Новый литературный / музыкальный портал
Поэзия
Песни
Музыка
Проза
Разное
Видео
Музыканты
Авторы
Форум
Конкурсы
О портале
Поэзия
Песни
Музыка
Авторы

Мран. Тёмные новеллы. Дар (ч. 3-5)


­­




­3. Дар. Кит

По каменным сводам метались тени от нервно горящих свечей. Арх снял повязку с глаз спутника, вгляделся в тонкое лицо сквозь полумрак. А вдруг ошибся? Да нет же, сверил все данные, до минуты рождения. Вероятность погрешности — одна к тысяче.

Спутник Арха снял капюшон, поёжился, плотнее закутавшись в серую шерстяную накидку. Ему было не по себе. Семь лет он был узником Мрана. Арх приносил ему еду и питьё, научил пользоваться календарём, занимался с ним каллиграфией, математикой, грамматикой, двумя древними языками, составлял списки книг для чтения. Пленник подчинялся безропотно. Многое в старинных книгах было туманно, непонятно. Арх никогда ничего не объяснял. И никогда не спрашивал, прочёл ли он их. Задавать вопросы узник не смел. Этот властный человек спас его, и разочаровать его — было страшно.

Семилетним, его вместе с родителями и сестрой привезли в Мран с мешками на головах, связанными, как будто они были преступники или звери. С тех пор о них ничего не было известно. Высокий, сухопарый седоволосый человек в серебристом балахоне снял мешок с его головы и велел назвать имя.

— Меня зовут Тан… — ответил он
— Я знаю как тебя зовут, всадник… — сухо возразил человек. — Я спросил, как твоё имя.
Ему пришлось напоить упрямца млечным маковым соком несколько раз, прежде чем Тан произнёс:
— Танат...

Назвать тайное имя в Мране означало — умереть. Об этом он узнал от отца, когда на дороге показались два чёрных фургона. Что такое смерть — в селении знали даже дети.
— Значит, мать не соврала. Меня зовут Арх. Думаешь, умрёшь? Боишься смерти? — спросил мучитель. Тан кивнул, глядя сквозь него затуманенными глазами. Арх отрывисто добавил: — Смерти не будет.
— Почему? — шевельнул Тан пересохшим ртом.
— Потому что смерти — нет.

Тан ни с кем не виделся кроме Арха, заменившего ему семью. Седоволосый стал его наставником и стражем. Он называл его Таном, всадником, и никогда не произносил его тайное имя вслух. Мальчик рос в бескрайнем хранилище библиотеки Мрана, среди старых фолиантов и каменных коридоров. Однажды Арх взял его с собой, привёл в огромный подземный зал со стеклянными стенами и светом, лившимся отовсюду, как будто они оказались на небе. Сквозь стекло виднелось дно океана. Впервые Тан увидел морских животных и гигантскую страшную рыбу. Арх сказал ему, что это — кит. У Тана сердце колотилось, как колокольное било. А когда кит подплыл к стеклу, оно стало большим и сумасшедшим, как взбесившаяся чайка. Тело перестало слушаться и ходило ходуном вслед за сердцем. От ужаса и потрясения мальчишка покачнулся и чуть не упал на мраморные плиты. Чудовище было гигантским, и если бы оно открыло рот, в нём поместилось бы, наверное, полсотни таких, как Тан. Арх улыбался и, казалось, был доволен. В голубоватом свечении его улыбка казалась Тану зловещей.

И ещё как-то раз учитель взял его с собой в лес. Тан думал, что в лесу он увидит что-то не менее ужасное. Но неприятные ожидания не оправдались, оба до вечера сидели у ручья, прямо на траве, глядели на воду, разглядывали ужей, бабочек и стрекоз.

А ночью Тану приснилось, что на землю пришёл океан, и случился потоп. Во сне вокруг Тана плавали белые реликтовые рыбы с прозрачными глазами, и Тан плавал, как будто сам был рыбой. Подплывал к окнам, вглядывался во тьму и видел, как таинственный Мран мерцает в густой водяной мгле, затопившей хранилище до потолка, и всю землю до неба. И не было уже ни стен, ни окон, а была только синяя вода на глубине, и сквозь водяную толщу лился небесный свет. Потом из глубины выплыл кит. Обрушивая книжные стеллажи, подплыл и втянул Тана в бездонное чрево вместе с книгами и рыбами, со стеллажами и каменными колоннами. Тан пытался кричать, но голоса не было. Тан подчинился, сопротивляться властному водовороту, затягивающую его всё глубже, не было сил. Проснувшись от крика, он понял, что это сон, заснул снова и не просыпался уже до самого утра.

