвала госпожа Ис’лаа.

Я недоуменно взглянул на кар’вааз. Она чуть усмехнулась уголком губ.

— Я следила за тобой после твоего посещения. Мы, кар’вааз, можем чувствовать очень тонкие нити энергии, и эти нити сказали мне, что вскоре ты попадешь в сложную ситуацию. А потом ты исчез из всех известных миров. Я продолжала тебя ощущать, но очень-очень слабо. Астанир предложил вызвать леди Лауру — она-то и смогла с моей помощью до тебя достучаться, да и то не сразу. Далеко же тебя занесло, лорд!

— Спасибо, госпожа, — произнес я с искренней благодарностью. — Я уже не рассчитывал выбраться.

— Ты нужен здесь, — заявила Ис’лаа. — Я это чувствую. Зачем, не знаю, но нужен.

Я наконец смог подняться, но добрался лишь до ближайшего кресла. Адель налила всем вина.

— Что ж, слушайте, — и я кратко описал свои приключения на Пяти Кольцах и Найрите, опустив драку с пьющим жизни и путешествие на остров.

— Капитан пиратов? — расхохотался Хьюго. — Однако ты не перестаешь удивлять!

Лаура же наоборот стала очень серьезной.

— Говоришь, очень мерзкая магия? И голос?

Я кивнул.

— Лидфнеры — так их называли. Но лично я подозреваю, что не несколько существ, а одно, — задумчиво произнесла любимая.

— Но если… Оно же невероятно древнее! — воскликнул я.

Ис’лаа еле слышно кашлянула.

— Ох… Простите, госпожа, — смутился я. Да уж, ляпнул так ляпнул! Кар’вааз постарше любого ныне живущего будет.

— Я могу рассказать про лидфнера, — неожиданно произнесла госпожа. — Ты права — он только один. Но, боюсь, правда вам не понравится…

Все в ошеломлении уставились на нее. Она, почувствовав наши взгляды, слегка пожала плечами:

— Вы еще так молоды…

Да, если учитывать, что возраст кар’вааз — несколько тысячелетий, то даже Хьюго, которому более тысячи лет, по сравнению с ней просто младенец!

— Начну с того, что ваш Создатель на самом деле ничего не создавал, — начала Ис’лаа. — Наша Вселенная до его прихода существовала несколько миллиардов лет. Какие-то миры только образовались, какие-то уже умирали, но все они были до него. Как вы уже знаете, обитаемое пространство не ограничивается вашими мирами и даже теми, что вы зовете окраинными. Кстати, большинство темных, как, впрочем, и светлых, об этом не догадывается. Так вот, кроме этой Вселенной есть и другие. Они находятся очень далеко, но там тоже есть разумная жизнь. Создатель, буду все же называть его так, пришел из другой Вселенной. Он был изгоем своего народа и сбежал. Не знаю уж, что он натворил, но за ним пришел охотник — лидфнер.

Ис’лаа прервалась, чтобы отхлебнуть вина. Я воспользовался паузой и поинтересовался:

— Простите, госпожа, но откуда вам все это известно?

— Он обращался за помощью к нашим… — Кар’вааз слегка задумалась. — Назовем их старейшинами. Они отказались ему помогать. Как я уже говорила, мы можем чувствовать тонкие энергии, и старейшинам не понравилось то, что они в нем ощутили. Создатель, конечно, разозлился, но в одиночку он был слабее нас.

И он ушел сюда. А затем исчез, и появились девять. Как он это проделал, я не знаю. Это очень сильная магия, мы так не умеем. Вместе с ним исчез и лидфнер. Я так понимаю, что он впал в своего рода спячку и просыпался только тогда, когда следы Создателя начинали размываться.

— То есть вы хотите сказать, что Создатель каким-то образом разделился на девятерых? — потрясенно произнес я.

Ис’лаа кивнула и добавила:

— Да. И заставил вас играть. В каждом из светлых и темных есть его частичка, и, когда вас становится слишком много, появляется лидфнер. Тогда между вами начинаются войны на истребление. Как только количество лордов и леди приближается к некоему балансу, лидфнер снова исчезает.

— Понятно. А как же истинные?

— Сказочка для идиотов, — презрительно бросила Лаура. — Думаю, и у светлых тоже есть подобная сказочка. Что-нибудь вроде истинного света.

— Что ж, — произнес я, поднимаясь из кресла, — будем думать, как нам остановить лидфнера. Для начала надо будет рассказать все совету.

— Этьен, — странным голосом произнесла госпожа, — откуда это у тебя?

