Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Жаркой рябины горькая кисть


­Ты тайной стихией, ты грацией ската
Ценителей манишь и первопроходцев.
И тонет, краснея, мой мир конопатый
В глубинах твоих, как закатное солнце.

А в бархате бриза и в клочьях прибоя
Не боги Гомера, не призраки Грина –
На рифы свои увлекая с собою,
Морская сирена мне шепчет: «Марина…»

Не могу сказать, что я с детства любила поэзию. Как-то проза меня интересовала больше. У нас дома была большая домашняя библиотека: Диккенс, Лев Толстой, Достоевский, Мопассан, Куприн, Паустовский… Книжный шкаф был доверху забит подписными изданиями. Тогда читала вся страна, и было модно и престижно иметь личную библиотеку.

Я читала запоем. Мама, уходя на работу и давая мне задания по дому, прятала от меня книги. Я знала все тайники. Находила, читала и за полчаса до маминого прихода клала книгу на прежнее место и, как электровеник, выполняла поручения. И ночью читала с фонариком под одеялом, чтобы не увидели… Весь мой теперешний литературный багаж был в основном приобретён в детском и подростковом возрасте. Но всё это касалось прозы. А вот к поэзии была равнодушна до тех пор, пока однажды не наткнулась в книжном шкафу на томик Саши Чёрного. Открыла – и пропала.

Я росла весёлой девчонкой и, конечно же, не смогла остаться равнодушной к искромётному юмору этого поэта. До сих пор одним из моих любимых у него стихотворений остаётся «Обстановочка». Как всё зримо в этом стихотворении! Как точно и единственно верно подобраны слова! Неудивительно, что я сражена была наповал. До сих пор считаю, что эти фразы – шедевр: «Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом…»!

«Безбровая сестра в облезлой кацавейке
Насилует простуженный рояль…»!

«Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастья полуоткрывши рот,
И кошка, мрачному предавшись пессимизму,
Трагичным голосом взволнованно орет».

И после Саши Чёрного как-то сама рука потянулась к томику стихов Марины Цветаевой. И я погибла.

«Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос…»

Подкатил комок к горлу. Я задохнулась от восторга и трагизма этих строк. И это писала девочка в 20 лет! Это не поэзия. Это космос.

«Юная бабушка! Кто целовал
Ваши надменные губы?»
Как близки и странно понятны мне, ещё тогда совсем юной девушке, были те вопросы!

А генералы двенадцатого года – «Очаровательные франты
минувших лет» – разве могли оставить меня, романтичную дурочку, равнодушной?!
«О, как — мне кажется — могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать — и гривы
Своих коней»!
Мне тогда казалось, что она говорит моими словами, выражает мои мысли в стихах.

Много позже я услышала «Уж сколько их» в исполнении Аллы Пугачёвой. Это один из удачных примеров того, как музыкой можно дополнить поэзию, не испортив, а придав ещё большую мощь стихотворению. Тогда, помню, у меня тоже дух захватывало и слёзы стояли в горле.

Меня одно время интересовала поэзия и судьба Черубины де Габриак. Я читала мемуары Сергея Маковского, в начале 20 века редактора  журнала «Аполлон», где он подробно описал литературную мистификацию, организованную Максимилианом Волошиным и Елизаветой Димитриевой. Но суть не в этом. Видимо, у Волошина давно зрела эта идея: прятать за вымышленным именем – реального, живого, знакомого всем поэта. Он обратился с таким предложением к Марине Цветаевой, но она довольно резко отвергла предложение. А он её искушал: «Марина! Ты сама себе материал десяти поэтов и всех замечательных. А ты не хочешь (вкрадчиво) все твои стихи о России, например, напечатать от лица какого-нибудь его, ну — хоть Петухова? Ты увидишь (разгораясь), как их через десять дней вся Москва и весь Петербург будут знать наизусть. Брюсов напишет статью. Яблоновский напишет статью. А я напишу предисловие. И ты никогда (подымает палец, глаза страшные), ни-ког-да не скажешь, что это — ты. Марина (умоляюще), ты не понимаешь, как это будет чудесно!» — вспоминала Марина. «Я всегда подписываюсь под своими стихами своим именем!» — примерно так ответила она. И я её зауважала ещё больше. За честность и смелость. Она отвечает за каждое сказанное ею слово в стихах – не заботясь о реакции окружающих. Так я понимала её и понимаю до сих пор. А Елизавета Димитриева не устояла перед соблазном поиграть в прекрасную незнакомку, о чём впоследствии горько сожалела.

Не так давно в поезде дальнего следования в моём купе оказались попутчики из Елабуги. Конечно же, я спросила их о Марине Цветаевой, тем более что сейчас там, где она проживала до своей смерти, сделали музей. И каждый год в день её рождения в городе устраивают торжества, встречаются почитатели её таланта, читают её стихи и свои, посвящённые ей.

«Как же получилось, — спрашивала я попутчиков, — что вы допустили гибель такого поэта, неужели не видели, как она нуждалась в людях, как необходима была ей помощь?»

Они мне ответили фразой, которая до сих пор стоит у меня в ушах: «Если бы мы знали, мы б тогда её уберегли…»
Я тогда подумала: а сколько сегодня рядом с нами поэтов, которым просто необходима наша поддержка и помощь. Как бы потом не пришлось и нам говорить годы спустя «если бы мы знали…»

8 октября день рождения Марины Цветаевой. Вот как она писала о себе:
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

А дальше, будто это уже не она, а я продолжаю, когда читаю её стихи:
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.


Сказать спасибо автору:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: next-2021-106418
Опубликовано: 03.10.2021 в 20:31
© Copyright: Ольга Альтовская
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1