На ночь Арх запирал его в келье. Позже Тан понял: побега учитель не боялся, тяжёлый замок был скорее защитой от проникновения извне. Но зачем сегодня они пришли в подземелье?

— Здесь стены не имеют ушей, — будто прочитав мысли подопечного, тихо произнёс Арх. — Пришло время размышлений. А размышления и сновидения нельзя доверять в этом мире никому.



4. Дар. Яблоко

Они сели за гладкий стол из белого камня. Арх развернул перед Таном чистый бумажный лист, окунул перо в чернильницу и поставил точку посередине.
— Ты — здесь. Нарисуй мне время.
Тан провёл прямую линию.
— Покажи мне отрезок прошлого. А теперь — будущего. А настоящее?
Рука с пером зависла над листом.
— Смелее...
— Настоящего — нет. Оно находится только там, где нахожусь я, и эта точка постоянно перемещается по прямой… То, что было настоящим, тут же становится прошлым. А будущее — становится настоящим каждую секунду.
— Твоё время течёт, как река, в которую не войти дважды.
— Я читал об этом у Гераклита. Но только сейчас понял, что он имел в виду, — не сдержав радости, улыбнулся Тан.

Арх холодно наблюдал за учеником. Глядя, как угасает безответная улыбка на губах юноши, сказал:
— Нарисуй пространство.
Тан помедлил, затем нарисовал круг вокруг точки.
— И это всё?
Тан нарисовал ещё один круг, потом ещё и ещё. Плавные замкнутые линии расходились вокруг точки, словно круги на воде.
— Заметь: пространство расширяется вместе со временем. Чем дальше в будущее ты уходишь — тем больше пространства открываешь для себя. Будущее — новые впечатления, знания.
— Но пространство открывается и позади меня… — возразил ученик.
— Прошлое — то, что ты увидел, узнал, усвоил, и даже то, чего ты не заметил. Прошлое — твой опыт. Чем дальше ты двигаешься в будущее — тем лучше понимаешь и глубже осознаёшь то, что осталось в прошлом. Этот процесс бесконечен, не правда ли?
— Он замрёт, если я остановлюсь.
— Это и есть — первая смерть. На дороге времени остановиться невозможно. Можно только умереть.

Тан молчал, глядя на точку, нарисованную в центре бумаги.
— Но разве будущее не конечно?
Арх положил ладонь на бумагу, закрыл середину листа.
— Ты просто исчезаешь с этой прямой. Время же — бесконечно. Но без тебя прошлое и будущее — сливаются воедино. Время — бесконечно и непрерывно. Пространство расширяется, пока ты присутствуешь на прямой. На самом деле оно безгранично. Ты можешь исчезнуть с этого листа, но Вселенная останется неизменной.
— Значит, человек — букашка, пылинка, воплощённое ничто?
— Вселенная без человека лишена смысла. Её одухотворяет разумная пыль...
Жрец с интересом взглянул на собеседника, сделал паузу, будто взвешивая, о чём можно говорить, а о чём нет, а затем продолжил:
— Хорошо, теперь задача посложнее. Если признать, что существует Время, то придётся признать, что существует… Вечность.
— Но ведь на практике всё, что временно — не бывает вечным, а вечность — не временна?
— Мир — иллюзия, он только и делает, что набрасывает покровы на очевидные вещи. Если время — процесс, то оно, как и любой процесс, может замедляться или ускоряться. Поскольку оно бесконечно, то и скорость его может стремиться к Абсолюту. Там, где скорость времени снижается до абсолютного нуля, наступает полный покой. Абсолютная неподвижность. Времени нет. Абсолютная скорость также стремится к нулю, но на другом полюсе. Наступает момент, когда скорость времени такова, что время перестает существовать как процесс. Оно становится бесконечным. Абсолютный покой — и абсолютное движение. Тьма и свет.
— Как так? — лицо Тана было обескуражено.