Я проследил за ее взглядом и понял, что она пристально разглядывает мой пояс. Сначала я не понял, но потом сообразил. Жезл! Я же об этом не рассказывал. Вытащил жезл и протянул Ис’лаа. Она отшатнулась, широко раскрыв глаза. Я не понимал, в чем дело, и просто положил жезл на стол возле своего кресла.

— У демона отобрал, — как можно более непринужденно заявил я.

— Демон-то выжил? — снова развеселился Хьюго.

Я отрицательно покачал головой, вздохнул и стал рассказывать о путешествии на тот треклятый остров. Все это время кар’вааз не сводила испуганного взгляда с жезла. Я недоумевал — что же могло так напугать столь древнее и могучее существо?

Я старался рассказывать бесстрастно, но Лаура слишком хорошо меня знала и все поняла. Повернув к ней голову, я наткнулся на сочувствующий взгляд, и на душе у меня стало немного легче.

Когда я закончил рассказ, Ис’лаа наконец отвела взгляд от жезла и взглянула на меня:

— Эта… вещь древнее самого старшего из нас. Не знаю, сколько ей миллионов лет. Может быть, что она вообще не из нашей Вселенной.

Все потрясенно молчали.

— А зачем она нужна? — наконец очнулась Адель.

— Точно не скажу, — пожала плечами госпожа, — но знаю, что искали ее многие. В том числе и Создатель, и лидфнер. В этой вещи сокрыта огромная мощь. Поэтому я и боюсь ее трогать.

— А нам он не опасен? Я много раз пытался его пробудить на Найрите, но бесполезно, — сказал я.

— Именно поэтому там жезл и спрятали — там нет такой энергии, которая могла бы его пробудить.

М-да… Интересно, что за штуку я приволок? И кто ее спрятал? Явно не ушедшие боги Найрита.

Видимо, последнее я произнес вслух, потому что кар’вааз ответила:

— Нет, как раз именно боги. Как он к ним попал, не знаю. Судя по твоим словам, спрятали его до появления светлых и темных, иначе боги поставили бы защиту и от вас. Не зря в том мире появились истинные! Видимо, они как-то узнали, что жезл Девяти Звезд спрятан на Найрите.

— Девяти Звезд? А почему он так называется? — поинтересовалась Лаура.

Я припомнил, что на верхушке жезла выгравирован рисунок, похожий на девять семилучевых звезд.

— По легенде, с помощью этого жезла можно соединить девять любых вещей в одну. То есть все что угодно, от мелких атомов до огромных светил.

Кто-то присвистнул. Кажется, это был Астанир. Меня же это оставило почти равнодушным — наверное, я просто больше не мог удивляться. Кроме того, я уже буквально валился с ног от физической и моральной усталости.

— Я, пожалуй, не отказался бы от теплой кровати, — сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь. На удивление, откликнулся Тиберн. Вот уж чего не ожидал!

— Я покажу, — быстро произнес он, стремительно поднимаясь из кресла. Я пожал плечами, подхватил жезл и двинулся за ним следом. От порога я оглянулся на Лауру. Выглядела она не слишком довольной, но все-таки улыбнулась, говоря этим, что все в порядке.

Мы прошли коридором до третьей справа двери. Тиберн открыл ее и протянул мне ключ. Я поблагодарил его кивком и прошел внутрь. Однако, обернувшись, я увидел, что Тиберн и не подумал уйти. Он прислонился к косяку и с каким-то ожиданием смотрел на меня. Что ж, я предполагал нечто в этом роде. Интересно, что он хочет мне сказать?

Я мысленно вздохнул и жестом пригласил Тиберна в комнату. Хранитель вошел, прикрыв за собой дверь. Он садиться не стал, а я опустился прямо на кровать.

— Не хотел при всех, — наконец решился Тиберн. — В общем, несколько дней назад со мной связался один из высших светлых. Я удивился, поскольку со мной давно никто даже не пытался поговорить.

Заметив мой недоуменный взгляд, он пояснил:

— Я же для них предатель, — и продолжил: — Что еще более странно, мне этот высший незнаком. То есть я его вообще не знаю и никогда не встречал.

Да, это странно. Я, конечно, тоже не всех темных знаю, но большинство видел хотя бы один раз, а кого не видел, про того хоть что-то слышал. Пример тому — тот же Хьюго. А исключение — Адель, но она была слишком молода и ничем еще не отличилась, а потом и вовсе стала хранителем.

— Так вот, — говорил тем временем Тиберн, — он нес какую-то околесицу про превосходство света, убеждал меня вернуться, обещал полное прощение. Я толком так и не понял, что ему было нужно.