Арх провёл пальцем по прямой линии на листе.
— Прошлое — бесконечно. Будущее бесконечно. И впереди, и позади — время выглядит как бесконечный путь. Увеличивать скорость времени можно тоже бесконечно, как и уменьшать. Сначала это выглядит как «больше» и «меньше», «быстрее» и «медленнее». Замедлять время можно до нуля — пока его скорость не достигнет нуля. Ускорять — тоже можно до бесконечности. Наступает момент, когда «больше-меньше» превращается в «бесконечность и бесконечность» И то, и это — не имеет смысла без человека, осознающего бесконечность Вселенной.

В голове Тана будто зашелестели сотни тысяч страниц. Смыслы, которых он раньше не понимал, раскрывались, как цветочные бутоны.
— Значит, человек — тот фокус, в котором пересекается всё? Он — центр Вселенной?
— Если было бы так, у Вселенной было бы миллионы центров, — усмехнулся Арх. — Она бы рассыпалась на миллионы частиц.
— Как же она держится-то? — не выдержал Тан.
Арх взял из корзины крепкое августовское яблоко и задумчиво перекатил его на ладони.
— Вселенная разумна. Она воплощена вот в этом яблоке. Яблоко — модель Вселенной. Она воссоздаёт себя в материи, в любых формах. В зверях, в насекомых, в камнях, в растениях. Её законы воплощены во всём. Яблоко — всегда больше, чем яблоко. Человек — всегда больше, чем просто один человек. В человеке — все законы Вселенной. Их можно увидеть, если расширить сферу пространства — а пространство вбирает в себя всё, и видимое, и невидимое. Чем больше воспринятое и осознаваемое тобой пространство — тем больше открывается тебе пространство прошлого, твой опыт, поступки, события. Всё, из чего ты состоишь.

Арх посмотрел на приунывшего Тана и вздохнул:
— Если честно — я и сам не до конца понимаю, как это работает. Как отражение в зеркале, или как крылья бабочки, или, может быть, как песочные часы...

Арх положил яблоко в центр стола.
— Яблоко, с определённой точки зрения, является точной копией Вселенной. Любой живой организм или растение есть составляющие великой тайны бытия. Каждый из нас, хочет или нет — вынужден подчиняться законам Вселенной. Она слышит каждое твоё слово, читает каждую твою мысль, знает каждый твой шаг, совершаешь ты его в прошлом — или совершишь в будущем.
— Значит, всё можно просчитать? И предначертать?
— Ничего нельзя предначертать, ибо всё предначертано. Предначертанное — предопределено. Но даже предопределение не есть неотвратимость… Пока ты двигаешься по пути времени — неотвратимости нет. Впрочем, на сегодня хватит.

Арх говорил тёмными загадками. Проблески радостного понимания, которые Тан ощутил еще несколько минут назад, угасали, как свет в наступающих сумерках. Юноша погладил пальцем спелый бок яблока.
— Ты не понял, что общего у яблока со Вселенной?
Тан неопределённо покачал головой.
— Тогда просто съешь его.



5. Дар. Слово

Жрец вытащил из своего необъятного балахона маленькую книжицу в кожаном переплёте с медными бляшками на корешке, погладил и протянул её Тану:
— Спрячь. Это тебе пригодится...
— Ты будешь учить меня магии?
— Зачем она тебе? — на лице Арха отобразилось недоумение.
— Не знаю...

Арх сел на скамью. Он был сосредоточен и, кажется, встревожен. Взял ученика за руку, повернул её ладонью вверх. Линии на ладони пели, сплетались, разлетались понятными только ему живыми иероглифами. Ошибки быть не могло.
— Послушай меня, мальчик. Постарайся запомнить всё, что я сейчас тебе скажу. Наберись терпения. Ты хотел знать, почему я не отдал тебя тогда. Знаешь, что означает твоё тайное имя?
— Я не помню. Танат — это кажется какие-то способности?
— Дар. Подарок свыше. Но кроме этого в твоём имени был привкус смерти. Танат — это не только дар, но ещё и способность убивать. Этого было достаточно для того, чтобы оставить тебя в живых. Изменить. Искалечить. Тебя бы превратили бы в дрессированную обезьянку, которая показывает фокусы, сочиняет куплеты или угадывает мысли. Такие, как ты, быстро сгорают, через некоторое время твоя душа превратилась бы в обугленную головешку, и тебя бы просто аннигилировали. Или превратился бы в шута, в злого клоуна, в пересмешника с ехидным и ядовитым жалом вместо языка.