— Сила кар’вааз ему нужна, — пояснил я. — Точнее, не ему, а лидфнеру. А вот зачем, не знаю.

— Этьен, я боюсь, что совет нам не поможет, — неожиданно произнес менестрель. — Ни ваш, ни Светлый, ни Всеобщий.

Я, собственно, тоже склонялся к этой мысли, но старался гнать ее прочь. Однако после слов Тиберна я отчетливо понял, что он прав.

— И что же нам в таком случае делать?

Хранитель пожал плечами: мол, я свои опасения высказал, а ты теперь думай сам, и вышел из комнаты.

На следующий день проснулся я поздно — сказались и нервное напряжение бегства от ирнонцев, и неожиданное возвращение, и вчерашние ошеломляющие новости. Даже не помнил, как умудрился раздеться и лечь в постель. Я сел на кровати и огляделся.

Небольшая, довольно уютная комната — мы явно не на постоялом дворе. У кровати стоял небольшой столик, на котором лежали жезл и ящичек с пистолетами. Значит, я вчера, уходя, прихватил не только жезл. Этого я тоже не помнил. А вот разговор с Тиберном я помнил отчетливо.

У меня было чувство, что мы все-таки что-то упускаем во всей этой истории. Во сне у меня уже родилось решение, но для этого мне нужно было поговорить с госпожой Ис’лаа.

Одевшись, я вышел в коридор и обнаружил, что комнаты расположены на втором этаже дома. Я быстро нашел лестницу, спустился вниз и оказался в большой гостиной. За исключением Тиберна, все уже были там.

Как я понял, ждали именно меня.

— Налить тебе чего-нибудь, Этьен? — спросила Адель, поднимаясь.

— Да, только не вина, — благодарно произнес я, направляясь к большому столу, вокруг которого и расположились остальные. Только кар’вааз сидела в стороне с какой-то книгой в руках.

Я поцеловал Лауру в щеку и сел рядом. Адель принесла кувшин и стакан, налила и подала мне. Это был какой-то прохладный напиток с приятным вкусом, что-то вроде сидра, который тут же разогнал остатки сонливости.

— Тонизирующий напиток из местных фруктов, — пояснила Адель.

Я не спеша наслаждался напитком. Астанир с Хьюго нетерпеливо ерзали на стульях, но я не обращал на это никакого внимания. Не то чтобы я делал это нарочно, просто не хотелось так сразу заводить серьезный разговор. Тем более, я предвидел, сколько споров вызовет мое решение. Особенно со стороны Лауры.

Первым не выдержал Хьюго.

— Этьен, что мы будем делать? — как можно более непринужденно спросил он.

Я помолчал, а потом сказал:

— Мы, — я выделил это слово, — ничего, а вот у меня есть одна идея. Кроме того, — пресек я дальнейшие возражения, — за пределами Крелота вы мне помочь не сможете. Ведь так?

— Да, — ответила мне Ис’лаа. — Их сила тесно сплетена с моей, а также с силой самого Крелота. По мере удаления от источника они становятся все слабее. Астанир только недавно стал хранителем, и он дважды пробовал перенестись в ближайшие миры. Оба раза ему едва хватило энергии, чтобы вернуться. Про остальных и говорить нечего.

— Так я и предполагал, — кивнул я. — Кстати, а где Тиберн? И что это за место?

— Это наш дом, — пояснил Хьюго. — Должны же мы где-то отдыхать от путешествий.

Логично, в общем-то. Мог бы и сам догадаться. А Хьюго тем временем продолжил:

— Тиберн отправился на рынок. Нам вообще-то еще и кушать надо.

Я негромко рассмеялся. Хьюго оставался верен себе — несмотря на дурные вести, все также ироничен и внешне безмятежен.

— Понятно, — сказал я и повернулся к возлюбленной. — Лаура, ты отправишься к Льорису и все ему расскажешь.

— А связаться с ним не судьба? — недовольно поинтересовалась она.

— Мы не знаем возможностей лидфнера — его магия сильно отличается от нашей. Сумел же он повлиять на мой переход и забросить тьма знает куда! Мы не можем так рисковать.

— Хорошо, — нехотя согласилась она. — Сам-то что собираешься делать? В совет сообщить?

Я покачал головой:

— Нет. Я доверяю только тебе и Льорису. Если светлые соблазнились такой силой, то и ни за кого из темных я не поручусь.

— Разумно, — произнес Астанир. — Так какой план?

— Я думаю, искать ответы надо в прошлом. То есть тогда, когда Создатель разделился. Что лидфнеру вообще надо в нашей Вселенной?

— Что и где ты будешь искать? Прошло тьма знает сколько времени!

Я взглянул в сторону госпожи Ис’лаа. Она пристально смотрела на меня, явно догадавшись, что я задумал.

— Есть кое-кто, — медленно начал я, — кому известно гораздо больше, чем любому из ныне живущих. Это…

— Девятый, — догадалась Лаура. — Этьен, его искали на протяжении тысячелетий, но так и не нашли! Может его и в живых уже нет. Остальные-то восемь давно погибли.

— Я думаю, — все так же медленно проговорил я, — что он жив и просто где-то прячется.

— Да где ты будешь его искать? — недоверчиво спросил Астанир.

Его перебила кар’вааз.

— Ты прав, Этьен, — негромко сказала она, — он жив. И я приблизительно знаю, где его искать.

Как я и подозревал, Ис’лаа присматривает за всеми, кто значим в этой Вселенной. Приятно, что и я оказался в числе избранных. Да, я бы не отказался от таких возможностей, как у кар’вааз! Правда, не совсем понятно, зачем ей это нужно, ведь покинуть этот мир она не может. Или все-таки может, но помалкивает об этом?

— Этьен, ты же не сразу помчишься на поиски? — с надеждой спросила Лаура.

— Нет, конечно. Мне нужно еще пару дней, чтобы прийти в норму. Боюсь, что спешить нам уже некуда, — все, что могло произойти, уже произошло.

— Думаешь, светлые успокоились? — спросил Хьюго.

— Нет, я думаю, они выжидают. Госпожа, — обратился я к Ис’лаа, — вы можете сказать, есть ли еще барьер вокруг Арлиции?

Она утвердительно кивнула и добавила:

— Причем он совершенно непроницаем. Даже для лидфнера. Если раньше я еще могла почувствовать энергии сквозь барьер, то теперь нет.

Интересно, что же все-таки находилось на Арлиции? Неспроста же истинные там объявились…

Кар’вааз, похоже, прочитала мои мысли, поскольку произнесла:

— Я не знаю, что могло быть на Арлиции. Я никаких посторонних сил там не чувствовала. Хотя… Я и на Найрите жезл не почуяла.

Что ж, больше говорить было не о чем, и мы с Лаурой отправились в мою комнату. Нам было что сказать друг другу. Да и не только сказать. Тиберна с покупками мы так и не дождались. Впрочем, есть мне особо не хотелось.

Три дня прошли, как одно мгновение. В основном я наслаждался обществом Лауры. В гостиную мы спускались редко, но остальные отнеслись к этому с пониманием. Не было ни косых взглядов, ни кривых ухмылок. Лишь ехидный Хьюго иронично поинтересовался, когда ждать маленького лордика. В ответ я лишь беззлобно отшутился.

Но на четвертый день я все-таки заставил себя заняться нашими делами. Лаура отправилась к Льорису, хранители тоже покинули дом — все же их обязанностей в этом мире никто не отменял. Мы с госпожой Ис’лаа остались вдвоем. Жезл я решил с собой не брать, сочтя, что под присмотром кар’вааз он будет в большей безопасности. Отправиться в мир, где мог находиться Девятый, я решил с утра, и вечер мы с Ис’лаа коротали в гостиной за парой кувшинов вина. Заметив, что госпожа не прочь поговорить, я задал давно интересующий меня вопрос:

— Скажите, госпожа, как долго живут кар’вааз? Я понимаю, что вы не бессмертны.

— Долго, Этьен, очень долго, — вздохнула она, — двенадцать-четырнадцать тысяч лет. По меркам моего народа, я еще далеко не старуха, хотя уже и немолода.

— Почему же тогда ваш народ исчез? — искренне удивился я.

— Скажи, вот ты живешь несколько столетий — ты не устал?

— Нет. Я стараюсь находить себе и другие занятия, кроме игры. Кроме того, у меня есть Лаура и несколько друзей. Неужели у кар’вааз было по-другому?

— Было так же, но чем дольше живешь, тем больше пресыщаешься. Мы тоже искали себе занятия. Кто-то занимался наукой, кто-то — искусством, кто-то путешествовал по мирам в облике смертного. Однако в конечном итоге большинству наскучила долгая жизнь. Они перестали думать, делать, да и просто двигаться. Во многих мирах остались жилища, больше напоминающие гробницы. Кое-где им даже поклоняются. — Она невесело усмехнулась.

— Простите меня за этот вопрос. Я вижу, вам тяжело об этом вспоминать, — неловко пробормотал я.