Арх замолчал, внимательно взглянул в лицо Тану и отчётливо, отчеканивая каждое слово, произнёс:
— Твой дар — в слове. Но чтобы овладеть словом — нужно услышать главное Слово. И понять. И пережить, как будто это твоя жизнь. И когда твой дар, ты сам и Слово станут неразделимы — тебе сама Вселенная откроет тайны, и ты постигнешь законы, о которых даже не догадываешься. Но на это уходят годы.

Тан встрепенулся, но не успел задать вопрос — Арх остановил его резким жестом и призвал к молчанию.
— Но и это не всё. Твоя мать не сказала правды. Она утаила всего один звук. Пощадила тебя. Твоё тайное имя я восстановил по астрологическим картам, несколько раз проверял у оракула. Я видел твой путь. Твоё тайное имя — Атанат. Бессмертный. И лучше не думать, какая участь была бы тебе уготована, если бы твоя мать проронила всего один лишний звук. Так зачем тебе магия, эта жалкая пародия на дар, который тебе предопределён от рождения? Я должен был сказать тебе это. Иначе всё — было бы зря.

Свеча догорала, умиротворённо потрескивая. Блики плясали в глазах Арха. Тану стало вдруг жутко, душно в этом каменном мешке.
— Береги книгу. В тебе слишком много страха, ненависти и знаний, это может принести зло тебе и другим. Без главного Слова, внутри тебя самого — все эти нагромождения наук и впечатлений не стоят и ломаного гроша. Этой книге не одно столетие. Ищи это Слово на древних страницах. Оно горькое, как полынь, и сладкое, как слеза. Тебе придётся глотать его каждый день. Пока оно не станет — твоим. Книга — не яблоко. Её не съешь. Идём, я дам тебе много свечей. Книга должна быть с тобой всегда. Никто не должен знать, что ты читаешь её.

В сердце Тана будто толкнулся кусок льда, и по внутренностям волной покатился острый, жгучий холодок. Он шёл, оглушённый услышанным, позади Арха, по бесконечным коридорам хранилища. Казалось, эхо их шагов звенело и рассыпалось, как щёлканье тысячи кастаньет.

Когда учитель положил охапку свечей на полку в каменной нише и повернулся спиной, чтобы уйти, Тан тихо спросил:
— Учитель… Какое слово я должен найти в этой книге?
Арх замедлил шаг на пороге. Не поворачиваясь, произнёс:
— Вначале было Слово. Но человек до сих пор глух...



Сказать спасибо автору:
2

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Ключевые слова: Мран, тёмные новеллы, новое средневековье,
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
Свидетельство о публикации: next-2021-102952
Опубликовано: 27.08.2021 в 18:25
© Copyright: Фрагорийский (Птицелов)
Просмотреть профиль автора




Авторские права
Какие произведения можно размещать на своей странице?
Можно публиковать только своё авторское творчество, то есть то, что вы создали сами. На нашем сайте нельзя публиковать чужие (современные) произведения: музыку (треки, миксы, ремиксы), литературу (поэзию, прозу), видео и фото контент и др. Любой плагиат может быть удален без опповещения автора, разместившего его. Если ваше произведение является составным и использует заимствования, то они должны быть согласованы с правообладателями.

Сайт «Некст» (www.next-portal.ru) не продает и не использует каким-либо иным образом загруженные музыкальные фонограммы и литературные произведения, а лишь предоставляет дисковое пространство и иные технические возможности сайта для хранения и возможности передачи загруженных фонограмм по каналам сети Internet исключительно по инициативе пользователя. Авторы (пользователи) сайта принимают на себя всю полноту ответственности за загружаемые ими произведения в соответствии с законодательством Российской Федерации.




1