— Сейчас уже легче. Мне, можно сказать, повезло — у меня не было ни близких друзей, ни родственников, ни возлюбленного. Родители давно умерли, так что я выросла одиночкой. Поэтому, наверное, мне и удалось выжить. — Она немного помолчала, собираясь с мыслями. — Когда я поняла, к чему все идет, я покинула наши миры и отправилась в путешествие. Я посетила много миров, которые вы зовете окраинными или нейтральными. В некоторых из них еще живы древние хранители, а кое-где — и боги. А потом я нашла этот мир. Мне он понравился, так что я решила остаться и защищать его.

— И пришел Хьюго, — улыбнулся я.

— Да, это было нечто, — рассмеялась она, — но, как оказалось, ему тоже наскучило быть пешкой в игре. И, когда я предложила ему стать хранителем, он с радостью согласился.

Я понимающе кивнул. Мы помолчали. Затем Ис’лаа произнесла:

— Тебе, наверное, хотелось бы узнать, куда я тебя отправлю?

— Да, информация не помешала бы, а то неизвестно, к чему нужно готовиться.

— В той части Вселенной есть три мира, где может обретаться Девятый. Но два из них отпадают сразу — один абсолютно непригоден для жизни, другой плотно заселен какой-то очень воинственной расой. Остается только третий. Только вот меня смущает, что этот мир мертв несколько десятилетий. Там не было глобальных изменений климата, не было больших войн или эпидемий. Просто однажды все население бесследно исчезло. Так что к чему тебе готовиться, я сказать не могу.

Скверно. Но что поделать? Мне необходимо поговорить с Девятым, если я хочу остановить лидфнера раз и навсегда. Да и кроме этого у меня к нему были вопросы. А еще я рассчитывал на помощь Девятого, поскольку магия лидфнера была слишком мощной и слишком чужой. Девятый мог владеть частью силы Создателя. По крайней мере, я на это надеялся.

— Ладно, теперь твоя очередь рассказывать, — лукаво улыбнулась Ис’лаа.

— Хорошо, только о чем?

— Да хотя бы о вас. О Лауре, Астанире и этом Льорисе. То есть о вашей дружбе.

— Ну, мы познакомились, когда учились в академии. Да, — улыбнулся я, заметив легкое недоумение Ис’лаа, — у нас есть академия, где нас учат темной магии, рассказывают о сумеречных и прочих существах, об истории противостояния со светлыми и прочем. Мы с Лаурой сироты. Моя мать умерла в родах, а отец не смог этого пережить. У Лауры отец погиб во время игры — говорят, несчастный случай, но мы никогда в это не верили. А ее мать вскоре попросту исчезла. Ее, конечно, искали, но не обнаружили никаких следов.

— Это странно. И еще странно, что темные способны на сильные светлые чувства.

— Почему странно? Мы все-таки из плоти и крови, и у нас тоже есть сердце. В общем, нас было семеро. Ну, четверых вы уже знаете. Еще были Юлия, Брадо и Карвен. Юлия умерла от редкой для нас болезни незадолго до окончания обучения. Карвен был в нее влюблен и так до конца не оправился после ее смерти. Брадо стал Истинным, и в сражении с ним и его приспешниками Карвен погиб. Ну, с Астаниром все понятно. Так что нас осталось только трое…

— Ты уже не считаешь Астанира другом?

Я неопределенно пожал плечами. Его нынешнее отношение к нам с Лаурой было мне непонятно. Нет, предателем я его не считал. Наконец, я нашел верные слова:

— Полагаю, что он выбрал свою судьбу, и, если она не всегда связана с нами, что поделать?

Я снова немного помолчал, а затем продолжил: — Винить мне его не за что — он нашел здесь то, чего всегда желал.

Кар’вааз понимающе кивнула. Демоны меня раздери, она действительно понимала! Впрочем, неудивительно. За столько тысячелетий можно научиться этому нелегкому искусству — понимать других.

— И еще, — добавил я, — я благодарен ему за то, что он догадался позвать Лауру. Без нее вы бы наверняка не смогли меня не то что вытащить, а даже просто найти.

— Да, ты прав. Для поиска нужен был кто-то, кто не просто хорошо тебя знает, а испытывает к тебе по-настоящему сильные чувства.

На этом разговор сам собой затих. Посидев еще полчаса, я счел правильным отправиться спать — мне предстоял нелегкий путь.




Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
Свидетельство о публикации: next-2021-107550
Опубликовано: 17.10.2021 в 15:51
© Copyright: Рэйвен Вайпер Шейд (Пересмешник)
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1